Новости партнеров

Двадцать лет без Стены

Основные события 2009 года в Германии

Прошедший год оказался для Германии насыщен событиями. В стране прошли земельные выборы и выборы в бундестаг. ФРГ отметила 60 лет со дня своего создания и с особым размахом - 20 лет со дня падения Берлинской стены. В Мюнхене начали судить Джона Демьянюка, а немка получила Нобелевскую премию по литературе.

Стрельба в школе Виннендена

Начало года ознаменовалось трагическим происшествием, вызвавшим неподдельный шок по всей стране. 11 марта 17-летний ученик реального училища "Альбертвилль" Тим Кречмер, вооружившись взятым у отца пистолетом "Беретта", вошел в здание своей школы в Виннендене и открыл огонь. Погибли 14 человек: девять учеников, трое учителей, двое случайных прохожих. В перестрелке с полицией Кречмер был ранен в ногу, после чего пустил себе пулю в голову. В ходе расследования выяснилось, что преступник страдал психическим расстройством. За год до инцидента он прошел курс терапии в известной психиатрической клинике Вайссенхоф. Родители, однако, недооценили степень опасности и не ограничили доступ сына к хранившемуся в доме оружию. В ноябре прокуратура предъявила отцу Кречмера, Йоргу, официальные обвинения в непреднамеренном убийстве и причинении телесных увечий.

Инцидент в Виннендене имел далеко идущие последствия. Депутаты бундестага инициировали ряд мер по ужесточению закона об оружии, которые были частично одобрены в июне. Правоохранительные органы получили право обыскивать дома владельцев оружия, даже если для этого нет очевидных оснований. Были усилены меры безопасности в школах. Тем не менее, после Виннендена произошли еще два подобных события. Уроженка Украины Таня Отто попыталась поджечь школу и устроить расправу над учениками. Осуществлению ее планов помешала ученица, заставшая Отто за приготовлением бутылок с "коктейлем Молотова". В ноябре суд приговорил ее к пяти годам тюрьмы. 17 сентября ученик гимназии "Каролинум" в баварском Ансбахе Георг К. стал забрасывать классные комнаты бутылками с зажигательной смесью, а выбегавших в панике учеников бил топором. Преступник был обезврежен полицией и тяжело ранен.

Германия против ЕС

Летом 2009 года Германия, которая общепризнанно считается главным мотором евроинтеграции, неожиданно встала на пути ратификации Лиссабонского соглашения, которое представляет собой облегченный вариант общеевропейской конституции. Поводом послужило решение Конституционного суда в Карлсруэ, который пришел к выводу, что так называемый сопроводительный закон, который регулирует участие немецкого парламента в общеевропейских делах, в ряде своих положений противоречит основному закону ФРГ. По мнению судей, полномочия федеральных представительных органов Германии в принятии общеевропейских решении должны быть усилены.

Суд постановил, что за ФРГ должно остаться право принимать решения по таким вопросам, как объявление войны и заключение мира, налогообложение и государственные расходы, образование, воспитание, социальная политика, средства массовой информации и взаимодействие с религиозными учреждениями и объединениями. Бундестаг и бундесрат призваны стать своеобразной гарантией от слишком большой концентрации власти в центральных органах ЕС. Таким образом, суд четко определил соотношение между национальным суверенитетом ФРГ и общеевропейской интеграцией. Требуемые изменения в сопроводительный закон были приняты бундестагом в начале сентября, после чего президент Хорст Келер поставил свою подпись под Лиссабонским договором.

Пробуждение войны

В 2009 году на передней план немецкой внешней политики вышел Афганистан. Считавшийся относительно спокойным север страны, где расквартирован немецкий контингент из состава международных сил по поддержанию стабильности и безопасности (ISAF), постепенно, на фоне ухудшения общей обстановки, стал превращаться в зону активных боевых действий. В конце июня трое немецких военнослужащих погибли, попав в засаду, устроенную боевиками "Талибана". Встал вопрос о недостаточной защищенности немецких солдат. Так называемая карманная карта - инструкция, предписания которой ограничивали полномочия военнослужащих бундесвера, делая их фактически беспомощными перед вооруженным противником, была пересмотрена.

В июле бундесвер начал масштабное наступление на талибов в уезде Чахар-дара, который считается оплотом боевиков, и впервые за всю афганскую кампанию применил бронетехнику. Многие эксперты открыто заявили, что происходящее фактически превратилось в войну - вопрос достаточно болезненный для немцев. Опросы показали, что две трети населения ФРГ выступают за скорейший вывод войск. Правительство, напротив, дало четко понять, что контингент останется в Афганистане. Своеобразным подтверждением готовности властей воевать и нести потери стало открытие в Берлине памятника всем погибшим военнослужащим бундесвера, что также вызвало острую дискуссию в обществе.

В том, что действия бундесвера на севере Афганистана все больше напоминают настоящую войну, а не операцию по поддержанию стабильности и безопасности, гражданам Германии пришлось убедиться весьма скоро. В ночь на 4 сентября авиация НАТО по приказу полковника Георга Кляйна нанесла авиаудар по двум бензовозам, угнанным талибами. В результате погибли 142 человека, однако помимо боевиков среди них оказались десятки мирных граждан, которые сбежались к машинам слить немного бензина. Расследование НАТО показало, что Кляйн отдал приказ о бомбежке, не располагая точными разведданными.

Со своей стороны министр обороны Франц-Йозеф Юнг и генерал-инспектор Вольфганг Шнайдеран встали на защиту Кляйна. Изначально немецкие власти говорили, что при авиаударе погибли только боевики, однако потом признали наличие жертв среди мирного населения. Тем временем в СМИ всплыли новые детали авиаудара, которые ранее были неизвестны общественности или же держались в секрете. В итоге Шнайдеран и Юнг оставили свои посты, а в бундестаге 16 декабря была сформирована специальная следственная комиссия. Депутаты уже потребовали заслушать показания канцлера Ангелы Меркель, чтобы узнать, что ей было известно о произошедшем. "Кундузское дело" превратилось в громкий политический скандал, который, судя по всему, будет активно развиваться в наступающем 2010 году.

Запоздалый суд

30 ноября в земельном суде Мюнхена начался громкий процесс над 89-летним Джоном (Иваном) Демьянюком, которого обвиняют в том, что во время Второй мировой войны, будучи охранником в концентрационном лагере Собибор, он был причастен к уничтожению 27900 заключенных, в основном евреев. Процессу, который имеет большое символическое значение, предшествовали изнурительные судебные тяжбы. Сначала ФРГ добилась выдачи Демьянюка из США, где он проживал после войны. Затем встал вопрос о том, можно ли судить Демьянюка, учитывая его преклонный возраст и плохое состояние здоровья. После медобследования Демьянюк был признан достаточно здоровым, чтобы присутствовать на суде. В зал заседаний его принесли на носилках, а уже 4 декабря процесс был вновь отложен на две недели из-за того, что подсудимый подхватил инфекционное заболевание. Суд возобновился 21 декабря.

Одновременно в ФРГ прошли два аналогичных процесса. 28 октября в Аахене начался суд над 88-летним Хайнрихом Бере, которого представители Центра Симона Визенталя считают одним из главных нацистских преступников. Бере обвиняют в том, что в возрасте 23 лет, будучи членом специального карательного отряда СС "Фельдмейе" в ходе операции "Пихта" по ликвидации членов Сопротивления в Нидерландах, он казнил трех человек. Все предыдущие попытки привлечь Бере к суду оканчивались неудачей. На процессе Бере признался в инкриминируемом убийстве, однако в свое оправдание заявил, что, будучи солдатом, действовал по приказу.

11 августа в Баварии за совершенные в 1944 году военные преступления к пожизненному заключению был приговорен 90-летний Йозеф Шойнграбер (Josef Scheungraber). Процесс над ним длился 11 месяцев. Суд признал бывшего офицера первой горнострелковой дивизии вермахта, награжденного Железным крестом первой и второй степени и шпангами за рукопашный бой, виновным в убийстве десяти итальянцев недалеко от Ареццо. По данным обвинения, немецкие солдаты заперли мирных граждан в помещении, которое потом взорвали. Приговор Шойнграберу пока не вступил в силу: его адвокаты подали апелляцию. Сам подсудимый полностью отрицает свою вину.

Супервыборный год

Прошедший год оказался чрезвычайно насыщен внутриполитическими событиями. Еще в самом начале его окрестили "супервыборным годом" (Superwahljahr): помимо выборов в бундестаг в 2009 году состоялись выборы в земельные парламенты (ландтаги) Гессена, Саара, Саксонии, Тюрингии, Шлезвиг-Гольштейна и Бранденбурга. Таким образом, политический расклад сил изменился не только на федеральном, но и на земельном уровне. Кроме того, в ряде земель прошли муниципальные выборы, а в мае - выборы федерального президента, которым второй раз подряд стал кандидат от консервативного блока ХДС/ХСС и либералов Хорст Келер.

Собственно предвыборная кампания в бундестаг прошла достаточно вяло. Ее несколько "оживили" пропагандисты "Аль-Каеды" и "Талибана". Накануне выборов они буквально завалили Германию агитационными видеороликами на немецком языке, в которых требовали от будущего правительства вывести войска из Афганистана, в противном случае угрожая терактами. Впрочем, еще за три месяца до выборов в ФРГ министерство внутренних дел ввело в действие новый план по усилению защиты населения от террористических атак, а 18 сентября был объявлен высший уровень террористической опасности: полиция стала патрулировать улицы, аэропорты и вокзалы в бронежилетах и с автоматическим оружием.

Главные претенденты на кресло канцлера вели себя немного пассивно. Ангела Меркель предпочитала говорить как можно меньше и не ввязываться лишний раз в дискуссии. Ее главный конкурент, кандидат от социал-демократов вице-канцлер и министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер говорил много, но был неубедителен. Их теледуэль прошла вяло. Напротив, представители малых партий СвДП, "Зеленые" и "Левые" спорили горячо и увлекательно, сумев перетянуть часть электората. Результаты выборов 27 сентября оказались прогнозируемыми. Как и следовало ожидать, победили консерваторы ХДС/ХСС, однако остаться у власти и сформировать правительство они смогли, прежде всего, благодаря либералам из СвДП во главе с Гидо Вестервелле, которые совершили рывок вперед, показав лучший результат за всю историю партии.

После месяца напряженных переговоров в Германии было сформировано новое "черно-желтое" коалиционное правительство из консерваторов и либералов. Ангела Меркель осталась канцлером, а Гидо Вестервелле занял пост вице-канцлера и министра иностранных дел, хотя еще в ходе переговоров многие говорили, что куда более эффективно он мог бы проявить себя на посту министра финансов или министра экономики. Одним из главных шагов "черно-желтого" кабинета должна стать активно продвигаемая либералами реформа налогообложения, сокращение налогового бремени, что должно дать импульс к развитию малого и среднего бизнеса. Однако в условиях дефицита федерального и земельных бюджетов эти планы уже натолкнулись на стойкое сопротивление некоторых земель, которые боятся дальнейшего сокращения налоговых поступлений. Кроме того, правительство объявило о проведении с 2011 года масштабной реформы здравоохранения.

Социал-демократы потерпели самое тяжелое поражение за всю послевоенную историю и ушли в оппозицию. За поражением последовала кадровая встряска. Старая верхушка партии: председатель Франц Мюнтефиринг, трое вице-председателей и генеральный секретарь Хубертус Хайль - подали в отставку. На их место пришли молодые амбициозные политики, такие как Андреа Налес, которые более склонны к сотрудничеству с левыми политическими силами. Новым председателем СДПГ на ноябрьском съезде был утвержден бывший министр окружающей среды Зигмар Габриель. Что касается Франка-Вальтера Штайнмайера, то после провала на выборах он возглавил парламентскую фракцию социал-демократов.

Начало Второй мировой, образование ФРГ и падение Стены

2009 год оказался для Германии годом круглых дат. 8 мая исполнилось 60 лет со дня принятия Основного закона ФРГ, а 23 мая - 60 лет со дня основания Федеративной Республики Германия. В тот же год, то есть 7 октября 1949 года, была образована ГДР. Таким образом, 2009-й стал в какой-то степени юбилейным - годом создания послевоенной немецкой государственности, пусть даже на протяжении 40 лет, до падения Берлинской стены, она существовала в двух ипостасях. Впрочем, не все круглые даты были одинаково радостны. 1 сентября 2009 года исполнилось 70 лет с начала Второй мировой войны, которая разразилась после нападения Германии на Польшу. Канцлер Ангела Меркель выступила с официальным видеообращением, в котором назвала 1 сентября "днем траура и памяти о вине Германии". Вместе с другими мировыми лидерами канцлер также приняла участие в торжественных мероприятиях в Гданьске.

Однако, пожалуй, наиболее важным и значимым юбилеем, писать о котором начали задолго до наступления официальной даты, стало 20-летие со дня падения Берлинской стены, положившего начало объединению Германии. На официальной церемонии, прошедшей 9 ноября в Берлине, присутствовали главы иностранных государств, в том числе Дмитрий Медведев, Николя Саркози, Гордон Браун. По границе, где ранее проходила стена, поставили 1000 блоков из пенополистирола, которые затем символически упали по принципу домино. Однако куда более занимательными, чем официальные торжества, были многочисленные публикации в СМИ, посвященные доселе неизвестным обстоятельствам объединения Германии. В частности, утверждалось, что еще в 1987 году Михаил Горбачев совместно с бывшим главой "Штази" легендарным Маркусом Вольфом планировал отстранить от власти Эриха Хонеккера и наделить полномочиями немецких реформаторов во главе с Хансом Модровым, чтобы те провели в ГДР "перестройку". Выяснилось также, что западные партнеры ФРГ - Франция и Великобритания - в конце 80-х не очень-то и хотели объединения Германии, опасаясь, что немцы опять попытаются подмять под себя остальную Европу.

Спасение утопающих

В области экономики и финансов 2009 год характеризовался усилиями государства по минимизации последствий мирового финансового кризиса, разразившегося годом ранее. В середине февраля правительство одобрило закон, позволяющий проводить временную национализацию финансовых организаций, которым угрожает банкротство. В конце марта бундестаг большинством голосов проголосовал за огосударствление крупнейшего ипотечного агентства Германии Hypo Real Estate (HRE), который понес значительные финансовые потери, вложив большие средства в американские ипотечные бумаги. Наконец в июле бундестаг принял предложенный правительством закон о "плохом банке", согласно которому банки получили возможность избавляться от высокорискованных ценных бумаг, передавая их в специально созданные для этих целей "плохие банки" и получая взамен долговые обязательства на равную сумму, гарантированные государством. Данные меры, по словам министра финансов Пера Штайнбрюка, должны были стимулировать кредитный бизнес и защитить интересы вкладчиков.

2009 год также ознаменовался грандиозной "битвой за "Опель" - именно так можно обозначить мучительную и изнуряющую борьбу правительства ФРГ по спасению немецкого автопроизводителя, входящего в американский концерн GM. В феврале GM, несущий колоссальные убытки, заявил о планах по сокращению 47 тысяч рабочих мест по всему миру, в том числе в ФРГ. "Опель" обратился за помощью к правительству, представив собственный план спасения, предусматривающий будущий выход из GM. Канцлер Меркель обещала помощь, а тем временем объявились покупатели - итальянский "Фиат", австрийско-канадский производитель запчастей и комплектующих "Магна", вошедший в консорциум с российским "Сбербанком", и бельгийская инвестиционная компания RHJ International. Наиболее выгодным и GM и правительству ФРГ показалось предложение "Магны" и Сбербанка, которые решили перенести всю тяжесть сокращения рабочих мест не на немецкие предприятия, а на заводы "Опель" в Бельгии и Великобритании. Правительство ФРГ пообещало выделить в этом случае "Опелю" 4,5 миллиарда евро. Это в свою очередь вызвало протест еврокомиссара по вопросам конкуренции Нелли Кроес. Тем временем GM сам получил многомиллиардную помощь от правительства США и решил повременить с продажей "Опеля", отметив, что не планирует сокращать рабочие места в Германии. "Опель" был спасен, но вот надолго ли, пока неизвестно.

Разумеется, это далеко не все значимые и интересные события, произошедшие в ФРГ в 2009 году. С не меньшим основанием можно было бы упомянуть о Нобелевской премии по литературе, которая в этом году досталась немецкой писательнице Герте Мюллер, или о долгожданном открытии в Берлине после реконструкции Нового музея. Можно было бы вспомнить о том, что в 2009 году главой евангелической церкви Германии впервые была избрана женщина - 51-летняя епископ Ганновера Маргот Кесманн; об острых дебатах по вопросу об интеграции мигрантов-мусульман в немецкое общество, спровоцированной резкими высказываниями члена правления бундесбанка Тило Саррацина; об участившихся в Берлине и Гамбурге поджогах машин и об обеспокоенности властей ростом насилия со стороны левых радикалов; о том, что словом года в Германии стало "abwrackpraemie" - премия за сдачу в металлолом старых машин (в размере 2500 евро), которая подстегнула многих немцев к покупке новых автомобилей и поддержала немецкий автопром.

Или, наконец, новость о том, как полиция задержала на дороге захмелевшего барсука - такое ведь тоже случается не каждый год.

Алексей Демьянов