Инновационная демократия

Автор термина "суверенная демократия" объяснил, что такое модернизация

Если в 2008 году Дмитрий Медведев на посту президента в основном занимался внешнеполитическими делами – знакомился с мировыми лидерами и воевал с Грузией, то в 2009 и 2010 годах он плотно занялся внутренней политикой. С публикации его программной статьи "Россия, вперед" главной темой всех политико-экономических обсуждений стали "модернизация" и "инновации". Для того чтобы объяснить россиянам, что это такое, понадобились комментарии автора термина "суверенная демократия" Владислава Суркова.

Дмитрий Медведев при каждом удобном случае говорил и продолжает говорить о необходимости модернизации, о "переводе экономики на инновационные рельсы", о намерении избавиться от сырьевой зависимости, постоянно подчеркивая, что в один присест сделать экономику инновационной невозможно. Видимо, поэтому власти пока не особенно торопятся: зависимость бюджета от цен на нефть увеличилась в 2009 году еще больше, ведь налогов с бизнеса собираться стало меньше, а вот экспорт нефти за рубеж только увеличился.

В конце 2009-го и начале 2010 года модернизация стала приобретать хоть какие-то реальные очертания. Очередной инновационной идеей президента стал "инногород": 11 февраля Медведев подписал распоряжение о создании центра исследований и разработок – "прообраза города будущего", который тут же окрестили российской Кремниевой (Силиконовой) долиной.

Что-то подобное в 2000-х годах Россия уже проходила: возводились технопарки, организовывались госкорпорации – все они должны были внедрять в экономику инновации… Но все это были идеи не президента-модернизатора, а нынешнего премьера Владимира Путина, причем идеи, Медведевым публично раскритикованные. Во всяком случае, президент в 2009 году усомнился в целесообразности создания госкорпораций, а технопарки критикуют даже чиновники путинской закалки – тот же заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков.

Кстати, о Суркове. Идея "города будущего" оказалась настолько важной для российской власти, что Сурков решил посвятить ей программное интервью. Оно было опубликовано в газете "Ведомости" 15 февраля и тут же вызвало десятки или даже сотни откликов от политиков, экономистов и блогеров. Почему? Да потому что Сурков говорил не только о российской Кремниевой долине, а о том, как теперь будет уживаться "суверенная демократия" с "модернизационной экономикой", почему в России столь медленно проводятся политические реформы и как связаны в стране политика и экономика.

Разойтись на цитаты

Интервью Владислава Суркова имеет все шансы разойтись на цитаты если не как "Двенадцать стульев" или "Мастер и Маргарита", то уж по крайней мере как уже упомянутая медведевская "Россия, вперед". Во всяком случае, есть подозрения, что в интервью что-то для себя могут найти представители самых разных политических и экономических течений.

И правда, пока одни будут цитировать критику вертикали власти ("У нас удивительная политическая культура. Вот, говорят, вертикаль. Она у нас тоже какая-то несовременная, неавтоматизированная"), другие будут говорить о необходимости "консолидированной власти" ("Консолидированная власть в России - это инструмент модернизации. И смею вас уверить, он единственный").

Одни будут видеть в Суркове гуманиста ("Мне кажется, главная задача демократического общества - беречь людей. Друг друга беречь. Не колошматить друг друга по поводу и без, а беречь"), другие будут въедливо читать слова "если есть митинги протеста, значит, есть демократия" и припоминать, как эти митинги проходят и как "колошматит" милиция собирающихся, скажем, на Триумфальной площади в Москве 31-го числа каждого месяца.

Наконец, часть прочитавших интервью Суркова наверняка скажет впоследствии, что он призывает к космополитизму ("в новом комплексе будет максимально открытая, интернациональная, если хотите космополитичная, социальная среда"), а другие увидят намерение защитить Россию от западного образа мышления ("нельзя чужие рецепты механистически переносить на нашу почву").

Цитирования заслуживают и другие отрывки интервью – чего стоит хотя бы "скоро будем валенки модернизировать" в сочетании с утверждением, что модернизация – "дело дорогостоящее, как и демократия, которая по карману только богатому обществу" (не потому ли в России на демократии решили сэкономить?).

Но главное в интервью – вовсе не хлесткие фразы или кажущаяся противоречивость позиции Суркова. Главное – это утверждение о том, что власти сознательно выбрали путь на модернизацию экономики, которая должна идти опережающими темпами по сравнению с политическими реформами. Журналисты "Ведомостей" не припомнили Суркову, к чему такая сознательная политика привела в Российской империи в начале XX века (тогда "модернизация" была вызвана, в частности, реформой 1861 года), а зря – ответ идеолога "суверенной демократии", не раз повторявшего в интервью, как хорошо было в Советском Союзе, был бы любопытен.

Еще один вывод из интервью Суркова – желание власти сделать модернизацию "безальтернативной". По ходу интервью чиновник не раз обращает внимание на то, что избыточная конкуренция вредит экономике и политике, а ближе к концу и вовсе приходит к выводу, что инновационная экономика должна строиться без конкуренции: "Пусть каждая крупная компания выберет свое направление и создаст кластер, и в нем возникнут такие отношения, которые будут порождать инновационный продукт и приводить к его коммерциализации", - заявил Сурков.

Критика

Программное интервью Суркова сразу же стали комментировать и политики, и экономисты, и бизнесмены. Большинство комментаторов настроено весьма скептично. И это понятно: разговоры о модернизации уже успели всем порядком надоесть, а траты миллиардов рублей на какие-нибудь нанотехнологии всегда будут ассоциироваться у россиян с коррупцией – по крайней мере, пока польза от этих нанотехнологий не станет очевидна большинству жителей страны.

Коррупция – это вообще главная преграда на пути инноваций. Ведь пока Сурков пытается влиять на бизнес путем "изменения типа сознания" предпринимателей, в России разворовываются миллионы и миллиарды рублей, а о коррупции, за редчайшим исключением, становится известно только благодаря честности той или иной компании.

Сторонники либеральных взглядов на экономику отмечают, в свою очередь, что государству следует не насильно внедрять инновации, а создавать такой режим, который сам бы заставлял компании искать способы модернизации производства. Это, правда, возможно только при развитии конкуренции, а как раз ее чиновники развивать не спешат.

Наконец, досталось Суркову и за политические высказывания – практически все примеры чиновника из истории мировой политики XX века о пользе фактически однопартийной власти были поставлены под сомнение.

О ком речь?

Российская политическая система устроена таким образом, что совершенно непонятно, чью позицию представлял Сурков, давая интервью "Ведомостям". С одной стороны, Владислав Сурков считается активным соратником премьер-министра Владимира Путина, с другой – находится в аппарате президента, хотя о "сложном характере отношений" Суркова и Медведева СМИ писали еще в 2006-2007 годах (чиновники не сошлись во взглядах на ту самую "суверенную демократию").

До февраля 2010 года главным идеологом модернизации считался именно Дмитрий Медведев, а Путин в "политическом тандеме" как бы отвечал за промышленность и традиционную экономику. Получается, что Сурков в "Ведомостях" представлял позицию президента.

Но не все так просто. Когда в деле модернизации речь зашла о распределении конкретных средств, выяснилось, что Владимир Путин также не прочь порассуждать об инновациях. Во всяком случае, 16 февраля стало известно, что именно Путин возглавит правительственную комиссию по инновациям, которая была создана еще в 2008 году, но практически не работала.

Комиссия под руководством Путина оживет и будет, по данным тех же "Ведомостей", согласовывать свои действия с президентской комиссией по модернизации, которая должна распределить ни много ни мало 620 миллиардов рублей. Фактически это означает, что лоббисты, близкие к премьеру, получат возможность поучаствовать в "аукционе щедрости" наравне с лоббистами, имеющими доступ к президенту.

Всем остальным же пока остается обсуждать статью Суркова и гадать, как будут исполняться ее тезисы. Ну и строить инновационную экономику, конечно.