С европейским размахом

Сбербанк стал претендентом на часть турецкого банка

Крупнейшие российские банки, как и многие сырьевые компании, давно уже переросли местный рынок и не прочь закупиться активами за рубежом. Но если у сырьевиков это хоть как-то получается, то вот финансовые организации громкими приобретениями похвастаться не могут. Прорвать "железный занавес" может Сбербанк, который стал претендентом на 20,85 процента акций турецкого Garanti Bank.

Информацию о возможной сделке со ссылкой на свои источники передало агентство Reuters. О том, что это не "утка", может свидетельствовать хотя бы упорное молчание Сбербанка – пресс-служба крупнейшей финансовой организации страны все запросы оставляет "без комментариев". В случае, если бы сделка не готовилась, пресс-служба поспешила бы все опровергнуть.

По данным Reuters, продать свою долю в Garanti Bank собрался американский "производитель всего" General Electric – компания из США в последнее время стремится сократить свое финансовое подразделение (GE Money). В число претендентов на акции сразу же вошел другой крупный акционер Garanti Bank – турецкий концерн Dogus Group. Этой компании принадлежит более 30 процентов банка. Таким образом, в случае если Dogus Group обойдет Сбербанк, он получит контроль над активом.

На Dogus Group число соперников Сбербанка не заканчивается. Reuters указывает, что прикупить акции турецкого банка не прочь испанский Banco Santander, итальянский Intesa Sanpaolo, а также неназванный инвестфонд из Персидского залива. Так что борьба ожидается любопытной.

Позиции Сбербанка в этой борьбе не кажутся слишком сильными. Во-первых, государственный банк вряд ли сможет потратить на актив в Турции слишком много средств – президенту Сбербанка Герману Грефу будет не так-то легко убедить правительство в необходимости многомиллиардных трат за рубежом во время кризиса, когда многие финансовые организации в России выжили лишь благодаря государственной помощи. Во-вторых, не слишком положительной является и репутация самого Сбербанка, у которого нет опыта управления активами за рубежом, а объявленная с помпой сделка по приобретению немецкого концерна Opel в итоге провалилась. Не стоит забывать и о том, что европейцы вообще не склонны доверять российским государственным гигантам: считается, что отечественные компании скупают активы не столько из коммерческих, сколько из политических соображений.

С другой стороны, если в сделку вмешается политическое лобби, то у Сбербанка есть шанс потягаться с европейскими грандами и турецкими компаниями. В начале января турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган съездил с официальным визитом в Москву, где сумел поговорить сразу и с Владимиром Путиным, и с Дмитрием Медведевым, причем обоих уверил в намерении активно развивать отношения с Россией. Крупный бизнес двух стран тут же начал придумывать способы для монетизации договоренностей. Одними из первых выгоду от "новой ступени" сотрудничества могут почувствовать авиакомпании – по данным деловых СМИ, Turkish Airlines и "Аэрофлот" раздумывают над созданием совместного предприятия на базе активов обоих перевозчиков.

Что продаем?

Сбербанк проявил интерес к Garanti Bank не только из-за того, что у турецкого банка схожие с российским корпоративные цвета – зеленые. Гораздо больше финансовую организацию интересует тот факт, что Garanti Bank – второй по величине активов коммерческий банк Турции.

Консолидированные активы банка на конец 2008 года составляли 65 миллиардов долларов (почти два триллиона рублей по курсу 1 доллар к 30 рублям). Это, конечно, меньше, чем у самого Сбербанка (более семи триллионов рублей по данным после трех кварталов 2009 года), но больше чем у крупнейшего частного банка России – Альфа-банка (586 миллиардов рублей).

Часть акций Garanti Bank торгуется на бирже, поэтому определить, сколько стоит пакет General Electric – штука не такая уж и сложная. По данным Reuters, 20,85 процента акций финансовой организации стоят почти 3,7 миллиарда долларов. Для сравнения, в "послекризисном" 2010 году Сбербанк планирует заработать 100 миллиардов рублей (или около 3,3 миллиарда долларов). Иными словами, сделка будет стоить российской компании больше всей чистой прибыли за 12 месяцев. А учитывая, что на актив есть несколько претендентов и за него, возможно, придется переплатить – и того больше.

Зато Сбербанк, в случае победы над конкурентами, получит доступ не только к собственно турецким активам, но и к подразделениям Garanti Bank едва ли не во всей Европе – от Мальты и Кипра до Голландии и Германии.

Но самое главное, что получит Сбербанк – это статус полноценного европейского банка с активами не только в России и других странах СНГ.

Изоляция

Во времена Союза советские банки по понятным причинам не были представлены в Европе. Единственным исключением были так называемые совзагранбанки, которые, в несколько измененном виде, существуют и сейчас и даже перепродаются российскими финансовыми организациями. В середине 2009 года, например, Газпромбанк приобрел у ВТБ 100 процентов швейцарского Russische Kommerzial Bank.

В 1990-е годы российским финансовым организациям было не до европейского рынка. Не задалась экспансия и в "сытые" 2000-е: частные банки, например, уже упоминавшийся Альфа-банк, дошли только до стран СНГ. Госбанки, казалось бы, имели больше возможностей для роста, но и они ничем заметным не приросли – разве что пооткрывали представительства в разных уголках мира.

В последние годы активность российских госбанков за рубежом начала увеличиваться, правда, касалась она по-прежнему лишь финансовых организаций из СНГ. В начале 2009 года под контроль ВЭБа перешел украинский Проминвестбанк, едва не обанкротившийся из-за кризиса. Чуть позднее на рынке появились слухи о том, что Сбербанк заинтересован в столь же сильно пострадавшем от глобального экономического спада казахстанском БТА-банке, а в конце года Белоруссия согласилась продать российской финансовой организации БПС-банк за 280,7 миллиона долларов.

В самом Сбербанке еще в 2008 году заявили, что в ближайшие годы планируют добиться поступления пяти процентов прибыли из-за рубежа. С покупкой пятой части Garanti Bank этот план может стать выполнимым. Понять, действительно ли Сбербанк готов всерьез бороться за турецкий актив, можно будет совсем скоро: срок подачи заявок истекает уже 12 марта.

Экономика00:0221 июля

Шальной куш

На этих людей свалилось богатство. На что они его спустили?