Имарат Литва

В Прибалтике поймали возможную сообщницу московских смертниц

На минувших выходных литовская газета Lietuvos Rytas опубликовала статью, в которой говорилось о задержании накануне терактов в московском метро 20-летней жительницы Клайпеды, якобы подозреваемой в связях с террористами. В Литве новость о "клайпедском следе" большого интереса не вызвала, однако российские СМИ эту историю подхватили практически сразу.

Как стало известно Lietuvos Rytas, 28 марта сотрудники службы госбезопасности Литвы арестовали в Вильнюсском международном аэропорту девушку, которая собиралась лететь в Москву. В багаже она везла сведения о каких-то взрывных устройствах и схемы Московского метрополитена.

На следующий день в московской подземке взорвались две террористки-смертницы - молоденькая девушка, любимого мужа которой убили в Дагестане, и еще одна женщина, которой приписывают тесную связь аж с двумя видными боевиками.

После этих взрывов отношение литовских спецслужб к Эгле (именно так зовут задержанную) поменялось. Департамент госбезопасности и Генпрокуратура Литвы занялись отработкой версии о ее причастности к подготовке терактов, а в СМИ просочились некоторые небезынтересные подробности ее биографии.

Эгле (известно только ее имя) родилась в 1989-м году в Клайпеде. В 2006 году она поступила в строительный колледж, где стала учиться на секретаря. На втором курсе 18-летняя Эгле познакомилась с парнем из Чечни, с которым они довольно быстро подружились и, по некоторым данным, помолвились. Об этом молодом человеке известно мало - лишь то, что он жил в Литве, не скрывал своих радикальных взглядов и вскоре после знакомства с девушкой уехал на малую родину, где и погиб - возможно, в боях с "федералами".

В ноябре 2007 года Эгле пропала. Забеспокоившиеся родители подали заявление в полицию, которая начала активный поиск девушки. Ее даже объявили в международный розыск по линии Интерпола, поскольку опасались, что Эгле похитили и увезли за границу. Через три месяца ее нашли - действительно за пределами Литвы, однако никакого недовольства по поводу своего нового места жительства Эгле не высказывала.

Оказалось, что девушка жила в чеченской семье в небольшом немецком городке. Она сама дала о себе знать, когда поняла, что ее ищут, после чего - в апреле 2008 года - розыск был прекращен. Мать Эгле не смогла сразу поехать к дочери, поэтому навестить беглянку отправился ее родственник.

Увиденное сильно поразило его. В новой семье девушка находилась фактически на правах прислуги - стирала, убирала в доме и готовила. Жила в маленькой убогой комнатке без окон и мебели, спала на полу и все время молилась. Тем не менее, ее это вполне устраивало и домой она явно не спешила. Однако вскоре в дело вмешалась немецкая полиция. Чеченцы, у которых жила Эгле, куда-то исчезли, а ей самой пришлось вернуться в Клайпеду. Однако с тех пор все ее разговоры были только об исламе, который она считала самой гуманной религией в мире.

Отношения с родными не заладились - Эгле стала настоящим религиозным фанатиком, и родители уже не могли общаться с ней как раньше. Безуспешны были и попытки социальных служб Литвы уговорить ее пройти курс психологической реабилитации - девушка отказывалась признать себя потерпевшей и все время говорила о духовной близости с мусульманами. Некоторые из тех, кто хорошо знал Эгле, даже предположили, что она принимала некие психотропные препараты.

По данным "Коммерсанта", через какое-то время литовские спецслужбы заинтересовались девушкой из-за ее резких антироссийских комментариев в интернете. Выяснилось, что она придерживается крайне радикальных взглядов и тесно общается с местной северокавказской диаспорой.

Российские силовики обратили внимание на клайпедчанку только после того, как она несколько раз пыталась получить российскую визу. Ей неоднократно отказывали, поскольку каждый раз она не указывала цель поездки, однако в марте 2010 года все же выдали, устроив ловушку.

По данным литовских СМИ, Эгле сильно обрадовалась, получив визу. Купив билет до Москвы, она приехала в Вильнюс, где ее и арестовали. Как пишет "Комсомольская правда", сейчас она находится в камере предварительного заключения Лукишской тюрьмы. После ареста девушке предоставили государственного защитника, однако вскоре его заменил известный литовский адвокат.

Связь Эгле с взорвавшимися в московском метро террористками, конечно же, не очевидна. Тем не менее, в этой истории слишком много совпадений с московскими событиями, главное из которых - задержание за день до взрывов девушки с билетом в Россию, картой столичного метро и инструкциями по взрывным устройствам. Ее причастность к организаторам и исполнителям терактов в настоящее время отрабатывается литовскими и российскими спецслужбами; не исключено также, что она готовилась стать третьей смертницей. Если это подтвердится, расследование взрывов в метро может существенно продвинуться. Одновременно с этим еще шире раздвинутся границы международного терроризма, который, как известно, не имеет национальности.