Новости партнеров

Под пристальным наблюдением

Фигуранты "русского шпионского дела" дали первые показания

В США прошли первые судебные слушания по делу группы агентов из России. Пока что суд принимал только процессуальные решения, например, выбирал, оставить ли фигурантов дела под арестом или выпустить под залог. Одновременно с этим в прессу попала часть показаний, данных арестованными "разведчиками". Обвиняемые в незаконном сотрудничестве с иностранным правительством начали понемногу признаваться в связях с Россией, чем немало удивили тех, кто считал всю "шпионскую историю" одной большой мистификацией.

Из всех 11 фигурантов "шпионского дела" наибольший интерес СМИ по-прежнему вызывает, конечно, Анна Чапман - благодаря своей привлекательной внешности, обилию фотографий в открытом доступе, а также из-за того, что на протяжении пяти лет Анна проживала в Великобритании. Все-таки в том, что касается сбора информации о скандалах, британским таблоидам равных нет. Так, журналистам удалось узнать подробности семейной жизни Анны и ее бывшего мужа, британца по имени Алекс Чепмен (именно так традиционно передается по-русски английская фамилия Chapman; вариант "Чапман", скорее всего, принадлежит самой Анне, которая, решив оставить себе после развода фамилию мужа, могла в таком виде внести ее в русские документы).

Алекс Чепмен рассказал, что, по словам его бывшей жены, жизнь Анны полностью контролировал ее отец - якобы бывший высокопоставленный сотрудник КГБ, возможно, дававший ей различные поручения. По крайней мере, в последний год совместной жизни Анна ходила на загадочные встречи с русскими друзьями, что бывшему мужу до сих пор кажется подозрительным. Британец Чарли Хатчинсон, которого газеты записали в любовники Анны, рассказал, что у нее было пять мобильных телефонов. А еще она якобы не разрешала себя фотографировать - что довольно странно, если учесть, как охотно девушка выкладывала свои снимки (в том числе довольно легкомысленные) в социальные сети.

Совсем уж смехотворными выглядят подозрения в том, что Анна Чапман надеялась установить контакт с британскими принцами Уильямом и Гарри, посещая те же самые ночные клубы, где бывали особы королевской крови. Во-первых, тысячи россиян считают своим долгом заглянуть в эти заведения, чтобы потом говорить, будто они "тусовались вместе с членами королевской семьи". Во-вторых, знакомства с холостыми (и даже еще не помолвленными официально) принцами, старшего из которых от британского престола отделяет лишь ныне правящая королева Елизавета II и малопопулярный принц Чарльз, ищут многие девушки. И окружающие считают это вполне естественным.

Проще говоря, практически все материалы, которые сейчас публикуются об Анне Чапман, являются попыткой использовать во благо тиража или количества кликов популярность "российской шпионки". Достоверно же известно только одно - суд Манхэттена во второй раз отказал ей в освобождении под залог. Сам же по себе повышенный интерес к Чапман объясним, но не вполне справедлив - Анна прожила в США немногим более полугода, и объем материалов, собранных по ней ФБР, несопоставим с тем, что агентам удалось накопать на других фигурантов, за некоторыми из которых слежка велась пять-десять лет.

Супругов Майкла Зотолли и Патрисию Миллз под залог также не освободили. Зато были впервые обнародованы их настоящие имена. "Американский гражданин" Майкл Зотолли оказался Михаилом Куциком (Mikhail Kutzik), а лжеканадка Патрисия Миллз - Натальей Переверзевой. Оба супруга родились в России, и у них даже остались там родственники - Наталья Переверзева хочет, чтобы именно они приютили двоих детей пары, годовалого и трехлетнего малышей. Также стало известно, что наблюдение за Куциком и Переверзевой велось с июня 2004 года - именно тогда они были впервые замечены в компании Ричарда Мерфи, мужа Синтии Мерфи. Несмотря на то, что настоящие имена этой пары еще не названы, уже очевидно, что никакими Мерфи они также не являются. По данным Stratfor, еще в 2006 году в ходе обыска агенты ФБР нашли свидетельство о рождении, согласно которому Ричард Мерфи родился в Филадельфии. Между тем, местные власти такой документ не регистрировали. Другой документ Мерфи - ирландский паспорт, с которым он летал в Москву - в настоящее время является предметом серьезного расследования властей Ирландии. Как пишет Belfast Telegraph, в Донегале уже допросили пожарного Юнана Джерарда Догерти, на имя которого был оформлен этот паспорт.

Ричарду и Синтии Мерфи тоже было отказано в освобождении под залог. Такое же решение принято в отношении Михаила Семенко, а пара "канадцев" Трейси Фоули и Дональд Хитфилд еще ждут решения по этому вопросу, так же как и Хуан Ласаро, муж освобожденной под залог в 250 тысяч долларов испаноязычной журналистки Вики Пелаес. В материалах дела говорится, что Ласаро, рассказывая жене о своем детстве, упоминал переезд в Сибирь, так что, скорее всего, и его настоящее имя нам еще предстоит узнать. Российский еженедельник The New Times предполагает, что при рождении ему было дано имя "Иван Лазарев" или какое-то другое, похожее на это.

Причина, по которой подавляющему большинству фигурантов отказали в освобождении под залог, довольно банальна. Американские власти опасаются побега агентов. Подтверждением того, что эти подозрения небеспочвенны, является инцидент с Кристофером Метсосом, который уехал из США за 10 дней до начала арестов и был впоследствии задержан на Кипре. Местные власти выпустили его под залог, эквивалентный 33 тысячам долларов, и больше подозреваемого никто не видел. Лишь через несколько дней агентство Associated Press опубликовало подробный отчет об обстоятельствах исчезновения Метсоса.

Как выяснилось, Кристофер Метсос проживал в кипрском отеле вместе с некой женщиной в возрасте 30-35 лет. Никто никогда не слышал, чтобы она произнесла хоть слово, поэтому о стране ее происхождения можно только догадываться. Пара ничем не отличалась от других туристов, приехавших скромно отдохнуть на Средиземном море - они ходили в местные ресторанчики и на пляж. Ничего подозрительного в их поведении не было. Вернувшись из полицейского участка после внесения залога, Метсос повесил на дверь своего номера табличку "Не беспокоить". Его отсутствие обнаружили только после того, как он не явился в полицию отметиться. Скорее всего, побег он совершил сразу после освобождения, поскольку кровать в номере оставалась нетронутой после обычной дневной уборки. Предположительно, Метсос сбежал с двумя чемоданами, воспользовавшись моментом, когда работавший в ночную смену портье отлучился в туалет.

Немного прояснилась и роль Кристофера Метсоса в так называемой операции "Нелегалы". Он отвечал за обеспечение агентов деньгами и поддельными документами, а также координировал их взаимодействие с российскими сотрудниками миссии ООН в США. Неожиданной оказалась сумма, в отмывании которой обвинили Метсоса: по словам его адвоката, речь идет всего о сорока тысячах долларов, хотя раньше возникали предположения, что его подозревают в отмывании сотен тысяч, а то и миллионов долларов, ушедших на обеспечение операции.

Именно с миссией ООН, с сотрудниками которой взаимодействовали по меньшей мере семеро фигурантов дела, связана новая догадка о том, почему "шпионскую сеть" рассекретили именно сейчас. Раньше самой распространенной была конспирологическая версия, согласно которой некие силы, противостоящие действующему президенту США Бараку Обаме и его курсу на "перезагрузку" отношений с Россией, специально приурочили решающую фазу операции к визиту президента РФ Дмитрия Медведева в Америку. Официальные лица, впрочем, с самого начала называли это совпадением.

По версии, опубликованной сайтом Stratfor, осведомителем, который навел ФБР на агентов, мог быть подзабытый российскими СМИ шпион-перебежчик Сергей Третьяков, бывший офицер СВР, попросивший возможности остаться в США и начавший активно сотрудничать с американскими спецслужбами примерно 10 лет назад. Время от времени имя Третьякова всплывало в прессе в связи с очередными разоблачениями. А сейчас журналист Питер Эрли, автор книги о Третьякове "Товарищ Джей - нераскрытые секреты главного шпиона России в Америке после "холодной войны", заявил, что считает именно этого разведчика источником информации об операции "Нелегалы". Основано это предположение на том, что сроки, когда Третьяков передавал информацию ФБР (1997-2000 годы) совпадают с началом слежки за российскими агентами, точнее, за теми из них, кто участвовал в операции на тот момент. Доказательств своего предположения Эрли, впрочем, привести не может.

Юлия Савицкая