Агония или расцвет

Аналитики по-разному оценивают причины теракта на полигоне в Буйнакске

В ночь на 5 сентября террористы осуществили взрыв на военном полигоне в дагестанском городе Буйнакск. В результате погибли трое и получили ранения около 30 военнослужащих. Некоторые аналитики считают произошедшее "агонией" исламистского движения. Другие же полагают, что теракт свидетельствует о безуспешности борьбы с боевиками.

Нападению в ночь с субботы на воскресенье подвергся палаточный лагерь 136-й мотострелковой бригады, расположенный на полигоне "Дальний" на окраине Буйнакска. В палатках жили солдаты, приехавшие на полигон на стрельбы. Журналистам газеты "Коммерсант" стало известно, что проникнуть на территорию лагеря было легко. У центрального въезда на полигон был установлен лишь КПП с двумя шлагбаумами, а с задней стороны к лагерю подходила проселочная дорога, которая вообще никак не охранялась. Именно этот путь и избрали террористы.

Примерно в час ночи машина "Жигули", в которой находились двое или более смертников, приблизилась по проселочной дороге к лагерю. Автомобиль был начинен взрывчаткой, вес которой составлял, по разным данным, от сорока до ста килограммов. Часть взрывчатки находилась в багажнике, а часть в салоне. Военные своевременно заметили опасность - лагерь расположен в тихой местности, и звук мотора слышно за километр. Поэтому, когда водитель "Жигулей" стал прорываться через ограждение в центр лагеря, по машине открыли огонь. Затем водитель тягача ГАЗ-66 направил свой автомобиль наперерез террористам. При столкновении в "Жигулях" сработала часть взрывчатки (источники не уточняют - та, что была в салоне или та, что была в багажнике).

В результате погибли террористы (их тела так сильно повреждены, что пока не определено даже их количество) и трое военнослужащих. 33 военных, в том числе водитель ГАЗ-66, получили ранения. 27 из них направлены самолетом в окружной военный госпиталь в Ростове-на-Дону. Это самое крупное военно-медицинское учреждение Северного Кавказа.

Эксперты отмечают, что если бы террористам удалось прорваться в центр лагеря и если бы сработала вся взрывчатка, число жертв могло бы исчисляться десятками. Этим невезение преступников не ограничилось. Они по давней террористической традиции заблаговременно установили бомбу на пути, по которому на место теракта должны были ехать сотрудники правоохранительных органов. Однако эта бомба тоже сработала не полностью. Кроме того, она взорвалась слишком поздно. Поэтому в результате взрыва никто не пострадал.

Несмотря на столь неудачное исполнение, теракт привлек большое внимание. Президент РФ Дмитрий Медведев лично отдал распоряжение об оказании помощи потерпевшим. На место взрыва прибыли такие высокопоставленные лица, как министр обороны РФ Анатолий Сердюков, глава республики Дагестан Магомедсалам Магомедов и командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-лейтенант Александр Галкин. "Коммерсант" отмечает, что военные спешно подготовились к их прибытию. Сразу после теракта помимо двух шлагбаумов возле КПП лагеря появился легкий танк, бетонные блоки, машина для рытья траншей и экскаватор.

СМИ распространяют две диаметрально противоположные версии о причинах теракта. Одни аналитики считают, что подрыв палаточного лагеря - реакция бандподполья на успехи силовиков. В частности, предполагается, что террористы хотели отомстить за недавнюю ликвидацию организатора терактов в московском метро, лидера дагестанских боевиков Магомедали Вагабова. А правительственная "Российская газета" пишет, что сепаратисты чувствуют серьезную опасность - они якобы перестали получать поддержку местного населения, которое начало толпами переходить на сторону "федералов". С этой точки зрения теракты, подобные подрыву палаточного лагеря, являются своеобразной "агонией" подполья.

Отметим, что аналогичная трактовка была озвучена и после августовского взрыва кафе в Пятигорске. Якобы путем взрыва боевики пытались опровергнуть информацию о расколе и ослаблении исламистского подполья (в последнее время лидер "Кавказского эмирата" Доку Умаров то объявляет о намерении покинуть пост, то отрекается от своих слов).

В то же время существует и иная версия. Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов, комментируя теракт в Буйнакске, сказал журналисту "Независимой газеты", что одна из причин взрыва - сокращение офицерского корпуса в рамках военной реформы. "В офицерской среде царит социальная и 'идейная' апатия. Многие покидают армию добровольно, потому что низкая зарплата, но самое главное - отсутствует идеология государства, его патриотическое начало", - отметил Ивашов. По мнению генерал-полковника, если бы офицерский корпус был более многочисленным и ответственным, боевикам было бы не так легко устраивать теракты.

Более того, "Независимая газета" без ссылок на какие-либо источники отмечает, что сейчас в Дагестане отмечается резкий рост экстремистских настроений. Радикальным исламом начинают интересоваться не только социальные низы, но и богатые и образованные люди. Кроме того, отмечается рост радикальных настроений среди детей сотрудников милиции. Выражая протест против служебной деятельности родителей, они присоединяются к исламистским движениям. Также кружки радикального толка формируются в вузах республики.

Таким образом, взгляды аналитиков диаметрально противоположны. То ли экстремизму на Кавказе пришел конец, и отдельные оставшиеся без лидеров боевики отчаянно пытаются хотя бы "уйти со сцены красиво". То ли ни о какой победе говорить пока нельзя, и все заявления властей о прекращении военных действий и упорядочивании криминогенной обстановки на Кавказе - не более чем попытка выдать желаемое за действительное.

Компромиссную версию попытался высказать глава Дагестана. По данным газеты "Время новостей", после теракта в Буйнакске Магомедсалам Магомедов, с одной стороны, признал, что "у бандподполья в республике еще есть силы для подобных подлых вылазок". С другой стороны, глава республики заявил, что "республиканские УФСБ и МВД работают успешно" и "в будущем такие инциденты должны быть исключены".

Татьяна Ефременко