Удивительный пазл, или Волшебные фломастеры

"Дети Picasso" о новом альбоме и жизни российских музыкантов за рубежом

Группу "Дети Picasso" не без оснований принято величать гордостью столичной клубной сцены. Хотя популярность коллектива давно уже распространилась за пределы Садового кольца, а сами музыканты и вовсе сменили место прописки, обосновавшись в Будапеште.

"Дети" появились на свет в конце 1990-х годов; костяк группы составили москвичи Карэн и Гаянэ Арутюняны, родные брат с сестрой. По понятным причинам первое время "наследники" великого испанского художника были особенно популярны среди представителей армянской диаспоры. Уже в 2002 году группа пробилась к широким массам, записав для сборника "Dеtский саD. Штаны на лямках" шуточную версию "Песни Красной шапочки". Тогда же вышел успешный дебютный альбом "Месяц улыбок". "Дети", казалось бы, прочно вписались в линию необременительных поп-рок групп, чьи песни с одинаковым успехом могли прозвучать как в эфире "Нашего радио", так и "Европы Плюс".

Однако Арутюняны не пошли по легкому пути, а принялись вовсю экспериментировать, причем с родными корнями. Следующей пластинкой группы стала "Ethnic Experiments", на которой были представлены народные армянские песни в мощных, роковых аранжировках. Третий диск "Глубина", снова на русском, продемонстрировал уход "Детей" в арт-рок. После чего группа внезапно сорвалась в Венгрию, где осталась и выпустила в 2008 году еще один армянский альбом "Turbo Mayrik".

Нынешней осенью "Дети Picasso" возвращаются домой с пятым студийным альбомом "Герда" и его собратом "Каем". 20 сентября диск будет выпущен на лейбле Soyuz Music. 1 октября группа представит альбом в Москве в клубе "Икра", а 2 октября - в Санкт-Петербурге в клубе "Цоколь".

Накануне премьеры музыкальный обозреватель Ленты.Ру пообщался с вокалисткой "Детей Picasso" Гаей Арутюнян и выведал подробности о новом альбоме, а также узнал, каково живется российскому независимому музыканту на чужбине.

- Честно говоря, после вашего отъезда за границу я почти перестал следить за творчеством группы "Дети Picasso". Просто вы вдруг стали далеко, концерты закончились, предыдущий диск в России и вовсе не выходил до недавнего времени. Поэтому прежде позвольте несколько вопросов не о настоящем и будущем, а о прошлом. В принципе, и так понятно, но все же: что вас заставило покинуть Россию и обосноваться в Венгрии?

- Удивительный пазл. Он просто в одночасье весь сложился в единую картинку, и мы сделали то, что должны были сделать. Все вело к этому. У нас появилось к тому времени очень много связей с Будапештом. Несколько музыкальных проектов с венгерскими музыкантами, друзья, готовые поддержать, своя публика и достаточно много европейских предложений по концертам. Мы просто поняли, что уехать будет проще, чем остаться. Возможно даже, это был путь наименьшего сопротивления! Потому что в России судьбы независимых групп, не желающих подчиняться законам шоу-бизнеса, весьма печальные, что и говорить.

- Ранее вы были одной из самых активных московских клубных групп, теперь ваших выступлений на родине приходится ждать годами. Не жалеете о своем выборе? Все ли там получилось так, как хотелось?

- К счастью, о выборе жалеть не приходится. Я, например, полностью убеждена, что останься мы в Москве, и я бы точно оставила музицирование. В Будапеште и в Европе независимая музыка существует и процветает, пока у музыкантов есть ягоды в ягодицах и порох в пороховницах. Дело в том, что государство поддерживает актуальное искусство, в буквальном смысле раздает артистам денюжки в конвертиках на записи альбомов, на съемки клипов, на гастрольные нужды и т.д. В это трудно поверить, но это именно так. Соответственно, в такой благоприятной обстановке групп много хороших и разных, безумно много клубов и концертных площадок, репетиционных баз и студий. У меня чувство развязанных рук - полная свобода! Например, нас пригласили в тур по странам Бенилюкса - мы сели в автобус, поехали! Нет возни с визами и прочим. Нас позвали в Скандинавию для сотрудничества с норвежскими музыкантами - мы полетели! Захотели и пригласили на запись Алекса Хаке из Einsturzende Neubauten или Николу Секуловича из Laibach, а захотели - и сами приняли приглашение по студийной работе, и все! Можно все! Только успевай.

- Популярность "Детей Пикассо" в Европе больше, чем в России? Насколько вы там востребованы? Как по-вашему, где у вас больше поклонников? Ваша концертная деятельность не ограничивается Венгрией?

- Востребованность в Европе точно больше. Просто я не знаю, чем измерить популярность. Узнают на улице? Да. Показывают по телеку? Да. Приходят на концерты? Да. Подпевают песни? Да. Разве что автографы не просят - не принято. И слава Богу. Мне кажется, мы за 3 года объездили практически всю Европу от Хорватии, Чехии, Словакии, Польши, Германии до Португалии, Великобритании, стран Бенилюкса и даже Норвегии... В США не долетели лишь по визовым заморочкам. У нас были целые периоды, когда мы не распаковывали концертные чемоданы - до того был плотный график.

Конечно же, в городах, где играешь впервые, публика не подготовленная и не всегда получается сразу же головокружительный успех, а точнее, всегда не сразу, не стану преувеличивать. Так было и на первых концертах в Будапеште, но промоутеры и организаторы, видя в группе потенциал, сразу выдавали "кредит доверия" и после первых же выступлений ставили нас в прайм-тайм на достойнейшие площадки крутейших фестивалей. Так и закалялись. Но, признаюсь, играть для своей родной, знающей тебя с пеленок публики в Москве и Питере - ни с чем не сравнимое удовольствие! А самое смешное, что та популярность, которая у нас была в России в целом, не очень адекватная. Многие знают нас по шуточной песенке из детского фильма, просто потому, что она ротировалась в СМИ. Хотя после этого мы записали и создали достаточно много интересного, все равно "Дети" в массовом сознании остались тем, что было 100 лет назад в эфирах! Разве это не абсурдная популярность?! И на кой черт, извините, она нужна?!

И еще маленькая ремарочка. В Европе все близко, от Будапешта, где мы обосновались, за 2 часа можно доехать до Вены или Братиславы, за 3 - до Загреба, за 5 - до Белграда или Любляны, а через 6-8 часов можно оказаться в Северной Италии, либо в Баварии. В России же эти расстояния, мягко говоря, другие, и наши выезды были намного дороже. Да и кроме Москвы и Питера выступать особо негде. Конечно, есть города, где есть публика, есть организаторы, но нет нормальных площадок или нужной для нормального концерта инфраструктуры. Например, в прошлом году мы решили на 10-летие группы кроме обычного маршрута - Москва и Питер - заехать в Казань. Организаторы в Казани оказались не слишком порядочными, и концерт был отменен за день до выступления! При этом наши поклонники решили, что это группа отменила концерт. В Европе такая ситуация совершенно недопустима.

- Что вдохновило вас на возвращение к русскоязычному материалу? Означает ли выход русскоязычного альбома переориентировку на родные пенаты? Не планируете вернуться назад или хотя бы провести полномасштабный российский тур?

- Мы никогда не открепляли от себя саму идею русскоязычной программы. В данный момент для нас это наиболее интересная тема. Ведь армянские народные песни - это то, что наше по определению, это от наших корней, по крови. А русскоязычные - это наше очень личное, от сердца, поэтому эти две слишком разные ипостаси каким-то странным образом до сих пор уживались внутри одной группы. Мы знали, что записать в Европе русскоязычный альбом означает чуть-чуть подпилить сук, на котором сидим, но как мы могли поступить по-другому?! Песни же пришли! Это не значит, что мы переориентировались на родные пенаты, это значит только, что в ущерб логике мы идем на поводу у музыки, которая стучится к нам. То есть, пускаем, добро пожаловать! После этого двойника "Герда" и "Кай" мы совсем не планируем гастроли по России.

- Новую пластинку вы писали вместе с музыкантами Einsturzende Neubauten и Laibach, а также Владимиром Волковым. Каким образом вас вместе свела судьба? Будет ли кто-нибудь из них принимать участие в туре в поддержку альбома?

- Когда я была маленькая, мама купила мне фломастеры. В упаковке было 4 штуки – красный, зеленый, синий и желтый. Я много рисовала. А потом через год она купила мне упаковку из 24 фломастеров, и у меня пошла кругом голова от счастья! Там были всевозможные полутона, о которых я и мечтать не могла... Эта история повторилась. Живя в Москве, мы играли музыку, варились в своей каше и не знали, что можно расширить палитру за счет гениальных музыкантов, живущих за тридевять земель. А оказавшись в самом сердце Европы, мы просто написали очень короткие письма со ссылками на наш MySpace нескольким музыкантам, старше, мудрее и опытнее нас... без особых ожиданий. Но ответы пришли сразу и все положительные! И начался процесс. И я почувствовала, как в детстве, что у нас в распоряжении много фломастеров совершенно волшебных! И так же, как в детстве, было недоумение, неужели это возможно?! То есть привлекать к студийной работе музыкантов такого уровня, не оперируя огромными суммами денег?! Так и получилось, мы смогли записать альбом с Алексом Хаке из Einsturzende Neubauten и Николой Секуловичем из старого и культового состава Laibach, потому что их заинтересовал сам материал! Конечно, это очень занятые люди, и пока о совместных турах речь не идет. А с Володей Волковым смешная история.
Мы дружим почти 10 лет и ни разу не пробовали сделать что-то вместе, и только сейчас это пришло нам в голову! И он прилетел к нам на несколько дней. Его участия больше во второй версии альбома "Кай". Помимо них в записи принимали участие наши очень близкие друзья из норвежской группы Schtimm (песня "Норвежская рыба"), с которыми в будущем планируем записать совсем иной, новый проект, не в рамках "Детей Picasso". В треке "Герда" на трубе играет знаменитый молодой трубач Барабаш Леринц (Barabas Lorinc Eklektric), а в песню "Авианосцы" мы пригласили фри-джазовых музыкантов - нашего старого друга, венгерского саксофониста Иштвана Гренчо и голландского тромбониста Ханса фон Флита. Не обошлось и без экзотических инструментов - в треке "Мария" играет арфистка Анастасия Разваляева, а на версии альбома "Кай" будапештский перкуссионист Мартон Такач играет соло на челюсти осла.

- Поясните насчет новой пластинки. Она будет двойной, но вторая ее часть в продажу не поступит и будет распространяться только на концертах и в интернете. И, как явствует из пресс-релиза, "Герда" и "Кай" будут практически идентичны по треклисту, двумя версиями одного и того же. Что это, необязательное приложение или как? Одной пластинки будет достаточно или всю концепцию и глубину замысла не оценить без цифрового собрата?

- Это двойник, но разъединенный на два издания. "Герда" выйдет на "Союзе" в России, а "Кай" - на деревянных флэшках в Будапеште. Причем кроме "Кая" на флэшке будет также и концертное видео "Live in Budapest" и еще кое-какие бонусы. К сожалению, "Кай" выйдет супер-ограниченным тиражом, поэтому его можно будет найти только на наших концертах. В рабочем проекте мы обозначали этот двойник как мужскую и женскую версию одного альбома, а потом Алекс Хаке рассказал мне, что у Милорада Павича также есть одна книга в женском и мужском варианте, и мы передумали и сделали их сезонными. "Герда" осенне-весенняя, "Кай" зимне-летний. Мы, конечно же, рекомендуем слушать оба альбома обязательно, но по хронологии! Сначала "Герда", потом "Кай".

- Откуда вдруг появился Андерсен? Кто еще вдохновлял вас во время записи этого альбома?

- Поэзия, поэзия, поэзия и любовь! Серебряный век – это то, с чего мы начинали 10 лет назад, и то, что будоражит по сей день. Пастернак, Мандельштам, Цветаева, Заболоцкий, Поплавский.

- Расскажите о нынешнем составе группы, он ведь несколько изменился по сравнению с московским.

- Мы очень сильно любим наш первый состав. Это было незабываемое время. Но настал период взросления и ответственности не только за себя, поэтому наш басист Лелик Филиппик и виолончелист Вадик Кузнецов выбрали путь создания семьи и переориентировки на стабильность, и это достойно уважения! И, кстати, к разговору о пазлах, это случилось прямо перед нашей передислокацией в Будапешт. Поэтому с нами сейчас играют ослепительный венгерский басист Арпад Вайдович и виртуозная альтистка Элина Хачатурян, которая поступила на повышение квалификации в будапештскую музыкальную Академию имени Листа и живет в Будапеште.

Карэн и Гая Арутюняны
Карэн и Гая Арутюняны

- В 2006-м Гая и Карэн представили публике интересный электронный сайд-проект Noiz Orchestra. Он уже окончательно предан забвению или можно ожидать его возрождения и нового альбома?

- Этот проект был создан с московским электронщиком Рихтером и будапештским духовиком Иштваном Гренчо. Удивительно, но нас до сих пор приглашают с концертами после того, как мы несколько лет назад играли в Венгрии и в Австрии на авангардных фестивалях. Но Рихтер живет в Москве, поэтому пока не представляется возможным возобновить этот проект, хотя я его обожаю! Мы сделаем это только в том случае, если найдем замену такой одиозной фигуре, как Илья Рихтер, но это вряд ли.

- Есть ли у участников группы еще побочные проекты? Планируются ли какие-либо совместные записи с нашими артистами, например, наподобие совместного сингла с "…и Друг Мой Грузовик"?

- Мы уже достаточно давно сотрудничаем с монстрами эйсид-рока группой Masfel, а из новеньких - проект с норвежскими музыкантами из группы Schtimm. Кроме того, довелось играть, и очень весело, с берлинской группой Rotfront, думаю, это тоже история с продолжением, потому что мы в восторге друг от друга! Недавно я записывала голос для музыкальной инсталяции, основанной на письмах Франца Кафки и исполненной в редком на сегодня жанре мелодекламации для известного современного композитора-минималиста Тибора Семзе.

- Есть ли желание снова вернуться к армянскому фольклору и записать еще один альбом на его основе?

- Да, обязательно! Рано или поздно мы сделаем это, но на этот раз что-то совсем иное. Эмбиентное и монолитное.

- Можно ли будет услышать на ваших концертах что-нибудь из раннего репертуара, с которым вы снискали популярность? Очень интересно послушать, как теперь звучат песни с первого, второго альбома или, например, мой личный фаворит "Солнцу снятся санки", который толком нигде не издавался.

- Спасибо, что помните такие "артефактовые" песни. Мы как раз сейчас думаем над программой презентаций, потому что за 10 лет набралось много достойных треков. Но мы обязательно сыграем песни и с первого и с других альбомов. И обязательно будут премьеры!

- Вы остаетесь российской группой или вас впору называть космополитами, не привязываясь к географии?

- Остренький вопрос! Скорее второе.

- Следите ли вы за событиями в России: в музыке, в обществе, в политике? Что-то вызывает у вас отклик?

- Стали следить последний год, когда наши друзья в один голос заговорили, что дело совсем плохо... Беспредельная халатность чиновников и что-то похожее на пост-тоталитаризм отравляет жизнь всем и вся. Но мы люди аполитичные, не внедряемся в тему. А музыку оставлю без комментариев. Скажу только, что 10 лет назад было явно поинтереснее. Мой друг Саша Коновалов подарил мне на днях пластинку Нойза МС - талантливый дядя, ничего не скажешь, а вот после прослушивания антидепрессантики-то употреблять приходится! Но такой чел, как Нойз, необходим столичному обществу, он хотя бы не ссыт - не побоюсь этого слова!

- Ну и напоследок меломанский вопрос. Назовите свои самые любимые записи, на которых вы выросли, и самые запомнившиеся из современных.

- Из моих личных фаворитов детства могу назвать АC/DC, Pearl Jam, Dead Can Dance, Пи Джей Харви, Роберт Фрипп, Type O Negative, Тори Эймос, Recoil, Moscow Art Trio, Петр Мамонов, Братья Улыбайтe. Наш барабанщик, например, большой поклонник творчества Игги Попа - когда только может, ходит на все его концерты. Как это ни прозвучит абсурдно, но мой брат Карэн стал играть на гитаре под влиянием немецких хэви-металлических групп типа Accept. Из последних открытий у меня в топе Wildbirds and Peacedrums, Bat for Lashes, Rocket to the sky, Little Dragon, Jose Gonzales, The Dead Weather, The Whitest Boy Alive; из наших по прежнему люблю Markscheider Kunst, Zventa Sventana, "Вежливый отказ" и всевозможные экзерцисы от Владимира Волкова и Леонида Федорова.

- Спасибо за беседу. Удачных выступлений!

Культура00:0616 июня

Папа может

Кино недели: от «Суперсемейки 2» до «Дела Собчака»