Новости партнеров

Камеди для крысиного короля

Андрей Кончаловский рассказал "Ленте.Ру" о "Щелкунчике", "Оскаре" и многом другом

Во время своего непродолжительного пребывания в Москве Андрей Кончаловский дал интервью "Ленте.Ру". Мэтр российского и мирового кино высказал свое мнение о работе российского оскаровского комитета, рассказал о Толстом и "Последнем воскресенье" и поделился впечатлениями от работы над своим самым масштабным проектом - "Щелкунчиком".

"Лента.Ру": Следите ли вы за российским кино? Что из последних российских фильмов вы смотрели?

Андрей Кончаловский: У меня совсем нет возможности и времени следить за российским кино, я практически ничего не видел из того, что вообще обсуждается в прессе последний год.

Так вы не видели вторых "Утомленных солнцем"?

Нет, я еще не видел.

А "Край" Алексея Учителя, который на "Оскар" от России выдвигают?

По поводу "Края". Я, к сожалению, не видел картины. Я видел где-то в прессе, что я член оскаровской комиссии - это большое недоразумение. Я в оскаровской комиссии не состою уже два или три года. Первое заявление с просьбой не считать меня членом оскаровской комиссии я написал туда 2 года назад по той причине, что я был занят, мне не хотелось отрываться от своей работы. Но потом мне оттуда опять стали присылать картины, и опять попросили принять участие в комиссии, тогда я написал второе заявление - в этом году или в конце прошлого. Тогда я решил не участвовать в комиссии уже по другой причине - я думаю, что комиссия по "Оскарам", которая принимает решение, какая картина должна представлять Россию и российский кинематограф на соискании премии, по-моему, не репрезентативна. На мой взгляд, сейчас она не представляет кинематографическую общественность России. Так случилось. Мне кажется, что оскаровская комиссия (которая состоит из режиссеров и критиков, к которым я, естественно, испытываю только уважение) не отражает ситуации в кинематографе.

Сейчас уже четко определись гильдии. И мне кажется, что оскаровская комиссия должна состоять из представителей каждой гильдии. Возможно, каждая гильдия должна выбрать своего представителя, и только такая комиссия может говорить полномочно, от имени общественности. И, конечно, существуют две Академии. Такой грустный факт. Но я думаю, что представитель каждой Академии должен быть там. Тогда это будет достаточно представительная комиссия, которая может что-то решать. Это наверняка будут дебаты, будет борьба. Но это не будет решением 7-10 ученых мужей, хоть и очень уважаемых. Мне кажется, что процесс выбора должен проходить более демократически, и решение комиссии должно более внимательно отражать ситуацию на кинематографическом рынке.

То есть в оскаровскую комиссию должны входить и операторы?

От каждой гильдии - операторы, сценаристы, продюсеры, актеры, режиссеры. В Америке ведь очень сильны эти гильдии. Гильдия режиссеров, предположим, или актеров, или сценаристов - мощнейшие организации, и если они объявляют забастовки, то Голливуд останавливается. У них есть колоссальный вес, потому что это профессиональные объединения, просто любители туда не попадают.

Итак, я написал заявление, в котором прошу не считать меня членом оскаровского комитета, но почему-то все время пишут, что я принимаю в нем участие. Я очень рад, что вы меня об этом спросили, что мы этот вопрос сейчас выяснили.

Get the Flash Player to see this player.

В "Последнем воскресении" вы значитесь продюсером. В чем конкретно заключались ваши обязанности?

Мне позвонили продюсеры, предложили прочитать сценарий, когда у этого проекта еще даже финансирования не было. Они попросили меня помочь Майклу Хоффману, которого я очень уважаю как режиссера - он талантливый человек, и к тому же работает с артистами по системе Станиславского, он очень глубокий исследователь человеческой души. Когда мне предложили этот сценарий и я его прочитал, я подумал, что я буду очень рад помочь ему, чтобы в фильме не было больших ляпсусов. Потому что все-таки, когда иностранцы снимают кино про Россию, возникают некоторые неточности, которые для русского человека бывают вызывающе нелепы. Я думаю, что когда русские снимают про англичан, даже когда Козинцев снимал "Короля Лира" или "Гамлета", вряд ли там было все абсолютно точно. Англичане в этом смысле более сдержанные, они с большим уважением отнеслись к работе советского режиссера, работающего на английском материале.

Я посоветовал кое-что в сценарии. Они были вынуждены снимать в Германии, я сказал, что у них очень чистый лес, у нас в лесу так чисто не бывает, у нас и в парке не бывает так чисто, как у них в лесу. А у них весь лес вылизан, ходишь по нему, как по парку. Это выглядит слишком чисто для России, то есть не выглядит как узнаваемая нами природа. Но это, на мой взгляд, неважно.

Видите, у нас сейчас годовщина, год Толстого, вышел ли русский фильм на эту тему? Не вышел. А американцы с немцами сняли. Кроме как поддержать их, другого желания быть не может. Мало того, что они сняли картину про этого великого, замечательного русского писателя. Просто сегодня средний американский или западный зритель мало знает Толстого - для них это "кто-то с бородой". Поэтому то, что Майкл Хоффман решился на то, чтобы сделать картину о русском писателе, а не какого-нибудь "Терминатора", это уже достойно всякой поддержки и уважения, тем более что там играют такие замечательные актеры, как Кристофер Пламмер, Хелен Миррен и Макэвой. Картина хорошая, достойная уважения, поэтому я очень рад, что принимал в ней участие и даже немножко помог с финансированием. Хотя признаться, к стыду российского руководства, они не дали ни копейки. Я обивал пороги, говорил: "Помогите, дайте, пожалуйста, денег на картину о великом русском писателе". Ничего не дали, так что был вынужден из своего кармана давать деньги. Но я не чувствую себя обделенным, я считаю, что такая картина необходима.

Как вам кажется, Майкл Хоффман справился с задачей показать те причины, которые побудили Толстого уйти из Ясной поляны в тот злополучный вечер?

Он писал и строил фильм по роману, в романе показаны очень интересно определенные отношения между толстовцами и семьей, грубо говоря, между идеологами толстовства и семьей. И он оказался в центре этого конфликта, где велась борьба за влияние, за наследство, там у каждого были и экономические интересы, и так далее, он оказался разорван.

Но причины для ухода Толстого были глубже. Я думаю, что у него давно возникало ужасное чувство разорванности и несоответствия между образом жизни русского помещика, аристократа и его чрезвычайно филантропическими, даже аскетическими принципами. Он вел переписку с Ганди, с этим полусвятым человеком, у которого была одна рубашка… Или с Генри Дэвидом Торо, замечательным отшельником, американским философом… Толстому казалось, что он живет неправильно, неправильно то, что люди его обслуживают. Сыграл роль и вот этот разрыв, и семейный скандал с толстовцами, но самое главное, он хотел избавиться от груза аристократической жизни. Он пахал, ходил в сапогах, его пища была очень простая, но, тем не менее, он хотел свои принципы довести до абсолюта. Что, безусловно, очень идеалистично, потому что теория и практика в жизни достаточно редко совпадают.

Как вы считаете, понравится ли фильм российскому зрителю?

Не знаю. Сегодняшний зритель уже привык к другим картинам, к активному действию. Ему нужно, чтобы все было очень громко, чтобы музыка играла, чтобы все куда-то неслись или летели… В "Аватаре" все время что-то падает, кого-то убивают, куда-то летят.

То есть если бы "Последнее воскресение" было снято в 3D…

Я думаю, что все равно это драма. Безусловно, зритель для драмы есть. Каким-то людям - старшим, читающим - это будет интересно посмотреть. Что касается, понравится ли фильм - это уже другой вопрос. Интересно ли будет его смотреть? По-моему, в фильме есть глубокая интересная игра, серьезная проблема, очень правдивая. Кроме того, Толстой там показан как личность, как мужчина, хотя он в этом возрасте к сексу относился очень негативно.

Почему, по вашему мнению, сейчас очень мало уделяется внимания историческим фильмам? Мы уже говорили, что к юбилею нет ни одного исторического фильма.

Исторический фильм историческому фильму рознь. Можно сделать очень исторический материал о Робин Гуде или такой экшн-фильм с действием. Я думаю, что исторические фильмы делаются в Голливуде все время, "Гладиатор", например. Но это другой жанр, это экшн, действие, перед зрителем нет психологического выбора, не надо думать, хороший перед тобой герой или плохой. Зритель заранее знает, кто хороший, кто плохой, кто кого убьет.

Историческую драму об исторических фигурах не снимают?

Об исторических фигурах есть у нас истории, но я считаю, что недостаточно работ и художников, которым интересно заниматься психологическими драмами, то есть, грубо говоря, таких работ, когда изучают существо человека, его душу.

Перейдем к "Щелкунчику". Вы выступаете не только в роли режиссера и сценариста. Когда зародился этот проект? Как пришла в голову идея?

Это было очень давно, лет пятьдесят назад. В свое время я написал очень известному английскому режиссеру Энтони Эскуиту - это классик английского кинематографа конца 60-х годов, который снял фильм про "Желтый Роллс-Ройс". Он хотел сделать картину про балет Большого театра. И "Щелкунчик" брался им как идея, но не балета Чайковского, а как некоего балета-сказки: Москва, зима, Большой театр, балерины, какой-то волшебник и так далее… Они искали русских соавторов. Тогда Андрей Тарковский, я и детский писатель Сергей Михалков (такая странная компания собралась), мы втроем придумывали сюжет. Какой-то сюжет все-таки был написан. Потом я ездил в Лондон дорабатывать этот сценарий. Он стал получаться уже довольно интересным. Но это был балет. Потом Энтони Эскуит скончался, и, в общем, этот сюжет перестал интересовать англичан, и мы больше не работали.

А 35 лет спустя, то есть 15 лет назад, я вернулся к этому проекту, подумал, что будет интересно сделать сказку, но уже не балет. И с моим соавтором, с которым мы делали "Одиссею", Крисом Солимином, стали работать над сюжетом, думать, что можно сделать из "Щелкунчика", но сделать не как балет, а как сказку, при этом не оставив Чайковского полностью. Потом подумали, что лучше бы там артисты пели, и получилась сказка с песнями и музыкальными номерами. Это была уже окончательно переработанная вещь.

Затем мы перенесли действие в начало прошлого века, потому что хотелось, чтобы зло было современным, в том смысле, в каком мы его понимаем. Остался Гофман, перенесенный в начало века, в Австрию.

Мы решили, что мыши недостаточно злые. У мышей есть определенные отношения с "Диснеем", лучше в них не влезать, есть мышь Микки Маус. Поэтому мы решили делать крыс - они всегда вызывают более негативное ощущение. Во всяком случае, позитивной крысы я не припомню в кино, особенно у "Диснея".

Единственный, может, "Рататуй".

Да. Мы сделали крыс. И если говорить об аллюзиях, то в романе "Чума", где крысы переносят чуму, эти крысы - метафора фашизма. Поэтому мы сделали крыс, которые берут город. Это была очень большая, трудная и интересная работа. Я многое узнал, многому научился в плане визуальных эффектов, я не представлял, что некоторые вещи вообще возможно осуществить. Был построен город, Вена, были построены огромные декорации, которые стали еще больше, когда они были перенесены в компьютерную графику.

Многие созданные нами эффекты уникальны, на мой взгляд. Во всяком случае, я никогда не видел такой мартышки, которая была бы с такой человеческой мимикой! Мы добивались того, чтобы кукла была живая, но деревянная. У нас мартышка - камердинер принца - получилась очень смешной и абсолютно антропоморфной. Это была сложная длительная работа. Какие крысы! Какие гримы! Это все была колоссальная сложность. Сотни людей работали над проектом. И это все окупается, когда все еще и переведено в 3D. Сейчас мы как раз заканчиваем этот процесс в Америке.

Я думаю, что проект будет очень увлекательный, и в нем не будет слишком много головокружения. Когда слишком много 3D, у человека начинает ум за разум заходить. Это все не так легко. Есть картины, которые сделаны в 3D, и их смотреть абсолютно невозможно.

Мне кажется, что это будет настоящая сказка, с музыкой Чайковского, с "Танцем Снежинок". Снежинки танцуют, и это настоящие снежинки, я такого не видел никогда! Я думаю, что ради "Танца Снежинок" можно было сделать всю картину! Под музыку Чайковского они танцуют в воздухе. Это и снежинки, но в то же время это такие эфемерные существа.

Я очень хотел сделать картину, которая вызывала бы у вас привкус детства. У каждого человека было детство, и у каждого человека, не важно, из какой он семьи, всегда, когда снег падает и наступает Новый Год, праздник ассоциируется с запахом хвои и с какими-то игрушками, с какими-то непонятными детскими ожиданиями. Эти чувства, как запах жареного хлеба, так и запах хвои, они приходят из детства. И в каждом из нас они где-то живут. Мне бы очень хотелось, чтобы не только у детей, но и у их родителей, дедушек и бабушек, фильм вызывал теплое чувство ностальгии по своему собственному детству.

Кто ответственен за такой необычный антураж крысиной армии? Там есть и вертолеты, и мотоциклы.

Я ответственен за все. Другой вопрос, что мы привлекли к работе многих крупных специалистов – и тех, кто работал на "Аватаре", и у Хенсона с куклами, и в компьютерной графике. В работе было занято очень много высокопрофессиональных и высококультурных, я бы сказал, людей, потому что все наше техническое оснащение в картине должно было быть сделано, что называется, в стиле ретрофутуризм. Жюль Верн ведь тоже себе придумал какие-то летательные аппараты, но они вряд ли похожи на "Стеллс", они похожи на какие-то летающие яйца с ногами. У нас тоже такие предметы есть. Для нас они кажутся старьем, а с точки зрения 20-ых годов кажутся суперсовременными.

В "Щелкунчике" во всем есть юмор, хотя юмор зловещий. Скажем, крысиная собака сделана как робот - неуклюже ходит, конечно, можно было сделать злых собак, которые бегают очень быстро, но нет, они должны быть похожи на бегемотов. Поэтому крысиная собака у нас с мордой собаки, но движется как бегемот и работает на пару. Смешно! Но и страшно! Должно быть иногда страшно, но надо, чтобы и юмор был. Это был сложный баланс между тем, что все должно быть сделано с юмором, и одновременно с этим, некоторые моменты действительно страшные.

Когда я снял картину и отсмотрел материал, я подумал, что ничего не получилось страшным! Думал, что все, проиграл. А когда стали дорабатывать, то: "Ой-ой, слишком страшно! Погодите! Давайте поменьше этого". В сказке должно быть что? - Чтобы было страшно, смешно и хотелось поплакать. Это, собственно, три элемента настоящего искусства. Если есть три струны, как говорил Пушкин – страх, сострадание и смех, то это настоящая классическая сказка.

В современных мультфильмах, как в "Шреке", сценаристы вставляют шутки, предназначенные для родителей. Родитель привел своего ребенка посмотреть мультик, надо чтобы и ему тоже было смешно. У вас есть что-нибудь такое? Или вы создавали настоящую сказку без ревераций?

Я думаю, что это неплохая идея. Хорошую сказку, если она правильно сделана, и взрослые могут смотреть, безусловно. Посмотрите "Короля льва", предположим. Это абсолютная классика!

Там нет таких шуток, которые могут понять взрослые, а дети так не сообразят.

У меня есть пара таких шуток, на импровизации. Особенно когда Алла Борисовна стала озвучивать королеву крыс, а Филипп Киркоров - короля, то там возникли смешные аллюзии. И потом, мы попросили нескольких очень талантливых ребят из Comedy Club, которые тоже "накидали" в диалоги "соль-перец" по вкусу.

Сейчас мы озвучили русский вариант сказки, и когда я ее смотрел, мне показалось, что она получилась смешнее, чем в английском, потому что появились такие смешные аллюзии и немножко современный русский язык, выражения, которые я даже не использую - "оттянуться", "отвянь".

Кто, помимо Киркорова, Пугачевой и Кортнева, из российских знаменитостей участвуют?

Знаменитостей больше нет, но есть очень хорошие артисты.

А из Comedy Club кто участвует?

Я не помню точно. Они помогали нам немножко осовременить, расцветить диалог. Мы же писали и снимали по-английски. Кортнев сделал очень хорошие русские тексты по оригинальным текстам Тима Райса, он один из классиков и детского кино, и мюзиклов, он 18-летним парнем написал "Иисус Христос – суперзвезда", так что он старый рок-н-роллист.

С какими картинами вы бы могли сравнили "Щелкунчик"?

Образец картины, которую я бы с удовольствием имел в своей биографии, это "Мэри Поппинс" 1960-го года, в которой играла Джули Эндрюс, для меня это одна из самых выдающихся картин. Она до сих пор остается классикой. И, может даже, еще более древняя картина "Волшебник страны Оз", классика американского кино. Там вообще визуальных эффектов не было, а до сих пор смотреть интересно! Это две картины, которые стоят абсолютно отдельно от остальных.

К ним, безусловно, стоит добавить "Бэмби" и "Короля льва", но они анимационные. Эти четыре картины - абсолютная классика. "Бэмби" невозможно смотреть без слез даже взрослому человеку, так же, как и "Короля льва". Там происходит очеловечивание не только для детей, но и для взрослых. В них заложены простые, глубокие истины о добре, зле, отваге, самопожертвовании и любви.

Чем займетесь после "Щелкунчика"?

Я сейчас ставлю оперу в Турине.

А кинопланы есть какие-нибудь? Какие-нибудь новые проекты?

У меня лежит сценарий Рахманинова уже 30 лет. Все мои сценарии с длинной историей. Вот, пожалуйста, я 20 лет назад написал по роману Андре Мальро "Королевская дорога", это крупный международный проект, который мне интересен. И может быть, я попробую изучить материал, который очень меня заинтересовал, - это жизнь рабочих во времена Хрущева, на Юге, в Новочеркасске.

Жизнь рабочих при Хрущеве в Новочеркасске? Это интересно.

Да. Если говорить точнее, то это как их расстреляли на демонстрации. Интересная тема, я сейчас собираюсь заявку составить. Это все.