Новости партнеров

На игле

"Ленинград", "Игла Ремикс" и Interpol в обзоре дисков сентября

В сентябрьском выпуске Лента.Ру оценивает концертный альбом возрожденной группировки Шнура "Ленинград", саундтрек фильма Рашида Нугманова "Игла Ремикс", четвертую пластинку группы Interpol, а также свежие творения от представителей "мэдчестера" James, The Charlatans и Working for a Nuclear Free City.

Ленинград – Последний концерт Ленинграда

Пластинка, вероятно, задумывавшая как эпитафия одному из символов музыкальных нулевых в России (ну и, без сомнения, лишний повод постричь купонов на легендарном бренде), оказалась преамбулой к "продолжению банкета". "Последний концерт Ленинграда" вышел в самый разгар возрождения группировки Шнура, распущенной два года назад в угоду более бюджетному по кризисным временам "Рублю". Все это, надо сказать, очень в духе Сергея Владимировича. Мы ему в лоб: "Возродится ли "Ленинград"?", - он нам: "Нет", - и тут же выстреливает неприличным диско-хитом "Сладкий сон" с цитатой из ABBA (и его антиподом, мужской версией, "Горький сон"), а также новым программным, хоть и несколько топорным по реализации, произведением "Химкинский лес", коим не преминула оскорбиться вся либеральная общественность.

Из чего следует, что Шнуров остается верен себе и в своем амплуа все так же блистателен. Он был главным "гламурным подонком" еще до всех этих "комеди клабов" и им остается, он жив только "ради наживы", но средь своего нескончаемого "трэша и угара" обладает трезвым подходом к жизни, не признает никаких авторитетов, подобно Довлатову "после коммунистов больше всего ненавидит антикоммунистов" и беспрестанно иронизирует над всеми и вся.

Всем тем, кто по каким-либо причинам упустил это или забыл, "Последний концерт Ленинграда" во всей красе демонстрирует, какими были (а теперь и снова есть) Шнур и "Ленинград". Но в первую очередь эта запись из Дворца спорта "Юбилейный" в Петербурге, датируемая 18 апреля 2008 года, напоминает о невероятной концертной мощи коллектива. Начиная в конце 1990-х как полупрофессиональный, нетвердо стоящий на ногах похоронный оркестрик, к середине нулевых "Ленинград" превратился в главную звезду стадионов и корпоративов, бронебойную машину по производству гигаджоулей энергии и похабных хитов, апеллирующих к низменным желаниям пролетариев и среднего класса.

На своем "последнем" концерте "Ленинград" и впрямь неистовствует, играя треть времени вообще нон-стопом (в этом беспощадном попурри новые на тот момент песни из альбома "Аврора" соседствуют со шлягерами "Когда нет денег" и "Группа крови"). К середине выступления градус праздника уже превышает все допустимые значения, когда публика самозабвенно скандирует нецензурный припев песни "День рождения" и отплясывает под "WWW". Лирические нотки, они же жизненно необходимая передышка, в действо вносят "Терминатор", "Мне бы в небо" и "Прогноз погоды". А в роли контрольных выстрелов в голову выступают "007", "Все это рейв" и "Без тебя п…ц". На последней особенно отчетливо понимаешь, что без "Ленинграда" в российской музыке действительно… как-то печально. В этой связи остается только поблагодарить автора за то, что к моменту выхода пластинки "Последний концерт Ленинграда" ее название уже не соответствует действительности.

Саундтрек "Игла Ремикс"

Заигрывание с наследием Виктора Цоя в стране, где культ музыканта необычайно силен и спустя 20 лет после его гибели, весьма чревато. Даже если за дело взялись самые близкие ему люди, когда-то творившие с ним бок о бок. Тут все надо делать по высшему разряду, либо вообще никак.

Поэтому-то в адрес создателей "Иглы Ремикс" часто раздаются возгласы о желании подзаработать на личности "последнего героя". Сама идея ремикшировать (заметьте, сделать именно ремикс, а не ремейк, как принято в кинематографе) прогремевший в конце 1980-х на весь СССР фильм, конечно, не могла не вызвать повышенный интерес, но ее реализация ощутимо не дотягивает до условного стандарта качества.

За музыкальные ремиксы на Цоя взялись не кто-нибудь, а его соратники по группе "Кино" - гитарист Юрий Каспарян, басист Игорь Тихомиров и барабанщик Георгий Гурьянов. Понятие "ремикс" подразумевает довольно радикальное перелопачивание музыкального произведения, от коего остается лишь остов. "Киношники" на это не решились. И их можно понять - поклонники певца приняли бы это в штыки. Все песни Цоя, звучащие в саундтреке ("Звезда по имени Солнце", "Дальше действовать будем мы", "Бошетунмай", "Группа крови"), максимально приближены к оригиналам. Они сыграны даже как-то ленивее и небрежнее - выглядит это, будто старые друзья собрались на кухне и пытаются вспомнить, чего они там вместе играли 20 лет назад.

Лучше становится, когда "Кино" сочиняет что-то новое (инструменталы "Дорога", "Море", "Киномеханика" или одноименный закос под "Звуки Му"), заодно давая пищу для фантазий, как мог бы звучать Цой в современных условиях.

Остальное время саундтрека отдано на откуп первому вокалисту "Ленинграда" Игорю Вдовину, а также Олегу Гитаркину и его группе Messer Chups, что вполне закономерно. Их музыка по своей сути очень кинематографична и хорошо вписывается в саундтреки.

Последним и, может быть, главным камнем преткновения "Иглы Ремикс" служит песня Вячеслава Бутусова "Дети минут" на стихи Цоя. Известно, что экс-лидер Nautilus Pompilius очень трепетно относится к наследию "Кино". Он регулярно исполняет вместе с Каспаряном в "Ю-Питере" песни Цоя и уже воспринимается чуть ли не своеобразным наместником последнего на Земле. Среди слушателей обязательно найдутся те, кто упрекнет музыкантов в паразитировании на чужой славе, но обвинить авторов "Детей минут" в неискренности никак нельзя. Одно только героическое гитарное соло Каспаряна в финале песни стоит иных, не самых удачных творений "Кино".

Interpol - Interpol

Выход четвертого альбома ньюйоркцев Interpol безусловно относится к важнейшим музыкальным событиям сентября. Ведь именно этот квартет в 2002 году записал без пяти минут гениальную пластинку "Turn On The Bright Lights", положившую начало одному из главных трендов нулевых - возрождению пост-панка. Вдохновлявшийся творчеством Joy Division Interpol вдохновил легионы подражателей разной степени бесталанности, и скоро от угрюмых, худощавых парней с гитарами просто не стало проходу.

Пост-панк – музыка мрачная и депрессивная, если не пытаться вырваться за рамки стиля, ее герою от песни к песне будет делаться все хуже и хуже. Так и Interpol. К своему четвертому диску группа захирела вконец, да так сильно, что из нее даже сбежал самый харизматичный участник, басист Карлос Денглер.

Нет, на диске встречаются бодрящиеся треки вроде "Success" или "Barricade", но такие бесформенные и безжизненные композиции как "Lights" и "Always Malaise (The Man I Am)" убивают все положительные впечатления напрочь. Насколько вымучены эти и другие треки, наглядно показывает их однотипная структура: унылое тягучее вступление, двухминутные безутешные стенания вокалиста Пола Бэнкса и мнимый катарсис в финале с грохочущими ударными и гитарами.

Лучше всего "Interpol" смотрится в роли последнего гвоздя в крышку гроба возрожденного пост-панка. И действительно, нулевые закончились, пора осваивать новые музыкальные пространства! Ради такого случая даже не стыдно прикупить диск и поставить его на полку как исторический артефакт.

James – The Night Before, The Morning After

The Charlatans – Who We Touch

Working for a Nuclear Free City – Jojo Burger Tempest

Наступившая осень располагает к небольшому разговору о "мэдчестере" - жанре, зародившемся в Манчестере в конце 1980-х годов и объединившем гитарные группы, привнесшие в психоделический рок элементы веселости, безбашенности и танцевальности. Мастодонты движения вроде The Stone Roses уже давно не при делах и упоминаются только в энциклопедиях да рейтингах лучших альбомов всех времен, но сам жанр, заложивший в свое время предпосылки для международного успеха брит-попа, вполне себе жив: только за последнее время по теме отстрелялись сразу три группы.

Первых - James - можно назвать предтечей "мэдчестера". Коллектив был основан еще в начале 80-х в одно время с легендарными The Smiths и проходит по ведомству одной из самых народных британских групп. James - это как "Сплин" в России: на родине ансамблей популярнее него единицы, но за ее пределами он совсем не котируется. Впрочем, пару вещей от James прекрасно знают и иностранцы: "Sit Down", от которой не было спасу в 90-е, и "I Know What I'm Here For", звучащая в рекламе в перерыве каждого матча Лиги чемпионов.

Секрет успеха James прост, как и их музыка, стилистика группы практически неизменна, и умение писать хлесткие жизнерадостные мелодии никуда не пропадает. В 2010-м James поступили концептуально, разбив очередной альбом на два EP, или, как принято говорить у нас с советских времен, миньона. По весне вышел энергичный и драйвовый "Ночь до", а осенью - минорный и расслабленный "Утро после". И там, и там James очень точно попал под настроение, попутно пополнив свою коллекцию хитов такими треками, как "Hero" и "Tell Her I Said So". А собранные воедино, миньоны вполне могут посоперничать за звание поп-пластинки года.

Обратная ситуация с группой The Charlatans. Эти самородки, даром что не из Манчестера, всегда причислялись к первому эшелону "мэдчестера", становясь в один ряд с The Stone Roses, Happy Mondays и теми же James. Внезапно к 11-му альбому коллектив отказался от своего фирменного снобистского стиля в угоду беззастенчивому, простецкому пауэр-попу в духе Билли Джоэля. И даже притягательный хрипловатый вокал Тима Берджесса на этом фоне зазвучал довольно неуместно. Пока что "Шарлатаны" своими же руками разрушают "мэдчестер", вознесший их на вершину славы. Ход смелый, но грозящий полным фиаско.

Группа с длинным и сложным для запоминания именем "Working for a Nuclear Free City", будто бы вдохновленным цоевской "Я объявляю свой город безъядерной зоной" (на самом деле музыканты подсмотрели название на одном из уличных плакатов), относится к свежей крови Манчестера и, может статься, будет диктовать его будущий стиль. Борцы с ядерной энергией, чаще предпочитающие стандартным песням инструментальные коллажи, мешают в своем творчестве все предыдущие достижения манкунианцев с элементами шугейза, нойза, арт-рока, электроники, а на новом альбоме - еще и эмбиента и синти-попа.

Главным минусом WFANFC, как ни парадоксально, пока остается их креативность, трудоголизм и незнание чувства меры. Если их пробный камень - одноименный альбом 2006 года - еще был довольно лаконичен, хотя и не без проходных зарисовок, то уже на следующий год, дебютируя в США, коллектив выплеснул на уши меломанов сразу двойной альбом "Businessmen & Ghosts", длиной под 30 треков. Сократи они его втрое, вполне получилась бы идеальная пластинка для штурма местных хит-парадов. То же самое с нынешним "Jojo Burger Tempest". Заглавный 33-минутный (!) трек, состоящий из малосвязанных друг с другом звуковых ландшафтов, приложен вторым диском к основному 18-трековому альбому. Поколение, выросшее на iTunes и потребляющее музыку поштучно, этого энтузиазма явно не оценит.