В Россию с надеждой

Интервью с министром экономики Латвии в преддверии его визита в Москву

В воскресенье, 19 декабря, министр экономики Латвии Артис Кампарс будет сопровождать президента своей страны в первом за последнее десятилетие официальном визите в Россию. Накануне этой поездки господин Кампарс согласился встретиться с корреспондентом Ленты.Ру и рассказать об убедительных симптомах выздоровления латвийской экономики и о планах и надеждах на встречи с российскими партнерами.

Лента.Ру: Прежде всего, даже до того как начнем говорить о вашем предстоящем визите в Москву, я хочу задать вопрос, который беспокоит последние годы всех и всегда.

Можно ли сейчас говорить с уверенностью о том, что латвийская экономика преодолела кризис и начала устойчивое движение в сторону восстановления? Каковы признаки этого?

Я уверен в том, что сегодня после данных по экономике по третьему кварталу мы можем уже с полной уверенностью сказать, что Латвия уверенно, как и планировалось раньше, выходит из кризиса. Мы с такой уверенностью можем об этом говорить, потому что опираемся на все основные экономические параметры, которые показывают последние данные по экономике.

У нас первый раз за последние два года наблюдается устойчивый рост экономики. По данным за третий квартал текущего года, к прошлому году, мы растем почти на 3 процента. Увеличение ВВП на 2, 9 процента. Это такой, как мы видим, положительный показатель. Мы планируем, что 2010 год закончится с пусть и символическим (ноль целый и сколько-то десятых), но все равно позитивным ростом ВВП.

Почему мы этому так рады? Потому что все-таки в начале на 2010-й год мы вообще запланировали бюджет со спадом в 4 процента. Потом была коррекция - 3,5 процентов, а сейчас уже коррекция – 0,4 процента. Но реальные цифры дают надежду, что будет небольшой рост.

Во-вторых, что очень важно. Мы уже видим больше, чем год, сбалансированность экономики, то есть сбалансированность показателей импорт-экспорт. А ведь это было одной из основных причин, почему Латвия была так глубоко в кризисе. В 2006-2007-м году во время очень стремительного роста у нас был очень негативный импортно-экспортный баланс (объемы импорта значительно превышали экспорт, - прим. Лента.Ру). Сегодня он уже более года сбалансирован. Импорт-экспорт находятся примерно в одинаковых позициях.

Третий основной параметр – это инфляция, где мы вышли из зоны дефляции, которая все-таки в долгосрочном порядке не стимулирует развитие экономики в дальнейшем. Это хорошо для жителей, но все-таки мы вышли из минусовой зоны. Сейчас мы видим, что есть небольшая инфляция.

Для нас сейчас крайне важен экспорт. Анализируя все страны, которые имеют какую-то свою экономическую политику, мы уже в прошлом году очень четко пришли к выводу, что Латвия как небольшая экономика не может в долгосрочном порядке базироваться только на внутреннем рынке.

Зная глобальные процессы в мире, мы очень четко поставили цель: Латвия должна быть экспортирующим государством, как Финляндия, как Словакия, как Словения. Зная позитивный опыт в этих странах, мы видим, что и в Латвии это показывает правильность того пути, который в прошлом году выбрали во время кризиса. Эти основные параметры дают нам надежду, что время кризиса миновало.

Лента.Ру: Какие направления латвийской экономики Вы могли бы назвать главными движущими силами выхода из кризиса?

Да, мы в прошлом году решились на такой неоднозначный шаг. Мы определили приоритет экономических сфер. При этом на нас очень обиделись те, кто не оказался в их числе.

Латвия – это небольшой рынок. Наши экспортные товары, которые мы можем продавать, - это, во-первых, то, что производит деревообрабатывающая промышленность. Начиная с мебели, продуктов древесины, строительных материалов из древесины – тут очень много и опыта, и экспортных каналов, и реальной конкурентоспособности Латвии как экономики. Надо сказать, что эта отрасль в 2010-м году создала и продала на экспорт больше, чем в предыдущие 20 лет. Этот год был очень хорошим.

Второе серьезное направление тоже исторически обусловлено, у нас на очень высоком уровне и разработка, и знания в фармацевтике. Наши компании сейчас работают и на больших рынках Индии, Китая. Мы лицензируем свои лекарства в европейских странах, в Америке и так далее.

Эти ниши – специфические. Они не очень широкие. Но мы стараемся быть лидерами в некоторых нишах, и нам это удается.

Например, металлообработка, промышленное строение – за последнее время очень выросшая часть нашей экономики. Это опирается на работу внутри поставочных цепей – в основном Европейского Союза, наши заводы – частица цепи автомобилестроения в европейском машиностроении.

Это также электрооборудование и сфера IT и телекоммуникаций. Латвийские передатчики для мобильной связи работают по всей Африке, где только развивается мобильная связь.

Конечно, производство продовольственных товаров, где мы до сих пор имеем и возможности и знания, как это делать. Но тут есть особенности глобального рынка. Например, российский покупатель и его потребности и китайский покупатель – это две разные вещи. Мы понимаем российского покупателя. Мы знаем, что он, например, любит "Рижские шпроты". В Китае, я думаю, это было бы новостью. Мы должны на этом рынке понять, как и по каким направлениям работать.

Дальше - туризм. Мы видим себя как хорошее место для неспешного отдыха на природе. Наверное, по всему миру таких мест осталось немного.

Конечно, это транзит. Мы понимаем, что Россия будет одним из самых широких производителей энергоресурсов в ближайшие годы. Мы видим, что Латвия может предоставить и российскому, и белорусскому, и казахстанскому транзиту все возможности по нашим портам. И наоборот - например, сейчас латвийские порты обслуживают грузы в сторону Средней Азии, в сторону Афганистана, железнодорожные пути соединяются с той шириной рельс, которые находятся на территории бывшего Советского Союза. Для нас это тоже интересное направление.

Лента.Ру: Вы сказали, что латвийская экономика сейчас ориентируется на экспорт. Какие направления, виды товаров являются главными для Вас при экспорте на рынок России?

По товарообороту с Россией у нас сейчас очень хорошие показатели. Россия – наш третий по величине и экспортный, и торговый партнер, это очень важно для нас. Я только что получил данные по последним десяти месяцам. Если в прошлом году в целом у нас товарооборот был 822 миллиона латов (около 47 миллиардов рублей), то сегодня уже по десяти месяцам у нас товарооборот 869 миллионов латов (около 50 миллиардов рублей). За 10 месяцев – уже больше, чем за весь прошлый год.

Основные позиции - конечно, мы в России в основном закупаем энергоресурсы – электричество и газ. Это основа нашего импорта из России. Мы очень ценим также российскую водку и те классические товары, которые наш потребитель до сих пор помнит и любит.

С латвийской стороны основное – это, конечно, продовольственные продукты, рыбные консервы. Продовольственные продукты занимают примерно треть экспорта Латвии в Россию. Очень сильная позиция в этом году - продукты химической промышленности. В основном это лекарства, популярные медикаменты, которые производят некоторые латвийские заводы, пользуются спросом в России.

Также мы видим хорошие позиции на некоторые машиностроительные детали, на механизмы, которые импортируются Россией. Это занимает примерно в этом году 16 процентов от общей объема экспорта. Еще с советских времен у нас хорошие контакты и взаимосвязи по поставке некоторых деталей. Например, по электрооборудованию для автомобилей, по электрооборудованию для кораблей, для индустрий, которые производятся в России.

Лента.Ру: Я так понимаю, что вас как министра экономики все равно это не удовлетворяет. Какими бы ни были показатели, вам, наверное, хотелось бы, чтобы они были лучше?

Однозначно.

Лента.Ру: Что мешает более бурному развитию экономических отношений с Россией?

Вы знаете, я не думаю, что здесь можно выделить один, два или три главных фактора, которые этому мешают. Во-первых, я думаю, что последние два года у нас были на очень хорошем уровне политические взаимосвязи и контакты.

Я лично раз в два месяца говорил с Послом России, господином Вешняковым. У нас была очень хорошая тесная связь с руководителем Межправительственной комиссии с российской стороны, с господином Левитиным. Межправительственная комиссия работала очень интенсивно, и эти контакты были очень частыми. Поэтому, я думаю, в этом плане все в порядке.

Основная проблема была, конечно, финансовая, причем с обеих сторон. В России спад цен на нефть тоже создавал некоторые проблемы и внутри страны, и в экспортном направлении. То есть потоки инвестиций на некоторое время остановились.

Лента.Ру: Кризис на всех повлиял.

Да. В том-то и дело, что сегодня то время, когда мы должны создавать новые интересные взаимовыгодные связи. Я думаю, что наметить конкретные проблемы я все-таки не решился бы. Основные возможности все это увеличить находятся в более глобальном плане. Я думаю, что отношения у нас хорошие. Их надо улучшать и дальше.

Лента.Ру: Просто обычно принято думать, что развитию экономических связей между нашими странами мешают прохладные политические отношения. Вы хотите сказать, что последние годы политика на это не особо влияет?

Во всяком случае, я не замечал таких серьезных проблем. У нас у каждого есть свои внутренние проблемы. Например, что мешает транзиту? Это, конечно, не очень удачная приватизация транзитных объектов с латвийской стороны. Но реальность такова. Латвии как стране Евросоюза, где все-таки правовая система, хоть мы, может быть, не очень правильно и не очень выгодно приватизировали эти объекты, но они приватизированы. Они частные.

Лента.Ру: О каких объектах Вы говорите?

Мы говорим в основном о порте Венстспилс и всех тех предприятиях, которые в свое время были очень важны для транзита российских энергоресурсов в Европу. Они сейчас больше десяти лет находятся в частных руках. Не всегда эти новые собственники между собой могут договариваться и дальше уже договариваться с российской стороной, то есть с поставщиками этих транзитных продуктов.

Насколько я знаю, как раз вот эти неясности в некоторых позициях мешают развитию некоторых транзитных потоков. Конечно, транзитные потоки до сих пор остаются значительными, возможности действительно очень-очень высокие.

Лента.Ру: А как насчет сухопутной границы. Мы все привыкли к новостям о многокилометровых очередях из грузовиков на латвийско-российской границе. Как решается проблема с проходом таможни?

Это вопрос, который мы обсуждаем на каждом заседании Межправительственной комиссии. Последняя комиссия проходила в Пскове (то есть рядом с границей) на ней этот вопрос был основным объектом переговоров.

Честно говоря, эта проблема не так быстро решается. У контрольных пунктов не всегда есть возможность быстро обслуживать созданный сегодня транспортный поток.

С российской стороны есть очень четкие нормы, сколько машин за 10 минут нужно обслуживать. Это иногда мешает. Иногда мешают какие-то другие технические проблемы.

Лента.Ру: Это проблемы связаны с пропускной способностью российского таможенного пункта?

В основном – да. Но с латвийской стороны тоже бывают некоторые осложнения. Мы понимаем, что эти вопросы должны решаться уже при постройке таких серьезных транспортных коридоров, в том числе автодорожных, при постройке новых таможенных пунктов. Но это все требует больших инвестиций. С обеих сторон во время кризиса возможности таких инвестиций все-таки ограничены.

Лента.Ру: Я знаю, что Евросоюз предлагал российской стороне выделить специальные средства на постройку…

Они выделены. Один из вопросов, которые мы будем обсуждать, - возможность создания такого транспортного коридора, возможность финансирования с обеих сторон. С нашей стороны мы очень одобряем такую позицию. Но реальность такова, что и с нашей, и с российской стороны дорожная система все-таки пока не очень удовлетворительна, исходя из современных нужд и торговых возможностей между Евросоюзом и Россией.

Лента.Ру. Возвращаясь к тому, с чего мы начали. По вашим словам наблюдается достаточно уверенный экономический рост – 3 процента. Не опасаетесь ли вы, что тяжелое экономическое положение в некоторых других странах Евросоюза (в Ирландии, Португалии, Испании) может еще раз ударить по финансовой системе Латвии?

Мы понимаем, что ситуация действительно непростая, что та политика, которую вели некоторые страны Евросоюза по бюджетному планированию была не очень долгосрочной. Но примеры за прошлые два года показали возможность Европейской комиссии и Евросоюза в целом решить эти проблемы.
Я думаю, что Латвия в этом плане – один из самых первых показательных примеров. За эти два года мы с очень сложными внутренними реформами – с урезаниями бюджетных средств, с уменьшением выплат из бюджета – все-таки вышли и сейчас выходим на ситуацию, которая намного долгосрочнее и намного положительнее, чем была два-три года назад.

Что касается тех стран, которые после этого показали свое долгосрочное планирование бюджета (сначала Греция, сегодня – Ирландия) - не знаю, что будет дальше. У Португалии вроде бы не такие серьезные проблемы. Но мы знаем, что Евросоюз все-таки пришел к одному мнению о поддержке финансовой системы Греции. Сейчас мы знаем, что существует похожая ситуация по поводу Ирландии. Мы уверены, что Европа способна выйти из этих затруднений.

Что касается Латвии, то на нас это пока не очень сильно влияет, потому что наши основные экспортные рынки – это Скандинавские страны, Германия, и таких проблем с недолгосрочным дефицитом бюджета у них нет. Мы здесь чувствуем себя комфортно и работаем над развитием других экспортных рынков.

Эти проблемы могут нас касаться только в смысле долгосрочных экономических выводов по единой валюте, по стабильности валюты, по общим бюджетным решениям, которые нужно будет принимать, исходя из этих проблем.

В любом случае, я уверен, что Европа может и готова выйти даже из таких затруднительных ситуаций.

Лента.Ру: Когда Латвия планирует ввести европейскую валюту?

Наш план реформ по монетарной политике был нацелен на вступление в еврозону в 2014-м году. Есть Маастрихтские критерии, которые мы должны выполнить, чтобы заявить о возможности присоединиться к еврозоне, как это только что сделала Эстония. Основная проблема для нас – это дефицит бюджета. У нас был план - 6 процентов в 2011-м году. Мы, наверное, выйдем на лучший процент. Сегодня бюджет показывает 5,4 процента. Может быть, цифра будет еще лучше.

В следующем, 2012-м году, будет уже 3 процента дефицита бюджета. Дальше уже все основные параметры будут вести к тому, что мы выполним Маастрихтские критерии, и Латвия будет введена в Еврозону в 2014-м году.

Лента.Ру: Все-таки выход из кризиса дался Латвии и латвийскому населению непросто. Социальная сфера была сильно урезана. Огромный внешний долг сейчас лег на плечи Латвии. Насколько тяжелым бременем стал груз международных долгов? По вашей оценке, насколько он будет сдерживать восстановление экономики?

Знаете, если мы посмотрим сейчас по всему миру цифры внешнего долга, то Латвия находится в очень позитивном положении. Наш внешний долг по отношению к ВВП сегодня ниже 40 процентов. Мы находимся на одной из самых лучших позиций не только в Евросоюзе, но и во всем мире. Говоря объективно, по сравнению с другими странами, в этом плане ситуация для нас не самая трудная.

Например, Италия имеет внешний долг где-то 100 процентов от ВВП. Средняя цифра долга европейских стран – это 60-70 процентов от ВВП.

Латвия сейчас имеет 37 процентов от ВВП. Вы знаете, критерий Маастрихта – это 60 процентов. То есть мы еще имеем запас и можем чувствовать себя спокойно.

Я уверен, что сейчас уже финансовые рынки показывают очень позитивные сигналы, исходя из наших реформ. Процентные ставки для Латвии сейчас уже очень хорошие.

Лента.Ру: 1,5 процента?

Да. Они сейчас уже такие, что мы можем финансироваться на глобальных финансовых рынках. У нас уже иногда появляется ощущение, что мы можем справляться и без программы с валютным фондом Еврокомиссии. Конечно, мы продолжаем эту общую работу, потому что реформы в экономике должны производиться. Но мы уверены, что в любое время те суммы, которые имеются в Латвии, могут профинансироваться дальше на рынках, уже в течение 10-15-ти лет как это делают все страны. Это не новость.

Почему у нас программа с валютным фондом? Потому что в 2008-м году, когда кризис только настал, когда все мировые финансовые рынки замерли на пару месяцев, в Латвии не было возможности перекредитоваться, чтобы погасить этот внешний долг и решать те экономические срочные проблемы при таком очень сильном спаде, который был в то время.

У нас не было иного выхода, как идти на сотрудничество с валютным фондом, как это, между прочим, делают другие страны, в том числе, в 1990-е годы это делала Россия.

У нас есть небольшая проблема по частным займам частных и юридических лиц, которые в эти годы стремительного роста, не думая о будущем, очень много кредитировались.

Для нас после вступления в Евросоюз был такой неосновательный оптимизм, мнение, что экономика всегда будет расти. Но реальность показывает, что так не происходит. Рост в какие-то времена будет покрываться рецессией.

Лента.Ру: С чем вы едете в Москву? С кем планируете встретиться, какие вопросы хотите обсудить?

Во-первых, с очень добрыми намерениями, а во-вторых, с очень открытым сердцем. Я как министр экономики, конечно, хотел бы поговорить по темам сотрудничества по экономическим вопросам. Тут мы имеем свои основные темы переговоров. Много говорилось о сотрудничестве при поставках энергоносителей. В основном это газ. То, что мы ощутили за последние годы, что мы как страна Евросоюза получаем газ по схожим ценам, по которым получают газ другие европейские государства. Но проблема в том, что, например, платежеспособность среднего жителя Латвии по сравнению со средним жителем, например, Франции или Германии объективно много ниже.

Мы считаем, что наш партнер в России при поставках газа все-таки должен учесть и такие специфические нюансы. Я имею в виду то, чтобы все двусторонние бизнес-контакты были долгосрочными, то есть обе стороны должны быть заинтересованы в этом долгосрочном сотрудничестве. Тут много возможностей для переговоров.

Лента.Ру: Вы заинтриговали латвийские СМИ, сказав, что у вас есть три-четыре "убедительных довода", которые должны подвигнуть российский Газпром к снижению цены на газ? Платежеспособность латвийского населения - это один из них?

Да, один из. Но я хорошо знаю, что не только Москва слезам не верит, бизнес тоже слезам не верит. То есть если в бизнесе есть монопольные ситуации при поставке, то бизнес, конечно, не видит поводов что-то менять, если латвийский покупатель что-то не может.
Но если мы говорим о долгосрочном сотрудничестве, мы хорошо понимаем, что для российских поставщиков в Латвии не самый широкий рынок, но я думаю, что мы очень близкий рынок, мы исторически связаны, люди между собой контактируют. И я думаю, что какая-то социальная ответственность перед латвийскими потребителями у "Газпрома" должна проявляться.

Лента.Ру: Вы надеетесь пронять "Газпром" социальной ответственностью перед латвийскими потребителями?

Почему нет?

Лента.Ру: Помнится, что украинские потребители не вышибли слезу...

Мы все-таки знаем, что если мы говорим о ценах для украинских и белорусских потребителей и ценах для латвийских потребители, коэффициент иной для Украины и Белоруссии. Мы не говорим о том, что мы хотим каких-то радикальных изменений. Но все-таки мы уверены, что разговор по этому поводу уместен.

Например, чтобы за год цена не падала на 30 процентов, но и не росла на 30 процентов. Есть коэффициенты, которые уравнивают эти вещи.

Второе. Если все-таки мы себя считаем одной из европейских стран, и "Газпром" так это говорит, мы знаем, что некоторые наши коллеги в Европе говорят о других принципах создания цен. То есть где есть какая-то часть биржевых возможностей создания цен.

Лента.Ру: Чтобы учитывать биржевые колебания?

Да. Конечно, у нас долгосрочные договора, это хорошо. Но мы каждые 9 месяцев обновляем цены, исходя из формулы. Мы думаем, что эта биржевая ситуация, актуальная ситуация была бы очень важна в этом плане.

Понимаете, если нам будет навязано в долгосрочном порядке такая ценовая политика, которая нам очень труднодоступна, то мы будем очень резко работать над другими решениями.

Лента.Ру: А какие могут быть другие решения?

Поставка газа в современном мире может производиться не только из России. Но то, что у нас инфраструктура построена таким образом в советское время, что эта поставка с одного канала, это в действительности так и есть. Но мы все-таки думаем над такими планами…

Лента.Ру Вы сейчас говорите о планах строительства нового крупного газохранилища в Прибалтике?

Не газохранилища, а терминала. Он даст возможности диверсификации поставок – это сжиженный газ, который доставляется, потом он уже дегазифицируется, потом становится газом. Это один из каналов, где мы можем такие технологии вести.

Лента.Ру: Насколько потенциально такой терминал мог бы снизить зависимость Латвии от поставок "Газпрома"?

Это зависит от наших переговоров, зависит от того, как мы друг друга поймем.

Понимаете, есть другие партнеры, с которыми мы сейчас ведем переговоры, которые готовы нам поставить такой сжиженный газ на других хороших условиям. Если это будет значительно выгоднее, чем покупать газ у Газпрома, то, возможно, Латвия будет полностью удовлетворять свои потребности за счет поставок сжиженного газа через этот терминал. Почему нет?

Лента.Ру: То есть объемы этого терминала будут достаточными, чтобы обеспечивать Латвию?

Конечно. Не только Латвию. Мы знаем, что инфраструктура построена из Риги таким образом, что мы можем поставить газ и в Литву, и в Эстонию, и, возможно, через пролив и в Финляндию.
Интерес в этом смысле есть, если мы говорим о создании внутреннего рынка Евросоюза, то мы сейчас отделены от возможности поставок газа на внутреннем рынке.

Все эти аргументы логичны и очень прагматичны. Тут нет никакой политики, тут есть интерес каждого жителя Латвии, независимо от того, русский он, латыш, белорус или кто-то другой.

Мы таким образом думаем о возможностях бизнеса и наших граждан меньше платить за электричество и тепло.

Лента.Ру: В Латвии с нового года ждут снижения тарифов на газ для частных потребителей и предприятий на 5-7 процентов. Связано ли это как-либо с вашими ожиданиями удачного исхода переговоров с Газпромом?

Это очень позитивный сигнал. Я просто напомню, как эти переговоры начались летом, когда компания "Газпром" открывала свой офис в Риге. У меня была возможность встретиться с вице-президентом "Газпрома" - с господином Голубевым.

Эти переговоры у нас завершились тем, что мы начали дискуссию по отношениям, по ценам и по системам в будущем. Тогда господин Голубев на мой вопрос: "Когда бы мы могли рассчитывать на конкретный результат" ответил очень коротко: "До конца этого года". Это было его обещание.

Сейчас я вижу, что он свои обещания выполняет. Я пока не видел документ, но читал в пресс-релизе нашей компании "Латвияс газе", где основной собственник – это "Газпром", что поставки на эту зиму идут со скидкой (или 7, или 10 процентов). Это, я считаю, уже очень большое достижение. У меня очень позитивное видение этой ситуации.

Я хотел бы просто продолжить дальше и в наших переговорах обсудить долгосрочную схему сотрудничества. Хотелось бы поговорить о том, есть ли возможность создать такую долгосрочную систему, чтобы каждый житель Латвии относился к поставщику газа "Газпрому" не как к компании, которая хочет только зарабатывать, потому что у нее монополия, а чтобы социальная сторона тоже имела место.

У нас в Европе social responsibility – это серьезный элемент любого бизнеса. Мы не можем не говорить о таких вещах, даже в ситуации, когда речь идет о поставках монополии.

Лента.Ру: Скажите, вы планируете добиться прорыва в этом вопросе в ходе этого визита в Москву?

Я понимаю, что такие переговоры длятся какое-то время. Но то, что мы уже имеем, это хороший результат на сегодняшний день, который почувствовал каждый житель Латвии. Я просто хочу продвигаться вперед в этих переговорах.

Лента.Ру: То есть нам не стоит ждать подписания контракта, новую формулу расчета цены на газ?

У меня нет повода пока надеяться на такие вещи, эти переговоры дело не быстрое. Я думаю, это может быть следующим шагом – мы поговорим о том, какие возможности есть, как мы видим ситуацию по поставке газа через 10 лет, потому что и через 10 лет будут потреблять газ. Вопрос - какой и по какой цене?

Лента.Ру: Какие еще вопросы вы будете задавать в Москве?

Мы очень долго решали две коренных договорных проблемы между Латвией и Россией. Одна- по двойному необложению, договор мы уже подготовили и подписываем во время визита. Второй вопрос – о защите инвестиций в обеих странах. Это для нас тоже довольно-таки важный вопрос, потому что многие представители латвийского бизнеса смотрят в сторону России как места для инвестиций.

Вы знаете, что Латвия имеет больше половины всех внешних инвестиций Псковской области. Тут есть и продовольственные производители, и деревообрабатывающие производители. Для нас эта приграничная зона очень важна. Мы видим возможность бизнеса.

Такие договора по защите инвестиционных объектов у нас заключены почти со всеми странами. А с Россией пока нет. Мы не видим повода, почему этого не сделать. Мы шли навстречу объективным требованиям российской стороны. Я помню, что в прошлом году представитель Делового Совета с российской стороны, господин Авен был доволен теми условиями и договоренностями, которых мы достигли.

По каким-то причинам, которые мне неизвестны, с российской стороны это тормозится. Мы хотели все-таки это продвигать вперед, потому что я не вижу объективных поводов, чтобы российский бизнес не хотел бы официальной договорной базы для своих инвестиций в Латвии. Это очень важно.

Лента.Ру: Что конкретно это даст бизнесу?

Например, инвестор из России инвестировал в какой-то порт, терминал, что-то сделал. Вдруг Латвийское государство тормозит его бизнес, например, какой-то чиновник поставил неадекватные условия по окружающей среде или другие факторы, которые реально мешают бизнесу. Бизнес встал, хотя инвестиций очень много. Если есть договор, то он может подать [жалобу] в Правительство Латвии или дальше в суд. Есть реальные случаи, где государство должно выплатить обратно все инвестиции.

Это нормальная система, так все государства между собой устанавливают отношения. Также наоборот, скажем, если в Россия из-за каких-то бюрократических проблем остановятся наши инвестиции, мы тоже хотели бы, чтобы наш инвестор был спокоен, что его вложения будут ему адекватно компенсированы.

Россия, как я знаю, стремится к инвестициям. Поэтому я не вижу объективных аргументов против такого договора, если мы, конечно, не берем в расчет бюрократические аргументы, которые постоянно есть и будут. Мы хотим решить эти вещи.

Лента.Ру: Бюрократические или коррупционные аргументы?

Вы знаете, мне сейчас трудно комментировать, какие тут аргументы. Но мы видим, что со стороны бизнеса есть поддержка этих договоренностей, а где-то в коридорах власти они останавливаются.

Лента.Ру: Вы надеетесь подписать такой договор в Москве?

Нет, вряд ли. Это тоже не вопрос одного дня. У каждой страны есть свой процесс, чтобы это все подтвердить. Мы надеемся получить такой сигнал на уровне президента или премьер-министра, чтобы найти компромисс по такому договору. Мы должны находить компромиссы внутри Межправительственных комиссий.

Лента.Ру: Вашу делегацию в Москву будет сопровождать рекордное число бизнесменов — больше сотни. Чем вы объясняете такой интерес?

Такой интерес очень понятен. Мы были и будем хорошими соседями. Экономические интересы у нас в Латвии и в России, насколько я знаю, самые актуальные на сегодняшний день. Это становление нового бизнеса, расширение бизнеса, новые контакты и так далее. Я очень поддерживаю всех тех предпринимателей, которые активно работают над новыми контактами и возможностями.

Такого рода визиты у нас были не только в Россию. Да, это самая большая делегация. Например, когда мы ездили в Среднюю Азию, в группе было 60-70 человек. Мы очень положительно смотрим на интерес бизнеса, на желание бизнеса быть вместе с политиками, ощутить этот политический сигнал для расширения контактов, для увеличения объектов с обеих сторон. Я очень доволен этим.

Лента.Ру: Может быть, вам известны какие-то намечающиеся большие сделки крупного бизнеса?

Я не думаю, что в эти два-три дня будут какие-то конкретными сделками. Я думаю, что все-таки мы под этим очень высоким политическим зонтом обновляем контакты, посылаем друг другу такую информацию, что наши правительства, наши президенты нас поддерживают. Что если кто-то включен в делегацию президента, то это человек серьезный, с ним можно работать.

Я думаю, что сейчас важно показать, что мы активны, что правительство и президент поддерживают такого рода активность. А конкретные договора должны заключаться уже потом.

Лента.Ру: В Латвии усиленно обсуждаются планы правительства по приватизации принадлежащих государству долей в наиболее крупных латвийских предприятиях: "Латвэнерго", "Латвийская железная дорога", Вентспилсский порт, телекоммуникационные компании "ЛМТ" и "Латтелеком", авиаперевозчик AirBaltic. Собираетесь ли вы в Москве привлекать потенциальных покупателей для этих госактивов из числа российских бизнесменов? Есть ли уже какие-либо конкретные планы, договоренности?

Уточню. Названные компании со стороны правительства будут продвигаться не на приватизацию, а на продажу акций. Приватизация - это очень конкретный период, когда проходит конверсия государственного имущества на частное имущество. Это у нас закончилось в конце 1990-х.

Сегодня у государства остались какие-то предприятия и какое-то имущество. Мы сейчас определили, что государство не во всех этих случаях должно иметь контрольный пакет. Если мы говорим о "Латвэнерго" и о "Латвийской железной дороге", то эти компании включены в список непродаваемых, потому что тут есть интересы монопольной ситуации. "Латвэнерго" все-таки до сих пор дает 98 процентов поставки энергии в стране. Мы не можем рисковать, потому что потребитель Латвии может иметь негативные последствия от этой приватизации.

То же самое по "Latvijas dzelzceļš" (“Латвийской железной дороге”). Мы ознакомились с опытом других стран (например, той же Великобритании и не только), где приватизации железных дорог и инфраструктуры никогда не давали позитивных эффект. Поэтому в данном случае мы не будем говорить о приватизации.

Если говорим о бизнесе в телекоммуникациях, то это понятно, у нас очень большая конкуренция. Частные компании очень жестко и строго конкурируют между собой. Государство имеет какую-то часть в "ЛМТ", в "Латтелекоме" у государства 51 процент, но все равно собственник уже больше чем 10 лет шведская компания Sonеrа. Мы не видим никаких поводов, чтобы государство работало как предприниматель.

В этих случаях мы смотрим: если речь идет об инфраструктуре – то мы не должны приватизировать или продавать эти компании. А если речь идеи об интересах коммерции, где все-таки создана конкуренция, то государство из этих компаний должно выходить. Это основной принцип.

Мы не планируем конкретные переговоры по этим компаниям. Но, конечно, если российский бизнес интересуется какой-то активностью по продаже таких акций, мы всегда открыты.

Лента.Ру: В ходе вашего визита в Москву должен быть подписан договор о совместном развитии туризма. Какие преимущества он может дать россиянам, намеревающимся поехать отдыхать в Латвию?

Я думаю, что каждый турист на следующий день после подписания договора не почувствует разницу. Но все равно это очень важный договор, потому что, как мы знаем, еще очень много технических деталей в отношениях между туристическими компаниями, которые работают между собой, есть технические нюансы по визам.

Сегодня мы страна зоны Шенгена. И вы знаете, что, получая визу в Латвию, вы можете ехать в любое другое европейское государство. Мы уже пытаемся быть открытыми при выдаче таких виз. Но не всегда посольство в Москве имеет такие возможности. Вы знаете, что иногда там очереди, но мы это решаем. Данный договор будет одним из опорных пунктов, чтобы решить эту проблему. Если очереди в посольство слишком большие, то с российской стороны будет возможность влиять на этот процесс.

Второе, что очень важно - под "зонтиком" этого договора будет создана рабочая группа для решения подобных актуальных проблем. Мы будем определять эти проблемы, а потом уже внутри группы решать их. Это будет намного легче.

В основном речь идет о следующих направлениях: решение всех туристических, транспортных проблем, транзитных проблем (с которыми сталкиваются некоторые российские туристы). Те же вопросы по приграничному туризму. Они широкие, но государственные договоры создают общее юридическое, правовое пространство для дальнейшей работы бизнеса.

Лента.Ру: В Москве также планируется подписать договор об упрощенном пересечении границы для жителей приграничных районов обеих стран. Какой экономический эффект это может дать и не приведет ли это к усилению потока контрабандных товаров?

Серьезные контрабандные каналы не касаются того круга вопросов, которых касается договор. Мы здесь говорим о том, чтобы друзья или даже родственники жителей приграничных городов в некоторых случаях могли свободно без проблем пересечь границу. Если кто-то из них перенесет пачку сигарет или бутылочку водки, это никогда не будет существенным поводом для увеличения контрабандных потоков.
Контрабандные потоки действительно иногда бывают, но им никаким образом не способствуют контактах пограничных жителей между собой.

А для решения проблемы контрабанды нужны другие договоры, которые мы тоже заключаем.

Лента.Ру: Можно ли уже сейчас говорить о каком-либо экономическом эффекте от изменения миграционного законодательства Латвийской республики, позволяющего получить вид на жительство в Латвии инвесторам в латвийские предприятия или приобретателям недвижимости?

Серьезный моментальный эффект мы пока не заметили. То есть рост инвестиций в этот сектор есть. Но он не настолько большой, какой хотели бы видеть те, кто продвигал эту идею. Мы видим, что в любом случае этот закон открывает возможности для российского бизнеса, не только бизнеса, но и частных лиц, которые хотели бы подольше пожить в Юрмале. Мы видим, действительно продаются такие апартаменты и недвижимость в Юрмале, и даже квартиры где-то в Риге. Но какой повод, вид на жительство или просто возможность больше находиться здесь возле моря? Пока я не знаю. Во всяком случае, пока стремительного потока нет.

Лента.Ру: То есть Вы скорее разочарованы?

Нет. Я думаю, что это дело времени. И думаю, что шаг за шагом все-таки эти отношения улучшатся. В то время я тоже не был уверен, что это будет таким взрывом. Одно законодательство – и сразу будет взрыв. Потому что после кризиса те российские предприниматели, которые имеют средства, все-таки очень сильно думают, куда и как их вкладывать. Я здесь вижу очень логичное, прагматичное отношение. Да, мы открыты, но это не будет основным, козырным пунктом Латвийской экономики.

Лента.Ру: Серьезно стимулировать рынок продажи недвижимости с помощью этого закона в целом не удалось?

Этот рынок стимулируется еще и за счет повышения активности банков, и вот этим законом, где мы очень заинтересованы в инвестициях. Но ошибочно предполагать, что этот рынок будет самым сильным генератором экономики Латвии. Мы должны признать эту ошибку, мы (я и мои советники) ее признали. Как я уже говорил, мы работаем на экспорт. Возможность продавать недвижимость на внутреннем рынке – это хорошо. Но генератор всех основных инвестиций и денежных потоков для Латвии – это экспорт. Остальное – это сервисные услуги, это дополнительные направления. Если сдвиг есть – это хорошо. Я был бы очень удивлен, если бы здесь был какой-то взрыв. Я думаю, что ситуация нормальная, такая, какая должна быть.