Новости партнеров

Загадки будущего

Минфин и Минэкономразвития поспорили о стратегии развития

Минэкономразвития представило премьер-министру Владимиру Путину две макроэкономические модели до 2030 года: инновационную и энерго-сырьевую. Понятно, что для ведомства Эльвиры Набиуллиной инновационная модель выглядит привлекательнее. Однако против Минэкономразвития выступает Минфин: Алексей Кудрин считает, что с помощью инициатив Набиуллиной никаких инноваций не добьешься, а бюджет еще больше будет зависеть от нефти.

В начале нового десятилетия и за полтора года до президентских выборов российские чиновники всерьез задумались о том, какой будет страна через десять или через 20 лет, то есть, иными словами, через три президентских срока - они, если не изменится Конституция, будут теперь шестилетними.

Идея долгосрочного макроэкономического планирования - одна из центральных у Владимира Путина. Именно при нем и по его инициативе Минфин и Минэкономразвития стали в 2000-х годах верстать бюджеты не на год, а сразу на три года. Правда, во время кризиса пришлось вновь перейти на однолетние бюджеты, да и те переписывать несколько раз за год, но интенция была понятна: с долгосрочным планированием традиционно ассоциируется стабильность.

После того как президентом России стал Дмитрий Медведев, ситуация с долгосрочным планированием не изменилась. В стране появились десятки программ развития до 2020 года, в том числе программа энергосбережения, программа перевооружения армии, стратегия развития автопрома и многие-многие другие.

При Медведеве же появилась и главная для экономики программа - программа социально-экономического развития до 2020 года. Обсуждать ее начали еще в 2006 году, а одобрили в ноябре 2008-го, аккурат в то время, когда она во многом потеряла свою значимость: в четвертом квартале 2008 года начался спад в экономике, и из кризиса Россия вышла уже другой, с другими задачами, хотя и с теми же проблемами. Тем не менее, пока что эта концепция является действующим документом, опубликованным на сайте Минэкономразвития.

Немудрено, что после выхода из кризиса чиновники вновь взялись за макроэкономическое прогнозирование. Владимир Путин, например, в феврале встретился с группой экономических экспертов, на которой обсуждал не только перспективы "маусианства", но и занимался вполне серьезными вещами. В частности, премьер попросил обновить программу социально-экономического развития до 2020 года. Работа предстоит масштабная: в ней будут принимать участие не только российские, но и зарубежные эксперты, причем разбиты они будут на 21 группу.

А за несколько дней до встречи Путина с аналитиками стало известно, что Минэкономразвития подготовило для премьера прогнозы по ситуации в экономике вплоть до 2030 года. Реакция на этот документ уже есть: против идей ведомства Эльвиры Набиуллиной выступил Алексей Кудрин.

Две модели

В прогнозе до 2030 года Минэкономразвития предлагает остальным чиновникам рассмотреть два сценария: инновационный и энерго-сырьевой. Первый предполагает рост затрат на здравоохранение с 4,9 до 7,1 процента ВВП, на образование - с 5,1 до 6,8 процента, в науку - с 1,2 до 3 процентов. Кроме того, согласно этому плану развития, темпы роста экономики составят 4-4,2 процента ежегодно, реальные доходы населения вырастут в 2,3 раза, а инвестиции в основной капитал - в 3,9 раза.

При реализации энерго-сырьевого сценария вложения в здравоохранение достигнут только 5,2 процента ВВП, в образование - 4,8 процента, а в науку - двух процентов ВВП. Кроме того, среднегодовые темпы роста экономики составят всего 2,9 процента, реальные доходы населения увеличатся в 1,8 раза, а инвестиции - в 2,2 раза.

Понятно, что для правительства первый вариант гораздо лучше второго - хотя бы потому, что один назван "инновационным", а другой "энерго-сырьевым". Тем не менее, и у инновационной модели есть свои минусы: для ее реализации придется, по расчетам Минэкономразвития, пожертвовать идеей бездефицитного бюджета. Во время кризиса сравнять расходы и доходы страны власти планировали в начале 2010-х годов, потом эти планы были сдвинуты на 2015 год. Минэкономразвития при реализации инновационного сценария предлагает до 2025 года держать дефицит бюджета на уровне 2-3 процентов ВВП. Это означает, что государственный долг к 2025 году превысит 30 процентов ВВП, то есть вырастет за 15 лет втрое.

Эльвира Набиуллина прекрасно знает об этих минусах инновационной модели. Тем не менее, она решилась представить Путину именно такой вариант программы развития. "Пока других вариантов в инновационном сценарии мы не нашли", - заявила министр 9 февраля, когда ее спросили о дефиците бюджета.

Возражения Минфина

Чиновники из Минфина критиковать инновационную модель не могут, потому что все инновационное сейчас воспринимается как правильное. Но они вполне в состоянии убедить премьер-министра в том, что плоха не модель, а расчеты Минэкономразвития.

Критика Минфином документа, представленного ведомством Эльвиры Набиуллиной, вытекает из задач министерства, которые едва ли не противоположны задачам Минэкономразвития. Если Набиуллина думает прежде всего о том, как обеспечить рост экономики, то Кудрин - о том, как стране платить по своим обязательствам. Именно поэтому Минфин аккуратно, но последовательно критикует практически все инициативы, направленные на увеличение расходов бюджета: ему не нравятся ни резкие повышения пенсий, ни рост затрат на перевооружение, ни разного рода льготы нефтяникам и другим сырьевикам. Во многом из-за лобби Минфина в России все же был создан Стабилизационный фонд, который в середине 2000-х не дал миллиардам долларов уйти из экономики и который кормил бюджет в 2009-м и 2010 году в виде Резервного фонда и Фонда национального благосостояния.

Поэтому не удивительно, что представленный Минэкономразвития план Кудрину не понравился. По его словам, произнесенным 18 февраля на Красноярском экономическом форуме, прогноз Эльвиры Набиуллиной и ее экспертов "не имеет права на жизнь". Вице-премьер отметил, что дефицит бюджета означает еще большую зависимость страны от цен на нефть и, следовательно, большие риски для макроэкономики.

Таким образом Кудрин как бы поменял местами слова "инновационный" и "энерго-сырьевой", показав, что Минэкономразвития на самом деле напутало с терминами. Кто выиграет в этом противостоянии, решать Владимиру Путину. А вот по какому сценарию на самом деле будет развиваться российская экономика, в большей степени будет определять не он, а цены на нефть. Как бы пессимистично это ни звучало.

Экономика00:03Сегодня
Москва. 19 августа 1998 года. Резкий скачок курса валюты после «черного понедельника» 17 августа

По дефолту

Россия научила весь мир экономике. Для этого ей пришлось упасть на дно
Экономика19:4317 августа

Бюджет как оружие

От политических игр иркутского губернатора-коммуниста страдает весь регион