Новости партнеров

Простой бедуин

Франция первой подтвердила международный статус Каддафи

Президент Франции Николя Саркози 10 марта объявил, что его страна признает единственным законным представителем ливийского народа Национальный переходный совет (НПС), сформированный оппозицией в Бенгази. Таким образом Париж официально подтвердил то, о чем любил говорить сам Каддафи: у него нет никакого официального статуса.

Полковник Муаммар Каддафи построил в Ливии политическую систему, в которой нет привычных институтов - партий, профсоюзов, парламента и президента. Власть там якобы принадлежала непосредственно народу.

На деле же, все прекрасно понимали, что в отсутствие каких-либо выборных должностей или народного представительства делами в стране заправляет "дорогой брат лидер" - то есть непосредственно сам Каддафи.

Говоря о своей роли в Ливии, полковник всякий раз подчеркивал, что никаких постов он не занимает, поэтому в отставку даже теоретически подать не может. Провел революцию, создал джамахирию - и отошел от дел. Формально он - простой бедуин без определенных занятий. Но с небольшим уточнением: бедуин очень авторитетный и до судорог любимый народом.

"Они любят меня, весь мой народ любит меня. Они готовы умереть за меня", - в таких выражениях объяснял Каддафи свое место в сознании сограждан. Ну а раз народ любит и доверяет, Каддафи, по его словам, время от времени исполнял роль посредника при различных спорах, помогал советом, утешал и всячески заботился о согражданах. Ну и иногда, когда сильно попросят, выезжал со своей палаткой за рубеж, чтобы представлять интересы родины там. В общем - исключительно моральный авторитет, не несущий никакой политической нагрузки.

Позиция почти неуязвимая. Действительно, как можно отправить в отставку человека, который является лишь неформальным лидером? Только двумя способами: во-первых, путем физического устранения, а во-вторых, путем развенчания его авторитета. Первое - относительно просто, но неэтично, второе - хоть и сложнее, но в этическом смысле безупречно.

Запад, которому ливийский диктатор, вне всяких сомнений, осточертел, пошел именно по второму пути. Французский президент первым заявил, что в его глазах Каддафи больше никакой не лидер, а именно тот, кем он формально и гордо называется - обычный бедуин. Переговоры, заявил Николя Саркози, теперь будут идти с людьми, готовыми взять на себя ответственность - то есть с представителями НПС в Бенгази.

На простой вопрос: "А кто вы, собственно, такой?" - вменяемого ответа у Каддафи нет. "Дорогой брат лидер" уже не котируется. Обычный бедуин может идти пустыней, тем более, что основной его актив - "всеобщая народная любовь" - существенно усох.

В некоторых районах страны Каддафи попытался разжечь былые чувства народа огнем из танков и авианалетами. Но результат вполне предсказуемо оказался противоположным желаемому: в Аль-Завии и Бенгази его популярность и вовсе сошла на нет. Без всеобщего уважения внутри страны простому бедуину трудно претендовать на серьезное отношение со стороны иностранцев. Париж лишь сыграл в игру, которую затеял сам "брат лидер": раз он формально отказывается от полномочий, то и говорить с ним больше не о чем.

Примеру Франции частично последовали и другие страны Евросоюза. Германия и Португалия заявили, что режим Муаммара Каддафи более не является легитимным представителем ливийского народа. Официально признавать легитимность НПС они пока не стали, но такое решение со стороны стран - членов ЕС может быть принято в ближайшее время: европейские министры иностранных дел ведут постоянные консультации на сей счет. Американцы тоже заявили, что простой бедуин с маниакальными наклонностями не может представлять интересы своей страны.

Даже Россия, поняв, что с человека безо всяких постов и титулов спрос невелик, заморозила выполнение контрактов на поставку в Ливию оружия. Мало ли, вдруг его и правда скинут. С кого тогда требовать оплату?

От того, что страны мира отказываются вести дела с Каддафи, ему прямо сейчас намного хуже не сделается. Однако в перспективе для режима, основанного на неформальном лидерстве, появление лидера формального смертельно опасно. Именно поэтому ливийский "брат лидер" воспылал такой ненавистью к НПС, что даже объявил награду за голову его руководителя - Мустафы Абдель Джалиля. Каддафи и ранее подсылал своим врагам киллеров и организовывал теракты, поэтому Абдель Джалилю стоит всерьез озаботиться собственной безопасностью.

Международная легитимация властей в Бенгази несет для Каддафи еще одно неприятное следствие. Для стран, которые признают НПС, бунтовщиком и изменником родины автоматически становится уже сам полковник. (Впрочем, именно с этого он и начинал свою карьеру руководителя страны. Но то было давно, все уже забыли).

Франция теперь, например, совершенно законно может продать Бенгази хоть вертолетоносец "Мистраль". Почему бы и нет, если "законное правительство" просит?

До этого, конечно, вряд ли дойдет, но противотанковые управляемые ракеты, системы ночного видения и комплексы ПВО поставить могут. Оплата - потом, "после подавления мятежа в Триполи". Если у французов дело выгорит, то они смогут очень неплохо заработать на всей этой истории. НПС, кстати, уже пообещал, что при переделе нефтяных контрактов не забудет тех, кто ему помогал.

Если признание властей в Бенгази примет лавинообразную форму, как это было, скажем, с Косово, то пестрые стада повстанцев, блуждающих от Бенгази до Рас-Лануфа и обратно, могут стать одной из наиболее оснащенных армий мира. Ведь нагреть руки на ливийской войне хочется не только французам.

Каддафи, понимая, чем все это для него может закончиться, рассылает по Европе и арабским странам роскошные бизнес-джеты со своими посланниками на борту. Те умоляют иностранцев не признавать параллельных властей в Бенгази, но, похоже, пока не слишком преуспели. Португальцы, например, одному из этих дипломатов заявили: "С нашей точки зрения, режиму Каддафи пришел конец. Его легитимность исчерпана".

На публику европейцы и американцы все еще мнутся, раздумывая вслух: стоит ли помочь Бенгази или ни во что не вмешиваться? Однако в предчувствии раздела большой нефти и оружейных контрактов у западных лидеров уже раздуваются ноздри и начинаются непроизвольные хватательные движения.

Конечно, им еще придется подумать над тем, как бы так все оформить, чтобы никто не заподозрил США и ЕС во вмешательстве во внутренние дела Ливии. Но дипломаты и военные там работают толковые, что-нибудь да придумают. Признание НПС, похоже, станет первым этапом реализации плана, за которым последует второй - закрытие неба для авиации Каддафи. При этом оправдание воздушной блокаде любезно предоставил сам полковник, чьи самолеты бомбят все и всех без разбору.

При мощной западной поддержке повстанцев (даже без прямой интервенции), признании НПС, полной изоляции Триполи и ненависти со стороны собственного народа простому бедуину уже ничего не поможет.

Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры