Новости партнеров

На замену

В Германии назначены новые министры обороны и внутренних дел

После отставки министра обороны Карла-Теодора цу Гуттенберга, сложившего свои полномочия из-за скандала вокруг кандидатской диссертации, в правительстве ФРГ произошли кардинальные перестановки. Пост министра обороны занял министр внутренних дел Томас де Мезьер, а его в свою очередь заменил председатель парламентской группы ХСС в бундестаге Ханс-Петер Фридрих. Оба оказались в одинаково затруднительном положении: предшественники оставили им непростое наследство в виде недовершенных реформ бундесвера и МВД.

Как известно, коней на переправе не меняют, но выбора у правящей коалиции не было: слишком велико было давление со стороны оппозиции и представителей научного и университетского сообщества, требовавших отставки цу Гуттенберга. В сложившейся ситуации у новых министров нет традиционного лимита в 100 дней, чтобы освоиться на новом месте. И хотя оба поспешили взять небольшой тайм-аут для того, чтобы войти в курс дела, очевидно, что действовать им придется быстро: реформа бундесвера идет полным ходом, а реформа министерства внутренних дел, как ранее сообщалась, должна была быть проведена уже в марте.

Пожалуй, лучшей кандидатуры, чем Томас де Мезьер, на пост министра обороны сыскать было нельзя. Де Мезьер считается опытным политическим стратегом. Министром внутренних дел он стал в 2009 году, а до этого, с 2005 по 2009 год, был федеральным министром по особым поручениям и начальником ведомства федерального канцлера Ангелы Меркель. Де Мезьер происходит из знатной семьи французов-гугенотов, переселившихся в Бранденбург в XVII веке. Его отец, Ульрих де Мезьер, во время Второй мировой был полковником, а после войны стал одним из главных создателей бундесвера. Он получил звание полного генерала и считался одним из самых влиятельных членов оборонного ведомства. То, что сын волею судеб продолжит дело отца, во многом символично.

Однако еще неизвестно, справится ли де Мезьер с поставленной задачей. Как отмечает Sueddeutsche Zeitung, инициированная Карлом-Теодором цу Гуттенбергом масштабная реформа бундесвера представляет собой настоящее минное поле. Во многом потому, что ее узловые моменты базируются не столько на расчетах, сколько на ожиданиях. И ожидания эти оказались обманчивы. Так, предполагалось, что с сокращением численности бундесвера с 250 до 185 тысяч человек и приостановкой призыва потребность вооруженных сил в кадрах будет покрываться за счет добровольцев. Однако требуемого количества добровольцев (16 тысяч в год) не набирается. О желании служить пока заявили менее 10 процентов от этого числа. И это далеко не все сложности.

Армейская реформа была затеяна, в том числе, и для того, чтобы снизить государственные расходы. Она тесно увязана с принятой правительством масштабной программой по сокращению бюджетного дефицита, в соответствии с которой до 2014 года предполагается сэкономить 80 миллиардов евро. За счет бундесвера планировалось сэкономить 8,2 миллиарда евро. Однако уже в 2011 году стало ясно, что поставленная цель труднодостижима, и министр финансов Вольфганг Шойбле пошел на послабления: для министерства обороны сроки по наведению экономии были продлены на год - до 2015 года. А это уже вызвало резкое недовольство со стороны партнеров консерваторов по правительственной коалиции - либералов из СвДП, уже подсчитавших, что тем самым бюджет не доберет 2,6 миллиарда евро.

До сих пор остается неизвестным, что и где будет сокращаться. Какие рода войск будут затронуты больше всего, как в зависимости от этого изменится военная доктрина страны, переложит ли бундесвер часть своих задач на союзников по НАТО - все эти вопросы остаются без ответа. К этому нужно добавить, что реформа бундесвера напрямую затрагивает интересы земель и общин. Будут закрыты многие гарнизоны, вследствие чего работы лишатся тысячи гражданских лиц. Премьер Баварии Хорст Зеехофер уже заявил в этой связи, что реформа должна быть обеспечена финансово. По его словам, необходимо принять специальную программу по оказанию помощи общинам, где будут закрыты гарнизоны, и вообще закрывать как можно меньше баз. Как все это должно согласоваться с мерами по экономии средств, сказать сложно.

Несмотря на все эти очевидные трудности, Томас де Мазьер уже заявил, что реформа бундесвера будет продолжена. При этом он, однако, отметил, что оставляет за собой право внести в нее некоторые коррективы. Какие именно, он не уточнил, сославшись на необходимость сперва детально войти в курс дела. Тем не менее, первые шаги нового министра свидетельствуют о том, что изменения могут оказаться значительными. Так, де Мезьер без объяснения причин уволил ближайшего соратника цу Гуттенберга, государственного секретаря министерства обороны Вальтера Отрембу (Walther Otremba), который являлся главным архитектором реформы вооруженных сил. Отремба, в частности, предложил программу реорганизации министерства обороны, командных и административных структур.

Численность самого минобороны тоже должна была быть сокращена - с 3100 до 1800 человек. Кроме того, должны были быть изменены полномочия генерал-инспектора бундесвера (высшее воинское звание в немецкой армии). В настоящее время он выполняет функции советника при министре обороны по вопросам разработки и реализации общей оборонной стратегии, являясь "генералом без командования". Предлагалось сделать генерал-инспектора командующим вооруженными силами, которому будут подчинены инспектора (командующие) родов войск (ВВС, ВМС и Сухопутные войска). Однако при этом генерал-инспектор должен был быть устранен от военного планирования и решения военно-политических вопросов. Эти функции планировалось передать государственному секретарю минобороны, то есть Вальтеру Отрембе.

Помимо Отрембы из минобороны ушел еще один соратник цу Гуттенберга - его пресс-секретарь Штеффен Мориц (Steffen Moritz). Многие увидели в отставках Отрембы и Морица четкий политический сигнал, что реформа, оставшись без реформаторов, претерпит значительные изменения. Однако пока об этом остается только гадать. Очевидно, что де Мезьер не будет срывать планы правительства, рискуя вызвать очередной политический кризис, но и продолжать линию цу Гуттенберга, который компенсировал очевидные нестыковки в своей реформе за счет умелого самопиара, он не сможет. Цу Гуттенберг создал образ молодого преуспевающего политика, которого все любят и которому доверяют, а вот с де Мезьера будут спрашивать по полной, не отвлекаясь на глянец.

Впрочем, Томас де Мезьер может утешаться тем, что оставил своему преемнику в министерстве внутренних дел не меньше проблем. Хансу-Петеру Фридриху придется решать вопрос о столь же масштабной реформе полиции, инициированной де Мезьером. Предлагается объединить Федеральную полицию (BPOL) с Федеральным ведомством уголовной полиции (BKA), а также подключить к новой структуре таможенное управление по расследованию уголовных преступлений (ZKA), выведя его из подчинения министерства финансов. Новая организация по своим функциям и назначению будет похожа на американскую ФБР. Де Мезьер спешил провести реформу уже в марте, а вот какую позицию займет новый министр, пока неизвестно.

Как отмечает Welt, не исключено, что реформа вообще будет похоронена. Ханс-Петер Фридрих принадлежит к баварской ХСС, члены которой активно выступали против планов де Мезьера. Баварский министр внутренних дел Иоахим Херманн (Joachim Herrmann) и вовсе назвал задуманную реформу "антиконституционной". Но даже если Фридрих решится продолжить дело предшественника, ему придется столкнуться с оппозицией среди представителей уголовной полиции, которые выступают категорически против слияния с федеральной полицией, отмечая, что это крайне негативно скажется на эффективности их работы. Пока новый глава МВД оставил вопрос о реформе открытым. В принципе, это не удивительно: несмотря на солидную политическую карьеру, в большой политике он новичок, широкому кругу избирателей фактически неизвестен и ему необходимо время, чтобы освоиться.

Предложение занять пост министра внутренних дел стало для Ханса-Петера Фридриха неожиданным. Первоначально его кандидатура не рассматривалась. Лидер ХСС Хорст Зеехофер прочил на место де Мезьера министра внутренних дел Баварии Иоахима Херманна и только после того, как тот отказался, выдвинул кандидатуру Фридриха. Немецкие СМИ характеризуют нового министра как умеренного политика. Фридрих родился 10 марта 1957 года в баварском городе Найла в Верхней Франконии. В 1973 году вступил в молодежную организацию ХСС, а в 1974 основал студенческий союз ХСС Верхней Франконии. Дипломированный юрист, доктор права, с 1993 года он работал персональным референтом у главы парламентской группы ХСС Михаэля Глоса (Michael Glos). В сферу его интересов входили, прежде всего, вопросы транспорта, строительства, городского хозяйства, туризма и местного законодательства.

По сути Ханса-Петера Фридриха можно назвать технократом. "Профессиональные вопросы вместо вопросов, связанных с властью, работа в глубину, а не в ширину", - так охарактеризовал Фридриха Spiegel. Собственно внутренней политикой он начал заниматься после того, как стал председателем парламентской группы ХСС в бундестаге. И здесь, как отмечает Welt, он проявил себя довольно жестким политиком, сторонником "закона и порядка" (Law-and-Order-Mann). Тем не менее, ожидается, что на посту министра внутренних дел Фридрих будет действовать в духе де Мезьера, который позиционировал себя, скорее, как министр внутреннего согласия, чем внутренней безопасности.

Вступление Фридриха в должность неожиданно подпортили его высказывания насчет ислама. Ни с того ни с сего он заявил, что ислам не является частью Германии. По словам Фридриха, ведущее положение в ФРГ отводится "христианско-иудейско-западной культуре". "Эта культура никогда не была исламской и в будущем никогда ею не станет", - заявил он. Естественно, на министра обрушились с критикой, на которую в свою очередь последовала новая критика. Зачем Фридриху понадобилось вновь поднимать тему "ислам - часть/не часть Германии" и разжигать бурную и довольно бестолковую дискуссию, сказать сложно. При том, что на посту министра внутренних дел он становится главным по организации Исламской конференции - проводящихся с 2006 года консультаций между властями ФРГ и представителями мусульманской общины Германии, насчитывающей около 4 миллионов человек.

В принципе, высказывания Фридриха вполне укладываются в политику ХСС, которая в последнее время пытается оседлать волну недовольства миграционной политикой, поднявшуюся после публикации книги Тило Саррацина "Германия - самоликвидация". Однако Ханс-Петер Фридрих теперь уже не просто местечковый франконский политик, а министр внутренних дел ФРГ, и ему следовало быть более сдержанным, по крайней мере, на словах. Своим выступлением он доказал лишь то, что умеет изобретать себе сложности на ровном месте. Впрочем, пока еще это можно списать на неопытность новичка.

Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли