Победитель без успеха

Гидо Вестервелле ушел в отставку с поста главы либеральной партии

Министр иностранных дел ФРГ и вице-канцлер Гидо Вестервелле 3 апреля заявил, что покидает пост главы Свободной демократической партии (СвДП) - младшего коалиционного партнера в правительстве Ангелы Меркель. Позднее он уточнил, что также отказывается от поста вице-канцлера, который теперь должен занять новый председатель либеральной партии. Кто им станет, пока неизвестно. Но уже сейчас очевидно, что и партию СвДП, и само правительство ФРГ ждут серьезные изменения.

Подав в отставку, Гидо Вестервелле, говоря официальным политическим языком, "извлек уроки" из серии чувствительных поражений, которые СвДП понесла на последних земельных выборах в Саксонии-Анхальте, Баден-Вюртемберге и Рейнланд-Пфальце. По результатам выборов в Баден-Вюртемберге, земля, которая считается "родиной" свободных демократов, СвДП впервые за 57 лет потеряла власть и была вынуждена перейти в оппозицию: у себя дома партия с трудом преодолела 5-процентный барьер. В Саксонии-Анхальте и Рейнланд-Пфальце либералы вообще не попали в парламент.

Однако не проигранные земельные выборы породили внутрипартийный кризис. Они стали просто последней каплей. Сам кризис, сопровождавшийся внутрипартийными склоками и выпадами в адрес Гидо Вестервелле, начался давно - парадоксальным образом, после того, как СвДП после 11 лет нахождения в оппозиции наконец-то вернулась во власть, сформировав правительство вместе с консерваторами. На выборах 2009 года в бундестаг СвДП под руководством Гидо Вестервелле показала лучший результат за все историю своего существования, набрав 14,6 процента голосов. Это был звездный час СвДП и самого Вестервелле.

Затем начался упадок. Согласно социологическим опросам, партия стабильно теряла симпатии избирателей. Таким образом, спустя полтора года после триумфа на парламентских выборах доля ее сторонников сократилась до 4-5 процентов. Сам Гидо Вестервелле по степени популярности и доверия избирателей оказывался на последнем месте. Главной причиной стало разочарование немцев работой правительства. Кабинет Меркель после не особо удачного старта продолжал спотыкаться. Между партнерами по коалиции вспыхивали разногласия. При этом либералы были вынуждены уступать и отказываться от важнейших пунктов своей предвыборной программы.

Так, СвДП под давлением ХДС/ХСС, ссылающихся на мировой финансовый кризис и дефицит бюджета, поступилась ключевым требованием - провести кардинальную реформу налогового обложения и максимально облегчить фискальную нагрузку на бизнес. Там же, где либералы проявляли жесткость, она оказывалась не к месту. Например, во время дебатов по социальному пособию Hartz-IV, размер которого Конституционный суд обязал пересмотреть в сторону повышения. Гидо Вестервелле тогда выступил резко против и рубанул сплеча, сравнив ФРГ с Римской империей периода упадка, когда власти всеми силами задабривали подачками плебс.

В итоге разразился громкий скандал, Ангела Меркель была вынуждена спешно дистанцироваться от вице-канцлера. За всеми этими внутриправительственными неурядицами у избирателя стало складываться стойкое впечатление, что в качестве правящей партии СвДП малопригодна. Не исключено, что такой расклад был запрограммирован изначально, еще во время раздела министерских портфелей. Профильное для либералов СвДП министерство финансов досталось консерваторам, а Гидо Вестервелле вместо министра финансов стал министром иностранных дел. Но так или иначе любая неудача кабинета Меркель била по либералам гораздо сильнее, чем по старшим партнерам по коалиции - консерваторам.

Кроме того, деятельность в правительстве, так или иначе связанная с заключением компромиссных решений (зачастую вопреки положениям партийной программы), лишила СвДП ее политической идентичности. Стало сложно сказать, к чему стремятся либералы сейчас и как они будут действовать в будущем. К тому же при Вестервелле либералы совершили досадную ошибку, от которой в середине XX века предостерегали ее основатели: СвДП стала "партией одной темы", сконцентрировавшись исключительно на вопросах экономики. Такие традиционные для либералов темы, как права человека, обеспечение гражданских свобод, защита интересов этнических и сексуальных меньшинств, остались без внимания и в итоге были быстро оккупированы "Зелеными": конфликт вокруг вокзала "Штутгарт-21" стал этому лишним подтверждением.

Тревожный звонок для Гидо Вестервелле прозвучал в декабре 2010 года, когда глава фракции СвДП в Шлезвиг-Гольштейне Вольфганг Кубики (Wolfgang Kubicki) открыто подверг его критике. Кубики обратил внимание на то, что рядовые члены покидают партию, и сравнил ситуацию в СвПД с последними днями существования ГДР: по словам Кубики, руководство СвДП, как в свое время руководство ГДР, до последнего не желает замечать, что страны (то есть партии) больше нет. СМИ заговорили о внутрипартийном путче, но Гидо Вестервелле удалось его преодолеть. На съезде либералов 4-6 января 2011 года, традиционно проводящемся в праздник Богоявления, он произнес блестящую речь, призвав к сплоченности в трудный момент.

Однако эта победа оказалась на деле всего лишь отсрочкой приговора. Земельные выборы весны 2011 года, кризис правительственной политики в области атомной энергетики, разразившийся после землетрясения в Японии, наконец, противоречивая позиция немецкого МИДа по Ливии - расставили все по своим местам. На деле оказалось, что нет ни партии, ни четкой программы, ни ясной понятной политики, ни сплоченности, ни партийного лидера. Однопартийцы, как например вице-председатель баварского отделения СвДП Рената Виль (Renate Will), открыто потребовали от Вестервелле уйти в отставку.

Заявление Вестервелле о том, что на предстоящем в мае съезде он не будет выставлять свою кандидатуру на пост председателя партии, знаменует собой окончание целой эпохи. Гидо Вестервелле находился во главе СвДП десять лет, чуть меньше, чем Ганс-Дитрих Геншер. Он как никто другой определил новый облик СвДП, превратив ее в партию молодых, амбициозных и успешных политиков. В 1994 году в возрасте 33 лет он стал самым молодым генеральным секретарем партии, а с 2001 года - самым молодым председателем СвДП. В конце концов именно благодаря Вестервелле его потенциальные преемники на посту председателя СвДП не седые старцы, а молодые люди не старше 40. Вестервелле был тем, кто провел партию через пустыню, привел во власть, но не смог удержать успех.

В качестве нового главы партии большинство наблюдателей говорит о 38-летнем Филиппе Реслере, который в настоящее время занимает пост министра здравоохранения. Поскольку Реслер уже член кабинета, ему будет намного проще взять на себя обязанности вице-канцлера, которые сложил с себя Вестервелле. Так или иначе, внутрипартийная борьба в СвДП еще только начинается. Многие сторонники Реслера считают, что, став главой партии, он должен занять в правительстве более видное положение, в частности, возглавить профильное для либералов министерство экономики. Но этот пост занимает престарелый Райнер Брюдерле, который, несмотря на позорный проигрыш либералов в Рейнланд-Пфальце, уже заявил, что не уйдет в отставку.

Удастся ли СвДП изобрести себя заново, осуществить смену поколений (поменяв молодых на еще более молодых) и освоиться во власти, покажет время. Гидо Вестервелле, впрочем, тоже не надо сбрасывать со счетов. В конце концов, ему всего 49 лет. Некоторые в его возрасте только начинают политическую карьеру. Кроме того, Вестервелле все еще остается министром иностранных дел ФРГ - конечно, если только поднявшаяся в партии волна обновлений не смоет его и с этого поста.