Фэшн на продажу

Кутюрье высокой моды решили отойти от финансовых дел

Кризис 2008-2009 годов оказался сокрушительным для мира высокой моды - он привел к банкротству модные дома Yohji Yamamoto, Christian Lacroix и Escada. Другие компании понесли убытки, но удержались на плаву. После того как были проданы обанкротившиеся компании, к реализации акций приступили другие дома мод.

В кризисном 2009 году продажи предметов роскоши упали на 8 процентов. За год рынок восстановился и показал положительную динамику: в 2010 году индустрия люксовых товаров заработала рекордные 172 миллиарда долларов, продемонстрировав рост на 12 процентов. Благоприятное положение рынка привело к появлению крупных сделок в сфере высокой моды в апреле и мае 2011 года.

Тем не менее ситуация на рынке заставила модельеров задуматься о том, что творчество и бизнес несовместимы. Это послужило поводом для передачи скучного менеджмента в руки инвесторов.

Первой стала компания Hermes, которая объявила о намерении продать свои 45 процентов акций модного дома Gaultier. Покупателем выступила испанская компания Puig Beauty and Fashion Group. Сам Жан-Поль Готье, владелец 55-процентного пакета и президент компании, отказался в пользу нового инвестора от 15 процентов акций. Модельер мотивировал свой поступок тем, что желает сосредоточиться на дизайне, а не на менеджменте.

Продать свой модный дом пожелал и 88-летний Пьер Карден. За свою компанию Карден желает получить 1 миллиард евро (1,4 миллиарда долларов). По мнению банковских аналитиков, эта сумма в пять раз превышает реальную стоимость бизнеса.

Сам модельер признался в интервью The Wall Street Journal, что ему неизвестны масштабы прибылей компании. Объективно оценить дом моды не могут и аналитики из-за недостатка информации о его финансовых операциях. Пьер Карден объясняет продажу тем, что наследников у него нет, а дело должно жить и после того, как модельер уйдет из жизни.

Продукция под брендом Pierre Cardin производится по 800 лицензиям в 140 странах мира. Год назад дизайнер уже выставлял компанию на продажу за 500 миллионов евро, однако покупателей не нашлось. Это не помешало ему поднять стоимость в два раза. Сам модельер в случае успешного заключения сделки с инвесторами планирует остаться в компании на должности креативного директора.

Некоторые модные дома решили заработать на подъеме фондового рынка. Итальянская компания Prada в апреле подала заявку на проведение в Гонконге первичного размещения акций (IPO) в июле 2011 года. Prada уже пять раз пыталась выйти на биржу, но каждый раз неподходящая рыночная конъюнктура удерживала ее от этого шага. Сейчас Prada намерена получить оценку в 10,7 миллиарда долларов без учета долга. В июле 2010 модный дом оценивал себя в 4 миллиарда евро.

Азия выходит на подиумы

С 2009 года в качестве героев сообщений деловых СМИ о сделках различных модных домов все чаще фигурируют азиатские бизнесмены, которые за счет приобретения компаний пытаются завоевать себе место на мировом фэшн-рынке.

Однако это удается далеко не всем. Европейцы с большой неохотой пускают в число своих акционеров китайских производителей, опасаясь падения качества продукции. Именно из этих соображений в июле 2009 года бренд Pierre Cardin не был продан китайской компании Jiansheng Trading Company, которая предлагала за него 200 миллионов долларов. В июле 2010 года с той же проблемой столкнулся китайский бизнесмен Люй Цян, который заявил о намерении стать крупнейшим акционером Prada. До этого он скупил 13 процентов акций компании и намеревался увеличить свою долю как минимум до 20 процентов. На расширение своей доли бизнесмен был готов потратить до 450 миллионов евро, однако Prada резко повысила цену на акции до 600-700 миллионов, не позволив Люй Цяну стать крупнейшим акционером.

Представители других стран приобретают не популярные, а обанкротившиеся дома моды - возможно, благодаря этому их сделки оказываются успешнее. На обанкротившуюся в августе 2009 года компанию Escada польстилась Мегха Миттал (Megha Mittal), невестка индийского миллиардера Лакшми Миттала. Сделка состоялась в ноябре 2009 года. Сумма сделки не сообщалась, однако немецкие СМИ оценили стоимость модного дома примерно в 30 миллионов евро. Ранее над покупкой Escada раздумывал адвокат Николаус Беккер (Nickolaus Becker), однако индианка оказалась быстрее.

Некоторые азиатские инвесторы сами отказываются от сделок с европейскими компаниями. В ноябре 2010 компанию Gianfranco Ferre, обанкротившуюся в 2009 году, пытался приобрести фонд Prodos Capital Management LLC, аффилированный c южнокорейской корпорацией Samsung. Итальянская газета La Repubblica оценивала сумму сделки в 18 миллионов евро. 20-месячные переговоры Prodos Capital с управляющей Gianfranco Ferre компанией IT Holding и проверки министерства экономразвития Италии прошли успешно, однако в последний момент корейская компания отказалась от сделки.

В конечном итоге собственниками компании в феврале 2011 года стала Paris Group - инвестиционная бизнес-группа, находящаяся в ОАЭ. Ее владелец Абдулкадер Санкари (Abdulkader Sankari) предложил более масштабные инвестиции: он намерен вернуть бренду Ferre былой блеск, вложив в него 100 миллионов евро. The Guardian со ссылкой на издание Womenswear Daily указывает, что сумма сделки колебалась в пределах 10-20 миллионов евро, однако официальные данные обнародованы не были.

Louis Vuitton поглощает конкурентов

На рынке высокой моды остались игроки, которые не только выстояли в кризис, но и обеспечивали рост своего бизнеса. Самой успешной в этом отношении стала компания Moet Hennessy Louis Vuitton (LVMH), производящая множество люксовых продуктов - от сумочек до элитного шампанского. Сейчас LVMH принадлежат 52 торговых марки, в том числе Louis Vuitton, Givenchy, Guerlain, Dior и TAG Heuer.

С 1987 года LVMH осуществила более двадцати успешных сделок по слиянию и поглощению. Сорвавшаяся в 1999 году покупка Gucci Group за 6,15 миллиарда долларов стала бы крупнейшей в истории компании, однако тогда сделка не состоялась. На данный момент самое дорогостоящее вложение LVMH - это приобретение контрольного пакета акций Bulgari, крупнейшего итальянского производителя часов и ювелирных изделий класса люкс в марте 2011 года. Эксперты оценивали сделку в 3,75 миллиарда евро, пишет Bloomberg. Издание отмечало, что это крупнейшее поглощение в модной индустрии за последние 10 лет.

В прошлом году Бернар Арно, владелец LVMH, незаметно скупил через посредников 17 процентов акций компании Hermes, производителя легендарных сумок Birkin. Собственники модного дома Hermes обвинили LVMH в рейдерском захвате и призвали LVMH отказаться от своей доли. Арно не прислушался: в декабре агентство Reuters сообщило, что LVMH увеличила свою долю до 20 процентов.

Это повергло владельцев Hermes в панику, результатом которой стал процесс образования закрытого семейного холдинга. Наследники Тьерри Эрмеса, основателя модного дома, внесут в холдинг более 50 процентов акций. Новая компания получит преимущественное право на покупки акций тех членов семьи, которые захотят продать бумаги Hermes. Сейчас на свободном рынке находится меньше 10 процентов акций компании.

Также для укрепления своих финансовых позиций Hermes пошла на продажу 45-процентного пакета акций Gaultier.

Люкс а-ля рюс

По российскому рынку предметов роскоши кризис ударил сильнее, чем по мировому. Однако уже в 2010 году, по версии американской консалтинговой компании Bain & Co, рост рынка люксовых товаров составил 9 процентов: объем продаж в этом сегменте вырос до 4,8 миллиарда евро. И все же чаще всего россияне уходят на внешний рынок, покупая предметы роскоши за рубежом.

Что касается брендов российского мира моды, самыми известными элитными марками одежды оказались Денис Симачев (19 процентов), Вячеслав Зайцев (16 процентов) и Валентин Юдашкин (12 процентов). Наименее популярная марка - Алена Ахмадуллина (менее 1 процента). Такие результаты показал опрос компании Russian Trends Watch, проведенный среди россиян.

Слабость российской индустрии моды заключается в том, что она основана на импорте, пишет "Интерфакс". Местные дизайнеры создают коллекции для высокой моды, которые абсолютно не пользуются спросом и популярностью за рубежом. Поэтому и о крупных движениях глобальных игроков на рынке моды в России говорить рано.

Экономика00:0211 июня

Посадил на колеса

Он заставил Америку ездить на машинах и поддержал Гитлера. Но помог ему СССР