Патриотический коктейль

Парламент Грузии принял хартию против шпионов и советского наследия

Депутаты парламента Грузии приняли "Хартию свободы". Документ объединил сразу несколько инициатив, которые представители руководства республики выдвигали за последние несколько лет и по каким-то причинам не довели до конца. Это "Патриотический акт" (аналог документа, принятого в США после 11 сентября 2001 года), закон о люстрации, а также закон о запрете советской символики. Посредством хартии власти намерены бороться с врагами грузинского государства, а также ликвидировать остатки советского прошлого. Критики документа высказывают опасения, что он может быть использован как средство борьбы с оппозицией. Возникают вопросы и по поводу того, во что обойдется реализация некоторых положений этой хартии (например, переименование улиц и населенных пунктов с "советскими" названиями).

Давние планы

О принятии "Патриотического акта" в руководстве Грузии говорили еще несколько лет назад. В 2006 году с этой инициативой выступил депутат от парламентского большинства Ника Гварамия (впоследствии занявший пост министра юстиции). Поводом для этого послужил мятеж полулегального отряда "Охотник", охранявшего восточную часть Кодорского ущелья, и ответная операция грузинских силовых структур. Депутат тогда заявлял, что принятие акта поможет бороться против экстремизма и "предательских" настроений в рядах грузинской оппозиции.

Вновь об этом вспомнили уже в 2008 году – после российско-грузинской войны. В конце августа президент Грузии Михаил Саакашвили, выступая в портовом городе Поти (у въезда в который еще стояли блокпосты российских войск), заявил, что поручит парламенту разработать "Патриотический акт". Что конкретно будет представлять собой этот документ, он тогда не уточнил, пояснив лишь, что речь идет о принятии неких мер в сфере безопасности.

Кроме того, отвечая на высказанные ранее опасения, что "Патриотический акт" может обернуться сворачиванием прав и свобод, президент заверил граждан, что ничего такого не произойдет. "Мы сформируем такую структуру, которая в условиях демократии, в условиях осуществления свободы в полной мере, в условиях свободных СМИ и дальнейшего развития гражданских свобод, создаст соответствующие условия, чтобы извне не удалось произвести дестабилизацию в Грузии", - заявил тогда Саакашвили.

Параллели с США были довольно прозрачны (в парламенте позднее не скрывали, что речь идет о разработке документа, аналогичного тому, что был принят в Соединенных Штатах). Правда, американский "Патриотический акт", усиливший полномочия спецслужб, стал ответом властей на теракты 11 сентября 2001 года. Его анонсированный грузинский аналог – на проигранную России войну и потерю Абхазии и Южной Осетии (которые официальный Тбилиси объявил "оккупированными Россией"). Бороться, соответственно, предполагалось не столько с террористами, сколько, как заявили в парламенте Грузии, со шпионами и "коллаборационистами", действующими в интересах Москвы.

Правда, как стало ясно позднее, насущной необходимостью принятие такого акта власти Грузии все же не считали. Рассмотрение документа в парламенте затянулось почти на три года.

Примечательно, что официально продвижением "Патриотического акта" (и сопутствующих законопроектов, которые впоследствии составили "Хартию свободы") занималась не президентская администрация. Эту роль взял на себя депутат от парламентского меньшинства Гия Тортладзе. В прошлом он был известен как весьма активный деятель оппозиции (участвовал, в частности, в голодовке у стен парламента в 2007 году). Однако в последние годы перешел в ряды умеренных оппозиционеров, представленных в парламенте (они время от времени критикуют власть и даже иногда выступают за то, чтобы ее поменять, но призывов к "революции" не поддерживают и сами на "майданы" не ходят).

Возможно, власти таким образом решили подстраховаться (предвидя возможную критику по поводу документа – в плане, например, его соответствия правам человека). Инициатива была отдана политику, который не представляет ни правительство, ни правящую партию ("Единое национальное движение"), ни президентскую администрацию.

Анонсируя "Патриотический акт" осенью 2009 года, Тортладзе заявил, что документ необходим "для того, чтобы страна была бы готова к провокациям… для выявления шпионов иностранных государств". Разработанный им законопроект предполагал, в частности, усиление контроля на транспортных объектах (представителям МВД при этом предоставлялось право на вскрытие "сомнительных" грузов) и отслеживание крупных денежных переводов, поступающих в Грузию из-за рубежа.

Парламент, впрочем, принимать законопроект не спешил. Пока депутаты думали, Тортладзе успел дополнить его положениями о люстрации и запрете советской символики. Обновленный документ – получивший название "Хартия свободы" – был принят в первом чтении лишь в октябре 2010 года.

Тема люстрации, кстати, имеет в Грузии еще более давнюю историю. За годы, прошедшие после распада СССР, в республике неоднократно звучали предложения принять соответствующий закон. Однако поддержки со стороны властей они не находили. Несколько лет назад законопроект о люстрации был разработан оппозиционным объединением "Демократический фронт", он даже обсуждался в парламенте (в оппозиции при этом отмечали, что документ может коснуться "лиц, представленных в сегодняшней власти"). Представители парламентского большинства его тогда поддержать отказались (в правящей партии заявили, что против люстрации ничего не имеют, но предложенный оппозицией механизм считают неэффективным).

Что получилось

Редакция "Хартии свободы", принятая в итоге депутатами (ее, как сообщалось, единогласно поддержали все парламентарии, находившиеся в зале – 91 человек; оппозиция в голосовании не участвовала), по информации Civil Georgia, отличается от первоначального варианта. Тем не менее, основные положения, заявленные ранее, в ней сохранились.

В своей "патриотической" части документ, в частности, предусматривает дополнительный контроль над грузами, пересекающими государственную границу (при этом сотрудники МВД, как отмечает "Коммерсантъ", получают право вскрывать подозрительные грузы) – для пресечения транспортировки оружия и взрывчатых веществ. Национальный банк, Минфин и коммерческие банки, согласно хартии, обязаны информировать правоохранительные органы о крупных финансовых транзакциях из-за рубежа (для борьбы с возможным финансированием терроризма). При этом из окончательной редакции документа, по информации Civil Georgia, был исключен пассаж о мониторинге денежных переводов на суммы свыше 25 тысяч лари, предназначенных "общественным организациям и гражданам". Вместо этого там содержится ссылка на закон "О содействии предотвращению легализации незаконных доходов", который предусматривает меры по борьбе с финансированием терроризма.

Документ также обязывает МВД оснастить видеокамерами все стратегические объекты и важные объекты на транспорте. Полиция, согласно "Хартии свободы", должна будет объединить эти источники информации в единую систему наблюдения.

Во сколько обойдутся эти мероприятия, не уточняется. Во время обсуждения хартии в парламенте, кстати, этот вопрос поднял вице-спикер парламента от оппозиции Леван Вепхвадзе. Автор документа ответил на это, что принципиально решение об оснащении важных объектов видеокамерами власти уже приняли. Теперь, по его словам под это решение лишь подводится законодательная база.

Люстрацией, как и предполагалось, будет заниматься специальная комиссия, в которую войдут представители депутатских фракций (как отмечает Civil Georgia, если в первоначальной редакции документа было прописано, что комиссию создает президент, то теперь там говорится, что созданием этой структуры занимается МВД). Она будет собирать информацию о тех, кто в прошлом сотрудничал с советскими спецслужбами или занимал руководящие должности в компартии и комсомоле.

Для таких людей установлены определенные должностные ограничения. Они лишаются права работать в органах исполнительной власти (в том числе в правительстве), силовых структурах, им, как отмечает "Новости-Грузия", запрещено занимать должности судей, руководителей вузов и даже заведующих вузовскими кафедрами. Занимать выборные должности они теоретически могут, правда, на выборы бывших чекистов пустят лишь после того, как информация об их прошлом будет опубликована.

Кстати, публиковать все списки бывших чекистов и партийных начальников, согласно хартии, не планируется. Информация о них будет обнародоваться только в определенных случаях: например, если бывший сотрудник КГБ решил участвовать в выборах или если он, занимая одну из запрещенных для него должностей, откажется добровольно уйти в отставку.

Такой механизм служит определенной защитой от злоупотреблений. Хотя теоретически комиссия и может стать местом сбора компромата на представителей оппозиции, свободно использовать этот компромат она не сможет. Можно, конечно, время от времени сливать информацию в СМИ, но эти утечки будут бить по репутации самой комиссии, которая, согласно хартии, должна обеспечивать секретность вверенных ей данных. В этих условиях люстрация может стать не столько орудием для борьбы с оппозицией, сколько средством давления на некоторых чиновников, на которых комиссия соберет компромат.

Следует отметить, что несколько лет назад, отвергая оппозиционный законопроект о люстрации, представители власти ссылались на то, что материалов, необходимых для выявления бывших чекистов, у Грузии нет. "Грузия не имеет никаких инструментов для идентификации тех агентов, которые служили в КГБ СССР. Основной список агентов находится в настоящее время в Москве и недоступен грузинской стороне", - отмечал тогда парламентский секретарь правительства Георгий Хурошвили.

Что изменилось с тех пор – непонятно. Как утверждает бывший партийный функционер Бакур Гулуа (в советские времена он занимал должность первого секретаря Потийского горкома партии, впоследствии работал в правительстве Грузии при Звиаде Гамсахурдии и Эдуарде Шеварднадзе), основная часть архивов КГБ была вывезена из республики еще в 1989-1990 годы.

В начале 2009 года в парламентском большинстве, комментируя тему люстрации, заявляли, что она вообще не стоит в повестке дня. "На данном этапе по этому вопросу дискуссия не ведется, так как, исходя из финансового кризиса и внешней ситуации, на повестке стоят другие приоритеты", - отмечал тогда депутат от правящей партии Акакий Минашвили. Теперь получается, что люстрация все же стала для властей приоритетом – вместе с другими составляющими "Хартии свободы". "У нас что, нет других дел?, - возмущался по этому поводу депутат от оппозиции Джонди Багатурия. - Когда в стране столько нищих и социально нуждающихся, мы позволяем себе обсуждать ‘быть или не быть советской символике’".

Что касается борьбы с советской (а также с нацистской) символикой, то этим вопросом, как сообщается, займется та же самая комиссия, что будет заниматься люстрацией. Формально, как отмечает ИА "Новости-Грузия", речь идет об "искоренении коммунистической или фашистской символики, культовых строений, памятников, названий улиц, пропагандирующих коммунистическую или фашистскую идеологию".

Депутат Тортладзе, комментируя ранее эту инициативу, подчеркивал, что переименования коснутся как улиц, так и населенных пунктов. "У нас много таких ‘красных’ улиц и сел, и нужно вернуть им старые названия", - говорил он.

Сколько будет стоить кампания по переименованию (понадобятся новые вывески, новые карты, придется также внести изменения в большое количество документов), пока можно только гадать.

Дело, впрочем, не только в стоимости. Страны, в которых ранее вводились запреты на советскую символику, сталкивались с существенными сложностями, когда пытались реализовать замысел на практике. В Литве, например, запретившей советскую и нацистскую символику (точнее, ее публичную демонстрацию) несколько лет назад, "под раздачу" попали торговцы сувенирами с изображением серпа и молота. Позднее полиция, оценив абсурдность ситуации, заявила, что оставит торговцев в покое – до тех пор, пока юристы не разберутся, что подпадает под запрет, а что – нет.

В соседней Латвии аналогичный запрет был введен гораздо раньше. Соблюдается он не слишком строго. На советскую символику, которая, к примеру, используется при праздновании Дня победы, власти реагируют спокойно. В нынешнем году на 9 мая, как сообщалось, за использование советских символов никто наказан не был.

Складывается впечатление, что в парламенте Грузии пока окончательно не определились с тем, что конкретно они хотят запретить. Представитель парламентского большинства Георгий Канделаки, к примеру, заявил, что для него "с этической точки зрения неприемлемо, если кто-то будет демонстративно разгуливать по улице в майке с изображением серпа и молота". Между тем принятая депутатами "Хартия свободы", как отмечает "Эхо Кавказа", носить одежду с советской символикой не запрещает.

P.S.

Некоторые положения "Хартии свободы" начнут действовать уже сейчас. Остальные станут применяться с 2012 года.

Бывший СССР00:0410 июня

Вскрыли консервы

На Украине делают современное оружие из подручных средств. Покупают даже шейхи