Президентская кровь

Война в Йемене пришла в дом главы государства

Президент Йемена Али Абдулла Салех, а также ряд высших чиновников страны 3 июня получили ранения в результате артиллерийского удара по дворцу главы государства. Событие, которое трудно назвать ординарным для любой страны мира, свидетельствует, что в Йемене началась настоящая гражданская война.

С самого начала массовых антиправительственных манифестаций в Сане президент Йемена объяснял свое нежелание уходить в отставку неизбежной дестабилизацией страны, превращением ее в базу для "Аль-Каеды", второе Сомали и плацдарм иранского влияния на Аравийском полуострове.

Али Абдулла Салех знает, на что давить. Его главные спонсоры - США и Саудовская Аравия - как огня боятся любой из трех озвученных возможностей. Реализация всех их вместе стала бы настоящим кошмаром для Вашингтона и Эр-Рияда.

Именно поэтому ни силовое подавление протестов, ни массовые убийства демонстрантов, мирно требовавших смены власти в стране, в мире большого осуждения не вызывали. Запад надеялся, что ситуация как-нибудь да разрешится, после чего жизнь в Йемене войдет в обычное русло, ведь разного рода волнения и беспорядки для этой страны - обычное дело.

Но саудиты, владеющие ситуацией у соседей значительно лучше, понимали, что тут другой случай. Этот кризис сам собой никуда не денется. Они предложили Салеху план достойного ухода из власти, иммунитет от преследования, убежище, безбедное существование для самого президента и его семьи. При этом власть в Йемене планировалось передать новому, но управляемому переходному правительству.

Но Салеху этого показалось мало. Он трижды соглашался, а потом отклонял саудовскую инициативу. С психологической точки зрения это понятно - за 33 года управления страной он настолько прикипел к власти, что уже не мыслил себя вне ее, а ее - без себя. И тут президент решил сыграть ва-банк.

Попытка ареста главного политического противника - шейха Садыка аль-Ахмара, который руководит примкнувшим к оппозиции племенным союзом Хашид, - была явной эскалацией конфликта. За шейхом стоят тысячи и тысячи вооруженных бойцов его племен. Они не дали в обиду своего лидера. Более того, в ходе завязавшегося боя с силами безопасности ополченцы отбили значительную часть центра столицы, оставив под контролем президента только ее южные кварталы.

После этого Салеху оставалось только два варианта действий - выполнить требование сограждан и уйти из власти, где он явно засиделся, или выполнить свою угрозу о гражданской войне, рассчитывая на помощь извне.

Он выбрал второй вариант. По всей стране начались бои племен с правительственными войсками, в ходе которых применялась и авиация, и бронетехника, и артиллерия. Официальные СМИ заявили, что на юге страны исламисты из "Аль-Каеды" захватили город Зинджибар. В столице бои интенсифицировались - в ход пошли минометы и зенитные пулеметы.

Картина из официальных сообщений вырисовывалась не самая радужная: в стране - племенная война, в столице - уличные бои, на юге - распоясавшиеся исламисты. Только высадки иранского десанта на севере не хватало. Но ни США, ни Саудовская Аравия на помощь Салеху не пришли. Во-первых, своими действиями он оттолкнул от себя даже старых союзников, которые перестали ему верить. Во-вторых, лидеры племен, которых президент винил во всех бедах, заявили, что сами готовы позаботиться о боевиках "Аль-Каеды" - все ресурсы и возможности для этого имеются.

В итоге Салех понял, что кашу, которую он заварил, придется расхлебывать самостоятельно. С самого утра 3 июня, в священный для мусульман день - пятницу - в столице Йемена началась артиллерийская канонада. Крупнокалиберные снаряды рвались посреди городских кварталов на позициях племен, а также на севере и востоке Саны, где базируется Первая механизированная бригада - одно из наиболее боеспособных соединений йеменской армии, перешедшее на сторону оппозиции.

Народ в панике ринулся за пределы города. В обратном направлении в столицу направились потоки вооруженных сторонников шейха аль-Ахмара. В местах соприкосновения правительственных войск с племенами завязались уличные сражения.

Ничего, конечно, хорошего, но за исключением канонады подобная ситуация за последние 10 дней стала уже обычной. Однако ближе к вечеру события приняли новый, очень важный оборот. Кто-то из противников Салеха симметрично ответил на артиллерийский обстрел - по его дворцу выпустили несколько тяжелых ракет (или снарядов - пока точно не известно).

Гражданская война, на которую в борьбе за власть сделал ставку президент, постучалась к нему в двери. Причем "постучалась" и "двери" тут не очень подходящие слова. Снарядами разворотило стены помещения, осколками и взрывной волной были убиты семь человек (предположительно - охранников), премьер-министр, его заместитель и спикер парламента получили ранения (премьер - тяжелые), а самого президента ранило в затылок. Салеху на дом доставили то же самое, чем он уже неделю угощал недовольных его правлением йеменцев.

Сразу после этого один из местных оппозиционных телеканалов сообщил, что Салех убит. Эта новость вызвала бурю радости в уличном лагере оппозиционеров, которые, несмотря на начавшуюся войну, все еще мечтают о мирной смене власти. Люди бросились поздравлять друг друга, танцевать, петь песни и размахивать флагами. Однако радовались они рано.

Спустя некоторое время Салех выступил по местному телевидению с аудиообращением, в котором сказал, что пережил попытку покушения, что его "заказали" члены семьи аль-Ахмар, что народ объединится, а враг будет разбит и понесет наказание.

Тем не менее, бои в городе вскоре стихли. Сана наполнилась слухами - никто точно не знал, где находится президент и каково состояние его здоровья. Когда на следующий день стало известно, что его тяжело раненых соратников отправили на лечение в Саудовскую Аравию, многие решили, что и сам Салех сбежал из страны. Эту информацию несколько позже подтвердили и источники BBC News.

Слухи о бегстве президента не добавили боевого духа верным ему частям. Они хотя и остались на своих позициях, но наступательных операций предпринимать не стали. Хотя многие йеменцы боялись, что Салех начнет жестоко мстить за свое ранение, раскрутив новый, более кровавый виток войны.

Президент Йемена, скорее всего, еще попробует вернуться к управлению страной, но сделать ему это будет непросто. Помимо технических сложностей (мирная и вооруженная оппозиция, мятежные армейские подразделения, ранение ближайших соратников, отсутствие поддержки извне) у него наверняка появятся психологические. Когда многолетнему "национальному лидеру" в буквальном смысле пускают кровь его же сограждане, многое меняется как в сознании общества, так и в пробитой голове "священного и неприкосновенного отца народа".