Взрыв правосудия

Ливан оказался перед выбором между войной и беззаконием

Специальный трибунал по Ливану, созданный для расследования убийства экс-премьера страны Рафика Харири в 2005 году, наконец определился со списком подозреваемых. Обвинительное заключение, в котором содержатся имена четырех активистов шиитского движения "Хизбалла", поступило в распоряжение генерального прокурора Ливана. Саиду Мирзе не позавидуешь: любое его действие (или бездействие) с этим документом грозит вылиться в гражданское противостояние.

Создание специального трибунала по убийству Рафика Харири доверили ООН по той причине, что в самом Ливане незаинтересованных сторон в этом деле не было. Одним смерть популярного политика была на руку, другим - наоборот. Так и родилась идея: пускай расследованием займется спецкомиссия из зарубежных специалистов, у которых нет прямой заинтересованности в его исходе.

Однако иностранцы, очутившись в кипящем котле ливанских межконфессиональных и межнациональных страстей, струхнули. Первые несколько лет следствие лишь кивало на Сирию, не имея при этом никаких внятных доказательств участия этой страны в подготовке покушения. Такая позиция, с одной стороны, не давала повода обвинить трибунал в работе против какой-либо из ливанских партий, но с другой, КПД такой работы был минимальным: ни вменяемых версий, ни подозреваемых так и не появилось.

Ситуация стала выправляться, когда за дело по собственной инициативе взялся капитан ливанской полиции Висам Эйд. Он самостоятельно провел тщательное расследование, в результате которого пришел к однозначному выводу: в планировании и осуществлении убийства принимали непосредственное участие активисты "Хизбаллы" из ее центрального штаба. Кроме того, выяснилось, что и в окружении убитого, по всей видимости, были люди, знавшие о готовящемся покушении.

Следователи из спецкомиссии, на работу которых ежегодно тратились немалые суммы в долларах США, документы Эйда взяли, похлопали сообразительного ливанца по плечу и положили результаты его расследования под сукно. Их понять можно: лучшие иностранные специалисты, не испытывая недостатка в оборудовании, финансировании, доступе к документам и первым лицам, годами топчутся на месте, а какой-то выскочка самостоятельно распутал дело о громком политическом убийстве. Так же не бывает!

Но, как оказалось, бывает. Это стало ясно в начале января 2008 года, когда руководство следственной бригады сменилось - вместо бельгийца Сержа Браммерца главным прокурором стал канадец Дэниел Бельмар. Новый руководитель быстро понял, что Эйд проделал фантастическую работу и вышел на убийц. Рядовым следователям трибунала поручили внимательно изучить документы ливанского полицейского и начать с ним активное сотрудничество. Эйд был только за.

Однако против были те, кто организовал убийство Харири. Полицейского, направлявшегося 25 января 2008 года на очередную встречу с иностранцами, взорвали. Это стало серьезным ударом по расследованию дела, но повернуть запущенный Эйдом процесс вспять было уже невозможно. В 2009 году для рассмотрения материалов, собранных спецкомиссией, был создан специальный трибунал по Ливану.

"Хизбалла" насторожилась. Радикальную шиитскую группировку до поры прямо никто не обвинял, хотя и в Ливане, и за его пределами всем было ясно, чья тут чалма торчит. Лидер "Хизбаллы" шейх Хасан Насралла, чувствуя, что дело принимает нехороший для него оборот, пошел в контратаку.

Для начала он зашел с фланга, обвинив в покушении на Харири Израиль. В качестве доказательств был представлен ролик с признаниями некоего "агента Моссада", который якобы вел подрывную работу в Ливане. Кроме того, публике показали видеозапись места покушения, "сделанную с израильского беспилотника".

Тоже вариант: кто же из ливанских шиитов сомневается, что во всем виноваты евреи? Но для иностранцев эти "доказательства" в сравнении с эйдовскими были слишком шаткими. Поверить в них мог только человек, не сомневающийся в непогрешимости Насраллы, а такие не составляют значительного большинства даже в самом Ливане. Международный трибунал из вежливости приобщил видеозаписи к делу, но по причине явной своей абсурдности "израильская" версия убийства никакого развития так и не получила.

Поняв, что запутать следствие не удалось, Насралла перестал валять дурака, выдумывая теории заговора. Лидер "Хизбаллы" обратился к привычному для себя методу работы с оппонентами: старому доброму запугиванию. Он записал телеобращение, в котором назвал трибунал ООН "орудием в руках США и Израиля" (кто бы сомневался!) и, тыкая в потолок комфортабельного бункера указательным пальцем, пообещал "поотрубать руки" любому, кто попробует схватить кого-либо из его соратников.

Это уже другое дело. В самом Ливане и за его пределами всерьез задумались, а не приведет ли арест подозреваемых к новой гражданской войне? Насралла тем временем развивал успех: чтобы не дать международному трибуналу даже теоретического шанса на арест своих подчиненных, он вывел из состава правительства всех своих соратников. Ливан оказался в состоянии тяжелого политического кризиса: без легитимного правительства трибунал работать не мог.

Местные политики, выбиваясь из сил, почти полгода вели переговоры о создании нового кабинета министров. И тут, надо сказать, Насралла вновь преуспел - в сформированном в июне правительстве большинство мест получили сателлиты и верные союзники "Хизбаллы". Поскольку по местным законам все решения должны приниматься двумя третями министров, правительство Ливана оказалось почти филиалом радикального шиитского движения.

Программное заявление кабинета, появившееся после бурных дебатов, в полной мере отражает эту ситуацию. Во-первых, правительство признало законность существования в Ливане "сил сопротивления" - то есть частной армии "Хизбаллы", а во-вторых, оно обязалось не исполнять (как было ранее), а всего лишь уважать решения трибунала по убийству Харири. Да и то - только в том случае, если они "не противоречат миру, стабильности и единству Ливана". Как нетрудно догадаться, "отрубание рук" плохо вяжется с "миром и единством", поэтому правительство, очевидно, не позволит довести ситуацию до такого финала. Лидер местных друзов Валид Джумблат высказался просто: "мы не можем позволить себе расплатиться за правосудие стабильностью".

Как бы то ни было, трибунал, воспользовавшись появлением в Ливане правительства, не стал терять времени и предоставил генеральному прокурору Саиду Мирзе обвинительное заключение. При этом, вообще-то, предполагалось, что документ этот - секретный и о его содержании никто не будет знать, пока не пройдут аресты или не истечет отведенный для этого месяц.

Однако Ливан - страна маленькая, а местные журналисты весьма пронырливы. Их стараниями в тот же день стало известно, что в списке обвиняемых четыре фамилии, причем две из них весьма известны. Мустафа Бедреддин является руководителем боевых операций (по сути - начальником штаба) "Хизбаллы", а Салим Аяш работает в высшем политическом руководстве партии. Еще двое - Хасан Онейси и Асад Сабра - это, по видимому, простые боевики, подозреваемые в непосредственном исполнении убийства.

Это сообщение, хотя и ожидалось, все равно стало для Ливана настоящей бомбой. Политические оппоненты "Хизбаллы" объявили передачу обвинительных заключений генпрокурору "историческим событием", которое в конечном итоге приведет к торжеству правосудия. Сами шииты встретили новость холодно, пообещав рассказать, что они обо всем этом думают, после ознакомления с документом.

Министерство внутренних дел, поняв, что шила в мешке уже не утаить, подтвердило личности обвиняемых, объявило, что займется их поисками, и одновременно резко усилило меры безопасности в Бейруте. Дополнительные вооруженные патрули появились на улицах столицы не случайно: ливанцы вообще народ горячий, акции протеста устраивают и по менее важным поводам.

Боевики
Боевики "Хизбаллы". Фото (c)AFP

Однако пока все тихо. Многие люди (особенно старшее поколение) прекрасно помнят, что такое гражданская война, поэтому не спешат праздновать или протестовать, понимая, во что может вылиться бурная демонстрация их чувств. Как политики, так и простые люди затаились, ожидая развития событий. Все взгляды теперь устремлены на генерального прокурора - отдаст ли он распоряжение об аресте подозреваемых.

Прокурор оказался в очень тяжелой ситуации. Если он санкционирует арест лидеров и активистов "Хизбаллы", то, если верить Насралле, рискует остаться без рук. Отказ от ареста приведет к международной изоляции правительства (или даже всего Ливана), а также буре возмущения со стороны суннитов, чьим неформальным лидером был Харири. В любом случае страна рискует вновь оказаться в состоянии гражданской войны.

Хотя оба решения - плохие, скорее всего, арестов все же не будет. "Хизбалла", обладая большинством в правительстве, миллионами верных сторонников и собственной армией, вне всяких сомнений найдет способ не допустить отправки своих людей в Гаагу. Если не помогут политические интриги, улицы Бейрута запрудят разгневанные "израильско-американским заговором" демонстранты. Если и этого будет недостаточно, то демонстранты с легкостью превратятся в боевиков.

Поскольку такое развитие событий лежит на поверхности, в Гааге уже придумали "план Б". Если Бедреддин, Аяш и двое их подручных не будут арестованы и доставлены в трибунал, судить их будут заочно. При этом, можно не сомневаться, на процессе всплывут и другие имена, включая, возможно, самого Насраллу.

Что он думает по поводу всего этого, интересующиеся смогут узнать вечером 2 июля, когда лидер "Хизбаллы" выступит с очередным телеобращением к нации.

Пока же Ливан оказался в очень сложном положении. Самая многочисленная религиозная группа страны - шииты - поддерживает "Хизбаллу", чьи высшие руководители обвиняются в убийстве. При этом убитый был не только лидером второй по по численности группы - суннитов, но и отцом предыдущего премьер-министра Саада Харири.

Нынешний руководитель правительства - Наджиб Микати - в этой ситуации попросил сограждан "сохранять терпение и не терять трезвости суждений". Ничего больше ему пока не остается.

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился