Новости партнеров

Башар нам друг

Китай и Россия не спешат осуждать сирийского президента

Министр обороны Франции Жерар Лонге 13 июля выступил с короткой, но исполненной досады речью в адрес России и Китая. Едва выбирая выражения, он раскритиковал стойкое нежелание двух стран - постоянных членов Совета безопасности осудить в ООН действия сирийских властей в отношении собственного народа. Но у Москвы и Пекина сохраняется свое видение ситуации.

Французский министр, вполне оправданно взбешенный нападением сирийцев на посольство его страны в Дамаске, выдал тираду, по форме своей несколько выбивающуюся за границы общепринятой дипломатической практики. Нежелание России и Китая осуждать Сирию он назвал "непристойным" и прочитал партнерам по Совету безопасности ООН краткую нотацию на тему приличий и этикета: "Страны вроде Китая и России должны принять общие правила: никто не должен бороться с оппозицией при помощи артиллерии".

Не очень красиво получилось, но объяснить произошедшее можно: Жерар Лонге - министр обороны - эдакий "старый солдат, не знающий слов любви". Но в его запеве неожиданно зазвучал бэк-вокал премьер-министра Франции Франсуа Фийона: "Мы больше не можем принять, что России и Китаю позволено блокировать резолюцию ООН по Сирии".

Талейран, наверное, в могиле перевернулся. Понятно, что дипломат по долгу службы обязан говорить витиевато и не слишком понятно, но это высказывание слишком уж двусмысленное. Что значит в данном контексте "не можем принять" и, тем более, "позволено"? Первое можно истолковать как готовность проигнорировать конкретное вето, а второе - как нежелание признавать право вето вообще. В целом же смысл этой фразы примерно таков: "Пора лишать русских и китайцев права решающего голоса в СБ ООН".

Можно списать странные высказывания французов на повышенный эмоциональный тонус, вызванный событиями в Дамаске, но с нотациями надо быть поаккуратнее.

Злые языки утверждали, что как-то раз в схожей ситуации британский министр, вздумавший поучать российского, в ответ услышал: "Who are you to fucking lecture me?!" Эта информация, к счастью, не подтвердилась, но - береженого бог бережет.

На этот раз выступления разошедшихся французских министров никто вслух критиковать не стал. Более того, россияне и китайцы, как могли, утешили Париж: Совет безопасности без каких-либо возражений принял заявление, осуждающее нападение на посольства США и Франции.

Тем не менее, отношение к сирийским событиям в целом в Пекине и Москве не изменилось: внутренние дела этой страны не заслуживают официальных комментариев со стороны ООН.

Нежелание России и Китая принимать какую-либо резолюцию, осуждающую проделки Башара Асада и его подручных, вполне понятно, хотя проистекает оно частично из разных источников.

Москву с нынешним режимом связывают отношения, растянувшиеся на десятилетия: сирийцы исправно закупают российскую боевую технику, а в городе Тартус на средиземноморском побережье с 1971 года размещена единственная военная база РФ за пределами бывшего СССР - пункт материально-технического обеспечения ВМФ. Москве есть чем дорожить.

Кроме того, на российское руководство должны были произвести впечатление кадры, на которых противники Асада хотя и безуспешно, но пытаются поджечь флаг РФ. А в это самое время его сторонники, напротив, флагами России размахивают и благодарят Медведева и Путина за заступничество.

У России есть и формальный повод отказать в поддержке резолюции ООН по Сирии, поскольку местные власти объявили, что в стране начался "общенациональный диалог" по разработке новой конституции. Хотя в разговорах о демократии принимают участие лишь сторонники режима и паркетная оппозиция, Москва всякий раз просит дождаться результатов и не рисковать срывом процесса в целом. Аргумент? Конечно.

Китайцы о мотивах своей неуступчивости стараются особо не распространяться, повторяя лишь слова о "недопустимости вмешательства во внутренние дела суверенной страны". (Любимая, кстати, фраза диктаторов, занятых у себя дома массовыми убийствами или еще каким малоприятным делом). Стратегических интересов в финансово-экономической сфере у КНР в Сирии нет. Но нежелание властителей Серединного царства осуждать Дамаск вполне понятно и так.

Дело в том, что в использовании вооруженных сил против мирных демонстрантов они ничего зазорного не видят. Более того, этот метод Коммунистическая партия Китая с успехом использовала для сохранения власти еще в 1989 году, когда на площадь Тяньаньмынь вышли люди, которым зачем-то понадобилась демократия. Несколько тысяч трупов - и никаких проблем: Китай живет, процветает и удивляет мир своими успехами.

Сейчас в КНР все хорошо, но кто знает, что будет дальше? Вдруг какой кризис и снова найдутся недовольные монополией Компартии на власть? Осуждать Асада за то, что он сейчас поступает ровно так же, как сами китайцы - два десятка лет назад (и готовы поступать впредь), было бы верхом цинизма и лицемерия. КПК - организация респектабельная, поэтому на такую сделку с совестью никогда не пойдет. Режет президент Сирии своих сограждан - ну и бог в помощь. Может, будет чему поучиться у него на будущее.

Хотя РФ и КНР, в целом, по-разному не хотят осуждать Асада, в этой ситуации есть нечто общее, что не дает покоя руководителям обеих стран: это коварство Запада.

Все помнят, как французы, британцы и американцы просили установить над Ливией зону, запретную для полетов боевых самолетов. И так они тиснули в резолюцию ООН под номером 1973 фразу о "защите мирного населения всеми доступными методами". В результате присутствие авиации в ливийском небе не снизилось, а увеличилось на порядок. При этом формулировка "все доступные методы" стало фактически трактоваться как "прикрытие с воздуха войск оппозиции". Теперь Россия и Китай, обжегшись на молоке, дуют на воду: мало ли чего хитрые натовцы впишут в очередную резолюцию...

Однако опасения их, скорее всего, напрасны. Лидер коварного Запада - США - хотят сохранения сирийского режима не меньше руководителей ЦК КПК или членов высшего совета "Единой России". То есть сам по себе Асад им до лампочки, но угроза хаоса и полной дестабилизации Сирии Вашингтон пугает всерьез.

На смену учившемуся в Лондоне офтальмологу на волне революции может прийти такая публика, что Башар Асад покажется ангелом во плоти. Экономику поднимать долго и неинтересно, поэтому первой задачей любого сирийского радикала во власти станет возврат Голанских высот. Результат военного столкновения с Израилем будет, разумеется, отрицательным, но попробовать-то надо!

В Иерусалиме такой вариант развития событий рассматривают безо всякого энтузиазма. А поскольку Конгресс США в целом поддерживает правящую в Израиле партию "Ликуд", то американскому президенту Бараку Обаме стоит крепко подумать - нужен ли ему такой "подарок" к скорым выборам.

В этом смысле любопытна речь посла США при ООН Сьюзан Райс. Она выступила перед журналистами после принятия заявления, осуждающего нападения на посольства США и Франции в Дамаске. Но главное - это было уже после того, как ее начальница - глава Госдепа Хиллари Клинтон - напрочь отказала Башару Асаду в праве представлять свой народ.

После традиционных заклинаний на тему демократии и прав человека Райс сказала: "Как мы все слышали из выступлений госсекретаря Клинтон и президента Обамы о... э... (тут она запнулась) мы весьма ясно дали понять, что [...] президент Асад во все большей степени теряет свою легитимность". Сирийского лидера можно поздравить. Клинтон погорячилась: свою легитимность он не "растерял", а все еще "теряет". Не очень понятно, в чем измеряется эта величина, но некоторое количество ее единиц, похоже, все еще наличествует.

Башара Асада все эти международные пляски вокруг его персоны, должно быть, развлекают. Но реальная проблема - восстание в его собственной стране - все никак не исчезнет: города бунтуют, офицеры и солдаты бегут из армии, реальная оппозиция отказывается от диалога. На этом фоне он объявил, что в Сирии началась "новая эра" и общество идет "по пути настоящих реформ". Звучит здорово. Но и тут не без сложностей. Выяснилось, что одним из первых наступление новой эры почувствовал на себе известный сирийский бард Ибрагим Кашу - автор ставшей популярной песни "Асад, уходи!". Тело музыканта с перерезанным горлом нашли в одной из сирийских рек.

Ситуация сложная, как с ней справиться - непонятно. Одно должно успокаивать истерзанную душу сирийского президента - за границей у него еще остались настоящие друзья.