Новости партнеров

Друг врага

В Ливии убит командующий войсками повстанцев

Командующий Ливийской освободительной армией генерал-майор Абдель-Фаттах Юнис 28 июля скончался при очень странных обстоятельствах. По одной из версий, его, как героя революции, убили правительственные диверсанты, по другой - сами повстанцы, заподозрившие его в предательстве. Пока ясно только одно: хуже без генерала никому не будет.

Абдель-Фаттах Юнис прожил долгую (родился в 1944 году) и полную событий жизнь. В молодости он примкнул к группе офицеров-заговорщиков, свергнувших в 1969 году короля Ливии Идриса. Руководил этим мятежом не кто иной, как полковник Муаммар Каддафи, он же - дорогой брат-лидер, он же - простой бедуин, он же изобретатель и воплотитель Третьей мировой системы, более известной как джамахирия.

За годы работы под началом Каддафи Юнис дослужился до звания генерал-майора. Кроме того, сменив множество важных постов в руководстве, он получил должность министра внутренних дел. Поскольку в странах вроде Ливии внутренние враги воспринимаются куда серьезнее, чем внешние, это назначение стало свидетельством безграничного доверия простого бедуина к своему соратнику по военному перевороту 1969 года.

Юниса неформально называли человеком номер два в ливийской иерархии, ставя его даже выше сыновей Каддафи. Такую честь заслужить было непросто. Очередной случай подтвердить высокое звание правой руки дорогого брата-лидера генералу представился в феврале 2011 года, когда в Бенгази началось восстание.

Каддафи отрядил Юниса с отрядом спецназа подавить мятеж. Выбор кандидатуры был очевиден - генерал родился и вырос в этом городе, хорошо знает, где, кого и за что резать. Но тут что-то пошло не так.

Прибыв в Бенгази, правая рука Каддафи не только отказалась работать, но и обратилась против своего хозяина. Юнис объявил, что переходит на сторону оппозиции, и назвал ее требования "законными и оправданными". Требования, как известно, были такие - демонтаж джамахирии и отстранение от власти засидевшегося полковника.

Каддафи, понятное дело, расстроился. Причем довольно сильно: за голову своего бывшего соратника он назначил награду - примерно четыре миллиона долларов. Генерал же решил на такие глупости внимания не обращать и начал осваиваться в новой для себя среде. Для начала с помощью нехитрых интриг он отодвинул от управления войсками другого участника переворота 1969 года - генерал-лейтенанта Халифу Белкасима Хафтара. Это, кстати, тоже довольно интересная личность.

Хафтар также входил в группу офицеров, катапультировавших короля Идриса из Ливии. Потом он пошел по военной части - стал одним из лучших генералов Каддафи, любившего время от времени повоевать с соседями. Однако когда в 1987 году очередная война (против Чада) была проиграна. Хафтар, на которого повесили было всех собак за поражение, на все плюнул и уехал прочь из Ливии. О том, на что он жил и чем занимался в последующие годы, можно судить о месте его жительства в изгнании. Генерал поселился не абы где, а в городе Вена в американском штате Вирджиния. Городок и сам по себе не плох, но настоящей его изюминкой является соседство со штаб-квартирой ЦРУ в Лэнгли, расположенной всего в нескольких километрах.

На чужбине Хафтар терзался думами о судьбах родины двадцать лет и три года. Как только в Ливии началось восстание, он тут же отправился в Каир, а оттуда - на перекладных - в Бенгази. В новой повстанческой столице он поначалу пришелся ко двору - отрядам повстанцев, переполненных боевым духом, остро не хватало опытных командиров. Поначалу он ими и командовал.

Однако Юнис, будучи человеком поднаторевшим в разного рода интригах, быстро оттер соперника от управления повстанческой армией и сам стал ее руководителем.

И сразу же начались неприятности. Выяснилось, что без выучки, международной поддержки, центрального командования и, главное, Юниса повстанцы прибрежные города брали, а с появлением всего этого набора - начали терять.

Лишь при массированной поддержке НАТО линию фронта удалось стабилизировать между Адждабией и Брегой. После этого началась многомесячная подготовка к наступлению на Брегу. По мере приближения дня "Д" простые оппозиционеры и их лидеры излучали все больше оптимизма, уверяя иностранных журналистов, что сейчас-то, когда они стали настоящей армией, не осталось тех крепостей, которых они не могли бы взять.

Но это было большим преувеличением. Под командованием генерал-майора Абдель-Фаттаха Юниса наступление повстанцев на Брегу в середине июля закончилось полным провалом. Ни разведки местности, ни нормального планирования, ни даже четкого обеспечения частей и налаженного взаимодействия между ними не было. В атаку шли хорошо организованной, но толпой. Первое же препятствие - минные поля - стали для наступавших большим сюрпризом. В общем, бывший глава МВД оказался куда более искушенным интриганом, нежели военачальником.

Сначала повстанцы винили в поражении мины. Потом - НАТО, которое "мало работает", потом - неких предателей в своих рядах. Но в результате все взоры предсказуемо обратились на тех, кто вроде как планировал операцию. И в первую очередь - на Юниса. Вспомнили, как дочь Каддафи - Аиша - еще в апреле говорила, что он все еще хранит верность режиму ее отца. Припомнили, что под его руководством армия повстанцев не одержала ни одной победы, зато много чего растеряла. Да и в конце-концов задумались: минуточку, он же 42 года был лучшим другом Каддафи! Что-то тут не так.

Едва ли можно представить себе ситуацию, когда, например, руководитель рейхскомиссариата Остланд взял бы и раскаялся, а потом - бац! - и сразу же получил бы пост командующего вторым Белорусским фронтом.

А в Ливии - пожалуйста, никаких вопросов. Хотя, на самом деле, вопросы были с самого начала, но не в Бенгази. Повстанцы, которые сражались против правительственных войск в Мисурате и в Западных Горах, рассудили, что и без приказов от Юниса разберутся. И, надо сказать, не прогадали: по сравнению с тем, что творилось на восточном фронте, их успехи не вызывают сомнений. На западных фронтах управление войсками в свои руки взяли местные жители, которые на поле боя, а не в кабинетах доказали способность успешно командовать. Мисурату от войск Каддафи жители города освободили полностью, в Западных Горах одно успешное наступление следует за другим.

На этом фоне бездарность командования повстанцами в Бенгази стала выглядеть совсем уж вопиющей. Тут-то и закрутилась история, в финале которой Юнис был объявлен павшим героем революции.

Сообщения из Ливии вообще не отличаются особой достоверностью и конкретностью. Но днем 28 июля начался какой-то настоящий калейдоскоп. Сначала из нескольких источников сообщили об аресте Юниса. Затем, он якобы опроверг эту данные, отругав за дезинформацию агентов Триполи и недобросовестных журналистов. Потом разнокалиберные чиновники в Бенгази объявили, что генерал возвращается с линии фронта в повстанческую "столицу" для отчета о проделанной работе. Потом оказалось, что возвращается не сам, а вроде как под конвоем. Но и это - не конец. Стали поступать казавшиеся дикими сообщения о том, что он погиб.

Некоторую, как казалось, ясность в этот поток информации внес глава Национального переходного совета Мустафа Абдель Джалил (который сам, кстати, долгое время кормился с рук Каддафи, будучи министром юстиции). С печатью горя на лице и дрожащими руками он объявил, что Юниса действительно убили. По его словам дело было так: генерала действительно вызвали в Бенгази объяснить, что стоит за провалами на подведомственном ему восточном фронте. Но когда Юнис в сопровождении двух полковников ехал на непростой разговор, на них напали засланцы из Триполи, убившие "героя революции". Тела убитых, сказал Джалил, найти не удалось, зато арестованы нападавшие.

История, мягко говоря, не слишком убедительная. Еще больше недоумения вызвало поведения Джалила, который отказался отвечать на вопросы журналистов и спешно покинул пресс-конференцию. Между тем, на улице перед зданием суда, где она проводилась, росла напряженность. Люди из влиятельного племени Обейди, к которому принадлежал Юнис, собрались на площади с оружием в руках. В сущности, они, узнав об аресте соплеменника, собрались прийти ему на выручку. Новость о гибели генерала спокойствия им, понятно, не добавила. Атмосфера накалилась настолько, что начали звучать выстрелы. Журналисты, в недоумении выходившие из здания суда, бросились врассыпную.

Но на этом странности не закончились. Другой чиновник НПС - Фадлулла Харун - объявил, что тела погибших найдены, но они обожжены до полной неузнаваемости. В Бенгази начали плодиться версии, что же, в конце концов, произошло на самом деле.

Самой убедительной представляется такая: НПС действительно попросил Юниса объясниться, он отказался, его арестовали и попробовали силой доставить в Бенгази. В пути произошел какой-то конфликт, в результате которого сам Юнис и сопровождавшие его полковники были застрелены. Арестовывавшие, испугавшись собственных действий, попытались избавиться от трупов - облили их бензином и подожгли. Но тела не догорели. Убийц поймали подоспевшие люди Юниса, они же нашли и тела. В результате ситуация достигла точки кипения - в стане повстанцев в Бенгази наметился раскол.

Ночь на 29 июля, по неофициальным данным, прошла в тяжелых разговорах между людьми из племени Обейди и руководством НПС. Результатом стало такое решение С одной стороны, Юниса и его компаньонов причислили "к лику святых" Ливийской революции, объявили их мучениками, погибшими от рук режима, и устроили им пышные похороны. С другой - все разговоры о близости Юниса и Каддафи решено было прекратить, ни в каких поражениях его не винить и вообще отныне о нем говорить только хорошее.

Семья Юниса 29 июля выступила со специальным обращением, в котором пообещала НПС и лично Абдель Джалилу свою полную поддержку. "Первое и главное - это Ливия. И пускай бог даст нам победу, либо мученическую смерть!" - сказано в документе. Историю, грозившую серьезными неприятностями, в общем, кое-как замяли.

Главным вопросом на повестке дня для повстанцев становится заполнение ставшей вакантной должности командующего их войсками. Рассчитывать на то, что это произойдет в ближайшие дни, не приходится, поскольку министр обороны НПС Омар Харрири находится далеко от Бенгази - в регионе Западные Горы, где повстанцы только что успешно провели очередное наступление.

По всей видимости, в условиях отсутствия конкуренции место Юниса займет генерал-лейтенант Хафтар. Все-таки, какой-никакой боевой опыт у него имеется, поэтому есть надежда, что его руководство будет более успешным. Хотя, по-хорошему, ливийцам не мешало бы провести своего рода люстрацию, запретив всем, кто когда-либо находился в окружении Каддафи, занимать высокие политические и военные посты.

На всякий случай.