Принять нельзя поправить

Учителя сочли реформы Минобра губительными для школ

Акция протеста преподавателей на Пушкинской площади 15 сентября 2011 года. Фото РИА Новости, Кирилл Каллиников

В четверг, 15 сентября, в нескольких регионах страны состоялись митинги преподавателей школ, вузов и детских садов, а также студентов - они протестовали против проходящих сейчас крупномасштабных образовательных реформ. Два важных пункта в составленном митингующими "листе ненависти" - это федеральный закон номер 83, в котором многие видят угрозу бесплатному образованию в том виде, в котором оно существует на сегодняшний день, и новая система оплаты труда (НСОТ) учителей, суть которой можно коротко обозначить поговоркой "как потопаешь, так и полопаешь". "Лента.ру" поговорила с противниками и сторонниками этих двух нововведений и выяснила их аргументы.

Реформирование отечественного образования активно ведется с середины 2000-х годов. Самые важные изменения - это разработка и внедрение новых образовательных стандартов для всех ступеней, от начальной школы до высшей, но параллельно чиновники переделывают и другие элементы системы обучения. В частности, новые законодательные акты прописывают иной порядок существования школ - им будет предоставлено намного больше автономии в финансовых вопросах - и иную схему расчета зарплат учителей.

Самостоятельная жизнь

Организаторами митинга протеста стали Общественное движение “Московские родители”, Межрегиональный профсоюз “Учитель”, Инициативная группа студентов, аспирантов и сотрудников МГУ, Общероссийская общественная организация “Российский студенческий союз”. Принятую на митинге резолюцию можно прочитать здесь.

Финансовую самостоятельность школам предоставляет федеральный закон номер 83, который был принят 8 мая 2010 года и вступил в силу с 1 января 2011 года. Он подразумевает, что, по крайней мере, часть школ перейдут в статус так называемых автономных учреждений - то есть смогут зарабатывать и распоряжаться деньгами практически так же, как, например, магазины или автосервисы. Разумеется, это сравнение очень грубое - например, в отличие от магазина, часть финансирования школы по-прежнему будут получать из бюджета. Но если раньше все оставшиеся не израсходованными средства школы должны были возвращать в бюджет, то теперь они смогут использовать их, например, для покупки новых компьютерных программ или дополнительного оборудования для спортивного зала. Если выражаться языком законотворцев, то школы переведены со сметного финансирования (когда назначение всех средств строго определено) на субсидии, которыми можно распоряжаться по собственному усмотрению.

Кроме того, 83-ФЗ разрешает школам самостоятельно распоряжаться заработанными средствами - эта возможность была дана школам аж с 1992 года, когда был принят первый в России закон "Об образовании". Но с 2004 года был введен новый бюджетный кодекс, и до появления 83-ФЗ все деньги, которые школа получала, проводя дополнительные уроки английского языка или организуя семинары для учителей, классифицировались как вненалоговые бюджетные поступления, и решение о том, как их тратить, принимал учредитель - то есть муниципалитет или регион. С введением закона номер 83 школа обрела право самостоятельно распоряжаться своими "кровными".

Всеволод Луховицкий. Фото с сайта sakharov-center.ru. (Нажмите, чтобы увеличить)
Всеволод Луховицкий. Фото с сайта sakharov-center.ru. (Нажмите, чтобы увеличить)

Читать оригинальный текст закона практически невозможно - по степени неудобоваримости слога и бестолковости структуры он может дать фору многим правительственным документам. В итоге основными читателями 83-ФЗ стали его составители, и этот факт многие аналитики считают одной из существенных причин неприятия нового закона. Такого мнения придерживается, например, Ефим Лазаревич Рачевский, руководитель московского Центра образования №548 "Царицыно", который уже много лет фактически живет по нормам 83-ФЗ.

По мнению Рачевского, новый закон "в подлиннике" не видели как минимум 95 процентов тех, кто его критикует. Эта оценка не кажется слишком завышенной - особенно если вспомнить периодически разгорающиеся в Сети скандалы по поводу неминуемой отмены в России бесплатного образования стараниями авторов 83-ФЗ - например, в прошлом году было как минимум две волны подобных слухов. Перспектива платить за школьные уроки, мягко говоря, не прибавляет закону народной любви. Минобр и лично Андрей Фурсенко много раз опровергали эти домыслы, на все лады повторяя, что платного образования в стране не будет, но народ Минобру не верит.

Статьи и записи в блогах о том, что родителям придется оплачивать существенную часть школьной программы, обычно начинаются фразами вроде вот этой: "Государство полностью отказывается от финансирования образования, что является его прямой обязанностью". В одном из интервью Рачевский так прокомментировал подобные заявления: "Задание <для школ от государства> будет основано на государственном стандарте образования, обязательном для исполнения. Это значит, что если по государственному стандарту в первом классе положено в неделю дать бесплатно 22 часа в рамках основного (общего) образования и 10 часов в рамках дополнительного образования за счет муниципалитета, то они и будут даны. И если из этих 32 часов хотя бы один час руководитель учреждения попросит оплатить родителей, то его ждет встреча с прокурором”.

Люди, вышедшие на митинг 15 сентября, о введении повсеместного платного образования не говорили. Их беспокоит другое - по мнению противников образовательных реформ, новые правила лишают директоров школ возможности принимать решения независимо от позиции региональной или муниципальной власти. Более конкретно опасения протестующих сформулировал один из организаторов митинга, сопредседатель независимого педагогического профсоюза "Учитель" Всеволод Луховицкий: "Когда муниципальные или региональные власти говорят директорам школы: 80 процентов школ должны по новому закону №83 принять статус автономных некоммерческих организаций, те, даже если совсем не хотят этого, не могут спорить, потому что они полностью от местных властей зависят”.

Вот как формулируются правила создании автономных учреждений в федеральном законе от 3 ноября 2006 года N 174-ФЗ “Об автономных учреждениях”, который регламентирует эти образования: “Решение о создании автономного учреждения на базе имущества, находящегося в федеральной собственности, путем изменения типа существующего федерального бюджетного или казенного учреждения принимается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в соответствующей сфере, в отношении учреждения, находящегося в ведении этого органа или федеральных служб и агентств, подведомственных этому органу, а также федеральным органом государственной власти (государственным органом), руководство деятельностью которого осуществляет Президент Российской Федерации или Правительство Российской Федерации, в отношении федерального бюджетного или казенного учреждения, находящегося в его ведении”.

Луховицкий согласен с тем, что возможность самостоятельно зарабатывать себе на жизнь - это, теоретически, благо. Однако, по мнению организатора акций протеста, далеко не все российские школы доросли до него: "Сильная школа, с хорошим составом учителей, с талантливым менеджером-директором, может рискнуть отправиться в такое плавание. Слабая школа, каких, к сожалению, у нас все-таки большинство, в такой ситуации не выживет. Рассчитывать на то, что, бросив людей в воду, мы получим хорошо плавающих мастеров, нельзя. Скорее всего, школы будут фактически разоряться, влачить жалкое существование. Таких школ в России очень много", - говорит он.

Изменение правил финансирования школ призвано помочь лучшим из них развиваться дальше и отбраковать худшие - хорошие школы, способные предоставить широкий спектр дополнительных услуг, будут привлекать новых учеников, каждый из которых приносит с собой условный "мешок денег" (на каждого школьника государство выделяет школе определенную сумму денег - так называемое подушевое финансирование). Напротив, из плохих школ дети будут уходить, и рано или поздно такие школы отомрут. Луховицкий считает, что эта схема эффективна далеко не для всех школ: "Это в Москве хорошо, где ребенок в одну школу попал, ему не понравилось, он перешел в другую. Если в маленьком городе всего пять школ, то не сумеют все перейти в одну. В результате, школа остается плохой, но при этом она будет вынуждена тянуть деньги, организуя дополнительные образовательные услуги <так как у нее будет мало денег из-за маленького числа учеников>, толком никаких знаний не давая".

На вопрос, зачем нужно сохранять слабые школы, которые плохо учат детей, Луховицкий ответил, что слабая школа может стать сильной только в том случае, если она будет выведена из-под "гнета" региональных властей, которые требуют от школ заполнения тысяч ненужных бумажек. "Предполагать, что непонятно откуда в России появится двести пятьдесят тысяч хороших школ, восемьсот тысяч хороших учителей - это прожектерство. Не будет этого, пока не будет у учителя свободы и нормальной, достойной оплаты труда".

Рачевский с такой точкой зрения протестующих не согласен - по его мнению, практически всегда какая-то школа бывает чуть лучше остальных: “Я учился в маленьком городе с населением тридцать тысяч человек, и там было две школы - номер один и номер два. Номер два была получше, номер один похуже. И номер два всегда была переполнена, а в номере один всегда был недобор”.

Денежный стимул

Еще одно нововведение, против которого выступают Луховицкий и его единомышленники - это внедрение новой системы оплаты труда (НСОТ). Она предполагает, что зарплата учителей будет делиться на базовую и стимулирующую части, и решение о перечислении и размере последней будет принимать управляющий совет школы. Критики изменений нынешних правил оплаты труда считают, что НСОТ поставит учителей в зависимость от решений управляющих советов и лишит уверенности в завтрашнем дне (и без того не очень-то обоснованной), так как они не будут знать, сколько денег будут получать, скажем, в ближайшие полгода.

Ефим Рачевский. Фото РИА Новости, Михаил Климентьев
Ефим Рачевский. Фото РИА Новости, Михаил Климентьев

Более того, Луховицкий полагает, что объективно оценить, насколько хороша та или иная школа, в принципе невозможно. "Идеологически эта система предполагает, что во всей огромной стране (если не ошибаюсь, у нас сейчас около миллиона учителей) можно найти и отобрать миллион гениев, которые будут работать в школе. Педагогика - это не театр, не литература и даже не теоретическая физика. Это массовая профессия, а в массовой профессии не может быть миллиона гениев. Рассчитывать надо на обычного, нормального, среднего человека, честно выполняющего свою работу".

Рачевский придерживается ровно противоположных взглядов - он считает, что несправедливо платить одинаковую зарплату учителю, который подходит к своим обязанностям чисто формально, и энтузиасту, который действительно добивается, чтобы его ученики усвоили новые знания. "Этому меньшинству надо доплачивать. Пора перестать эксплуатировать учительский энтузиазм. Большинство же, которое ждет, чтобы сверху какой-нибудь дядя дал им денег только потому, что они учителя - это нонсенс". Но в одном противники и сторонники реформ в образовании сходятся - на сегодняшний день зарплаты у учителей в России безобразно маленькие.

Луховицкий и его сторонники полагают, что введение 83-ФЗ будет иметь катастрофические последствия для образовательной системы, его внедрение в нынешнем виде следует приостановить и внести в закон необходимые поправки. При этом Рачевский считает, что если новый закон и произведет какой-то эффект, то он будет, скорее, положительным. Но в любом случае, по мнению руководителя Центра образования №548 "Царицыно", результат будет виден не раньше, чем через два-три года, и до этого времени митинговать и требовать внести в новоиспеченный закон изменения неразумно.

Луховицкий, со своей стороны, уверяет, что протестная деятельность его и его единомышленников полезна. Он рассказал, что после выступлений, организованных в прошлом году, московские власти приостановили переход на НСОТ в столичных школах и начали проводить эту реформу более плавно.

Если рассматривать бурные процессы вокруг принятия 83-ФЗ и других образовательных реформ отвлеченно, то их можно принять за проявления нормальной "работы" гражданского общества. Чиновники принимают новый закон, призванный сделать жизнь людей лучше, причем в процессе работы над ним они, вроде бы, советуются с основными "получателями" результатов действия этого закона (по крайней мере, так уверяют авторы закона - протестующие же говорили об обратном), но какая-то часть граждан остается им недовольна и выражает свое мнение в форме акций протеста. Власти частично прислушиваются к требованиям несогласных, вносят коррективы, и этот процесс взаимодействия продолжается до достижения взаимоприемлемого компромисса.

Однако в действительности механизм демократического введения реформ в России пока налажен довольно плохо. Решения все еще принимаются кулуарно в закрытом режиме и с большим количеством интриг. В результате рождается масса слухов, люди ругают министерство, выходят на митинги протеста и так далее. И в такой нервной обстановке бывает трудно объективно оценить, насколько хороши собственно законы.

подписатьсяОбсудить
Празднование итогов референдума. Симферополь, 16 марта 2014 года«Чем ярче эйфория, тем тяжелее отходняк»
Кумовство, коррупция и бездорожье — что говорят крымчане о жизни на полуострове
Закатали по-быстрому
Асфальтирование Тверской от Охотного Ряда до Пушкинской в минутном видео
Дом в Чевакино
и другие заповедные места Тверской области, где побывали добровольцы из Торжка
Палач всея Руси
Кровавые и бесчеловечные убийства, совершенные Иваном Грозным
Турецкий бардак
Тайны и прелести Османской империи: фески, котики и шаурма
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей