Недодавили

Отставки президента йеменской оппозиции показалось мало

Президент Йемена Али Абдулла Салех подписал пакет документов о передаче власти в стране переходному руководству. Но отставка лидера, правившего страной 33 года, оказалась половинчатой - его многочисленные друзья и родственники остались на важных государственных постах, что даст Салеху возможность сохранить прежнее влияние.

В череде арабских революций йеменская началась одной из первых - 27 января. События в Тунисе едва закончились, египтяне только-только заполнили площадь Тахрир, в Бахрейне, Ливии и Сирии на тот момент было еще спокойно. При этом стартовые условия для начала (и успеха) народных волнений в Йемене были одними из лучших: страна исключительно бедная, перенаселенная, раздробленная по племенному и религиозному признакам, на руках у населения огромное количество оружия, на севере и юге - сепаратисты, практически везде - радикальные исламисты. Диктатор - лучший друг США - распределил все доходные места в бизнесе и госструктурах между членами своего клана и по своему произволу правит страной при помощи секретной полиции, пыточных камер и планомерного уничтожения потенциальных оппонентов.

В таких условиях Йемен просто не мог не взорваться. По всей стране на демонстрации протеста вышли сотни тысяч человек, сразу же потребовавших отставки президента. В масштабах страны акции действительно были впечатляющими.

Однако Али Абдулла Салех оказался тертым калачом. Он не сбежал за границу, как Зин эль-Абедин Бен Али и поначалу даже не бросил против демонстрантов полицейский спецназ, как это сделал Хосни Мубарак. Позволив оппонентам выговориться, йеменский президент выдержал короткую паузу и театрально объявил, что воля народа для него закон: на новый срок он в 2013 году не пойдет и своего сына преемником делать не будет. Ну а пока суд да дело, еще чуть-чуть поруководит - тоже, естественно, лишь ради народного блага, чтобы не было хаоса и нестабильности.

Но перехитрить оппозицию не получилось. Протестующие остались на улицах. Тогда Салех собрал свой митинг сопоставимых масштабов, участники которого не только с восторгом одобрили инициативы президента, но и попросили его все-таки переизбраться на новый срок. Президент скромно обещал подумать.

Такой подход поставил его оппонентов в тупик. Одно дело - воевать с полицией, когда все ясно: вот - проклятый режим, а вот - восставший народ. А что противопоставить другому митингу? Не драться же стенка на стенку...

Тем не менее, и эта хитрость не сработала - оппозиционеры по-прежнему собирались на ежедневные марши, требуя отставки главы государства. Хотя раздражение Салеха росло, некоторое время он держал себя в руках. Но в середине февраля, после победы египетской революции, терпение президента лопнуло. В дело "ради сохранения общественного порядка" вступила полиция. Результат, конечно, был противоположным - в столкновениях демонстрантов со спецназом стали получать ранения и гибнуть люди.

После того как пролилась первая кровь, события начали принимать нехороший для Салеха оборот: влиятельные племенные союзы Хашид и Бакил объявили, что отказывают президенту в поддержке и переходят на сторону оппозиции. Салех сделал вид, что не заметил этого, и продолжал настаивать на том, что до выборов свой пост не покинет.

Тем временем в Ливии уже началась гражданская война, за которой, конечно, внимательно следили все диктаторы мира. В начале марта наблюдателям показалось, что нехитрая политика Муаммара Каддафи - просто убивать всех несогласных - дает хорошие результаты. 17 марта его войска вплотную подошли к Бенгази, и лишь вмешательство НАТО спасло столицу восстания от падения. Неизвестно, о чем думал в этот момент Салех, но уже на следующий день по оппозиционерам в Сане начали стрелять на поражение - погибли около 50 человек. Одновременно с этим в стране был объявлен режим чрезвычайного положения.

Однако обострение, на которое пошел президент, успеха ему не принесло. 21 марта в Сану вошли танки, но не президентские, а генерал-майора Али Мохсена аль-Ахмара, заявившего о переходе на сторону оппозиции. Таким образом, город оказался разделен на две части. В одной власть оставалась у президента, в другой фактически правил генерал. При этом, надо отдать обеим сторонам должное, долгое время в прямое вооруженное противостояние они не вступали.

До этих событий США и их союзники как бы не замечали, что творится в Йемене, поскольку были кровно заинтересованы в сохранении Салеха у власти. Американцам он не мешал безо всякого суда убивать и арестовывать в Йемене людей, подозреваемых в терроризме. Саудовская Аравия высоко ценила усилия Салеха по искоренению шиитов и борьбе против иранского влияния, а Европа просто боялась появления в регионе второго Сомали. Но когда в Йемене начались кровавые столкновения, а на улицах столицы появилась бронетехника, в мире, наконец, стали понимать, что там все серьезно.

За дело взялись арабские страны Персидского залива. Они предложили Салеху принять план, согласно которому тот мирно покидает свой пост, но оставляет за собой "честно заработанные" богатства, а также получает иммунитет от судебного преследования. Йеменский президент сначала сказал "да". Потом - "может быть". Чуть позднее - "я подумаю". А подумав, - "нет". Ну а спустя еще некоторое время - "потом, может быть, да. А может быть - нет, посмотрим". И так далее.

Эти непонятные маневры вызвали раздражение не только у составителей плана, но и у самих йеменцев, которые по-прежнему, как на работу, ходили на митинги. Напряжение в стране росло и в конце мая вылилось в настоящие бои с применением тяжелых вооружений. К сражению присоединились силы племенного союза Хашид. Несмотря на то, что президент принадлежит к этому союзу, свое оружие племена повернули против него. В начале июня в разгар одного из сражений произошло событие, которое, видимо заставило Салеха задуматься о бренности всего сущего. Президента чуть не убило при взрыве ракеты, выпущенной по его дворцу кем-то из оппонентов.

Раненого главу государства срочно отправили на лечение в соседнюю Саудовскую Аравию. На несколько месяцев в стране установился относительный мир, изредка прерывавшийся столкновениями между сторонниками и противниками Салеха. Что будет с Йеменом дальше, никто толком не знал.

Возвращение президента в сентябре прошло относительно тихо. Обожженный, перенесший десяток операций Салех на митингах больше не появлялся, играть в шарады с иностранцами и согражданами прекратил, но и в отставку не ушел. Всю осень он вел тайные переговоры с США, Саудовской Аравией и той частью оппозиции, которая была готова к компромиссу.

Результатом диалога и стало соглашение, заключенное в Эр-Рияде 23 ноября. Условия его таковы: Салех передает власть вице-президенту Абеду Раббо Мансуру аль-Хади, но оставляет за собой титул "почетного президента" на три месяца - до следующих выборов. В стране формируется переходное правительство, в которое войдут как оппозиционеры, так и представители действующего режима, родственники и друзья Салеха останутся на своих постах (по крайней мере, до смены власти), сам же он получит неприкосновенность и сохранит всю свою собственность. В сущности, документы являются слегка модифицированной версией плана, ранее предложенного арабскими государствами Персидского залива.

Революция, казалось бы, победила: президент официально ушел в отставку, главное требование демонстрантов выполнено. Однако никаких торжеств по этому поводу ни в Сане, ни в других городах не случилось. Дело в том, что требования митингующих за десять месяцев протестов возросли. Их не устраивает положение, когда отставленный Салех сможет, как и ранее, руководить страной, но только не непосредственно, а через своих людей во властных структурах. Теперь они хотят демонтажа всей существующей системы и суда над экс-президентом и его приближенными. Проще говоря, йеменцы хотят сделать все сразу - чтобы не выходить, как египтяне, на площадь во второй раз.

Пока оппозиции в этом отказано в исключительно грубой форме - утром 24 ноября на демонстрантов, остающихся на улицах Саны, напали неизвестные. В результате столкновений как минимум пять человек были убиты. Но несмотря на это оппозиционеры уже заявили, что акции протеста все равно будут продолжены.

Ситуация в Йемене остается очень непростой. Оппоненты режима продолжают митинговать, столица по-прежнему разделена между правительственными войсками, бойцами племенного союза и солдатами генерала Ахмара. Что творится в отдаленных провинциях, толком никто не знает. По-настоящему легитимной власти в стране нет, до президентских выборов еще три месяца, дата парламентских вообще не определена. После десяти месяцев противостояния Салеха и оппозиции Йемен оказался на грани полного хаоса.

Кстати, сам бывший президент прокомментировал все произошедшее с его страной так: "Мне жаль".