Полтора часа обещаний

Главный соперник Саркози выступил с предвыборной речью

22 января фаворит французской президентской гонки, социалист Франсуа Олланд дал официальный старт своей предвыборной кампании. Собрав в выставочном центре под Парижем около 25 тысяч сторонников, кандидат от Социалистической партии выступил с первой программной речью, в которой постарался привлечь на свою сторону максимально широкий электорат.

Выступление Франсуа Олланда длилось полтора часа. За это время он постарался объяснить собравшимся, почему будущей весной Франция должна, наконец, получить президента-социалиста. То есть собравшимся-то как раз можно было и не объяснять: Социалистическая партия поддержала Олланда еще в октябре, и многотысячная толпа сторонников приветствовала появление кандидата, равно как и почти каждое его слово, овацией. Гораздо важнее было донести левую идею до телезрителей и читателей газет (в понедельник репортажи с выступления Франсуа Олланда украсили передовицы всех крупнейших печатных изданий страны) - словом, до всех тех, кто еще не решил, на кого сменить безнадежно непопулярного Николя Саркози.

22 января Олланд с командой постарались угодить всем. Поэтому в программу был включен поп-концерт (выступал Яник Ноа, бывший теннисист, а ныне популярный певец, а за свет, как говорят, отвечали постановщики, работавшие с Жан-Мишелем Жарром), а предвыборная речь кандидата изобиловала обещаниями вполне популистского свойства. В частности, Олланд пообещал провести реформы образования, здравоохранения и налогообложения, вывести войска из Афганистана и многое другое.

Для левых

При подготовке речи Франсуа Олланд явно вдохновлялся успехом Барака Обамы. По-крайней мере, в качестве лозунга предвыборной кампании был выбран слоган "Перемены - сейчас" ("Le changement c'est maintenant"), а в самом выступлении особенно часто звучали слова "перемены", "надежда" и "мечта", практически монополизированные американскими демократами в ходе президентской кампании 2008 года. Вообще речь Олланда получилась на редкость пылкой, чего многие от оратора никак не ожидали: повышенные тона и энергичное потрясание кулаками плохо сочетаются с миролюбивым имиджем 57-летнего социалиста, которого сторонники прозвали "Guimauve le conquerant" ("Завоеватель-Пастила"). Да и сам Олланд часто называет себя "месье Обыкновенный", подчеркивая собственную скромность.

На этом своем качестве кандидат-социалист попытался сыграть и в этот раз, надеясь, очевидно, выгодно подчеркнуть свое отличие от Николя Саркози. Самым заметным обещанием Олланда стало 30-процентное снижение зарплат президента и правительства. "Некоторые люди любят деньги, а меня больше интересуют люди", - добавил при этом кандидат, не называя, впрочем, имени действующего президента.

Вообще, фамилия Саркози в речи Олланда не была упомянута ни разу. Вместо того, чтобы показывать пальцем, кандидат предпочел, не называя имен, указать на пороки современного государственного устройства в целом. "У моего главного противника нет имени, нет лица, нет партии, - говорил Франсуа Олланд. - Он никого не представляет, и все же он правит. Мой противник - это финансовый мир". Чтобы присмирить капиталистов, политик пообещал первым делом законодательно обязать французские банки разделять операции по кредитованию и инвестированию ("спекулянтские операции"), таким образом снизив риск нового финансового кризиса.

Для правых

Антикапиталистическая риторика для социалиста - ход более чем очевидный, к тому же еще и время в этом смысле выдалось удачное: экономика Франции сейчас переживает не лучший период, безработица вплотную приближается к критическому показателю в десять процентов от численности населения, в середине января Standard & Poor's понизило кредитный рейтинг страны. Поэтому обещания Франсуа Олланда "покончить с привилегиями" богатых и власть имущих наверняка придутся по душе значительной части электората. Не говоря уже о том, что подобные заявления наверняка успокоят и многих убежденных социалистов, которые считают взгляды кандидата в президенты слишком умеренными.

Однако люди, страдающие от классового неравенства, и так являются для левых естественным электоратом. Куда труднее привлечь тех, кого больше волнует не засилье богачей, а, к примеру, проблема мигрантов. А таких в странах Западной Европы в последние годы становится все больше. Франсуа Олланд, кажется, предложил вполне убедительный ответ.

"У каждой страны есть душа, - говорил 22 января Олланд. - Душа Франции - это равенство". Равенство и стремление к лучшей жизни, напомнил он, были идеалами Великой революции, подарившей миру республику. А быть президентом республики, согласно Олланду, означает хранить верность идеям светского государства. То есть, не отказываясь от духа толерантности, присущего идее социализма, политик одновременно напомнил о другом ее постулате: в современном обществе нет места религиозному сознанию.

В идеале это заявление должно привлечь на сторону социалистов значительную часть французов, обеспокоенных исламизацией страны. Разумеется, людей, убежденных, что во Франции попросту нет места людям с другим цветом кожи или с другими религиозными убеждениями, Олланд в свой лагерь не заманит, но респектабельному левому политику симпатии радикального электората только навредили бы. Зато эту идею вполне могут поддержать более терпимые избиратели, которых, тем не менее, смущают внешние проявления религиозного культа и связанный с ними рост социальной напряженности.

Расстановка сил

В принципе, позиции левых выглядят сейчас достаточно прочными. Согласно данным соцопросов, действиями нынешнего президента недовольны больше двух третей французов. Рейтинг Саркози составляет сейчас всего 23,5 процента. При этом за Олланда готовы проголосовать около 30 процентов избирателей. Разрыв существенный, однако настоящим фаворитом президентской гонки Олланда все-таки называть рано.

Несмотря на традиционную популярность во Франции левых идей, местные социалисты прочно зарекомендовали себя в качестве партии, способной проиграть выборы даже при самых благоприятных условиях. А выборы 2012 года вполне могут преподнести партии Олланда несколько довольно неприятных сюрпризов. Например, лидера ультраправых Марин Ле Пен сейчас поддерживает около 20 процентов французов, и часть избирателей, разочаровавшихся в Саркози, явно переметнутся к ней.

Однако еще большую опасность для Олланда может представлять лидер Демократического движения Франции Франсуа Байру. Сейчас его предвыборный рейтинг составляет около 14 процентов, но еще месяц назад проголосовать за демократа были готовы всего семь процентов избирателей. При этом Байру - правоцентрист, то есть его кандидатура является очевидной альтернативой Саркози для всех тех, кто, не поддерживая действующего президента, разделяет при этом умеренно консервативные взгляды. Так что до 22 апреля - на этот день назначен первый тур выборов - многое может поменяться, и не исключено, что не в пользу Социалистической партии.

В ходе выступления 22 января Франсуа Олланд постарался сделать все от него зависящее, чтобы укрепить позиции социалистов за счет привлечения электората, который на прошлых президентских выборах поддержал Николя Саркози. Однако речь его была хоть и патетической, но все же довольно поверхностной. В частности, Олланд предпочел не вдаваться в подробности относительно того, как он собирается выполнять данные обещания. Ведь очевидно, что 30-процентного сокращения зарплат руководства не хватит для того, чтобы оплатить обещанные им реформы. Вероятно, больше подробностей будет содержаться в официальном предвыборном манифесте Олланда, который будет опубликован 26 января.