Не на то сели

Путин пообещал пересадить чиновников на отечественные машины

Премьер-министр России Владимир Путин, выступая на совещании по автопрому в Тольятти, предложил российским чиновникам пересесть на автомобили, которые производятся в Таможенном союзе. Инициатива премьера вновь заставила россиян вспомнить о столь нелюбимых Путиным 1990-х: тогда закупки отечественных автомобилей лоббировали Борис Немцов и Юрий Лужков. Ни тот, ни другой заставить чиновников пересесть ни на "Волги", ни на "Москвичи" не смогли.

Идеи Немцова с Лужковым, отшумевшие больше десятилетия назад, никто особо всерьез и не воспринимал: популизм "крепкого хозяйственника" и бывшего губернатора Нижегородской области (то есть региона, где располагается ГАЗ) призван был показать заботу о российском автопроме, отставшем от западного едва ли не на десятилетия. С тех пор ситуация с отечественными автомобилями только ухудшилась: если на "АвтоВАЗе" легковушки под брендом Lada благодаря государственной поддержке еще производятся, то вот "Москвич" обанкротился в 2006 году, а "ГАЗ" прекратил выпуск Volga Siber, единственной модели, на которую могли бы пересесть чиновники "среднего звена", в 2010 году: проект оказался убыточным.

Вместе с тем, в России с середины 2000-х годов активно развивалась промышленная сборка: зарубежные компании перенесли на отечественные заводы часть производств (как правило, не самых сложных), благодаря чему по стране начали колесить российские "Форды" и "Тойоты". Именно на их поддержку в конечном итоге и рассчитана инициатива Владимира Путина.

Полуотечественный

Информация об ограничении закупок иностранных автомобилей просочилась в прессу уже несколько месяцев назад, а в марте об инициативе членам Общественной палаты рассказал замглавы Минэкономразвития Михаил Осеевский. По его планам, на зарубежных машинах получат возможность ездить только высшие руководители и лица, подлежащие охране. Остальных чиновников заместитель министра предложил пересадить на отечественный транспорт, впрочем, понимая эту тему максимально широко: под определение российского транспорта попали все автомобили, выпущенные с конвейера в России. Иными словами, даже те, которые в стране только собираются.

Владимир Путин в начале апреля взглянул на эту проблему несколько по-другому. Он не стал выделять привилегированную касту "лиц, подлежащих охране", и заявил, что пересесть в ближайшее время придется всем чиновникам как из числа федеральной, так и муниципальной власти, а также менеджерам предприятий, финансируемых из госбюджета. Впрочем, тут же премьер-министр добавил, что из правила будут исключения: в тех случаях, когда нужных государству автомобилей в России просто не найдется.

Выступая в Тольятти, Путин говорил не только о российских авто, а обо всем транспорте, который производится в Едином экономическом пространстве. Однако на самом деле Белоруссии и Казахстана нововведение скорее всего не коснется вообще или коснется при закупке экзотических видов техники: например, грузовиков БелАЗов. Чиновники, конечно, на них ездить не будут, но БелАЗы могут пригодиться госпредприятиям самого разного профиля.

Тем не менее, если говорить о легковушках, то вряд ли можно представить, что российские чиновники будут закупать автомобили Skoda, Chevrolet и KIA, произведенные на территории Казахстана. Что касается Белоруссии, то в ней промсборка легковушек еще не начата, хотя в начале февраля сообщалось, что открыть производство на мощностях БелАЗа планирует китайская Geely. Тем не менее, даже если китайцам удастся это сделать, вряд ли российские чиновники заинтересуются бюджетными азиатскими авто.

Рассматривать Казахстан и Белоруссию как потенциальных поставщиков легковушек для чиновников сложно еще и по другой причине. Формируя Единое экономическое пространство, Россия договорилась с соседями, что в Белоруссии и Казахстане будут действовать те же правила поддержки сборочных предприятий государством, что и в России. Это означает, что желающие открыть сборочный цех в Казахстане или Белоруссии должны, например, на 30 процентов своих автомобилей ставить двигатели, произведенные в России. Если, конечно, они хотят получить от государства льготы в виде беспошлинного ввоза автокомпонентов (без них режим автосборки во многом теряет смысл).

Таким образом, потенциальный госзаказ в области легковушек будет интересовать исключительно зарубежные предприятия, собирающие авто под своими брендами в России. "АвтоВАЗу" от инициативы премьера останутся лишь крохи: "Лады" согласятся закупать только совсем уж непритязательные чиновники.

Сколько стоит?

По данным газеты "Ведомости", ежегодно на закупку автомобилей государство тратит около ста миллиардов рублей. Часть из этих трат благодаря системам мониторинга госзакупок часто становится объектом пристального внимания россиян, а в исключительных случаях — даже приводит к уголовным делам.

Дело дошло до того, что депутаты от КПРФ внесли в Госдуму законопроект, обязывающий чиновников получать специальное разрешение от правительства при покупке автомобилей дороже миллиона рублей. Правда, в конце октября 2011 года Минэкономразвития подготовило отрицательный отзыв на законопроект, объяснив это тем, что иногда лучше покупать дорогую технику, а не дешевую, так как последняя чаще ломается. В министерстве также не поняли, откуда взялась цифра в миллион рублей.

Можно предположить, что практика закупки дорогих иностранных автомобилей продолжится и после введения закона о приобретении исключительно российской техники: некоторые образцы люксовых авто на территории ЕЭП не производятся. Например, в России не собираются столь любимые властными структурами Mercedes и Audi. Зато производятся, скажем, BMW представительского класса и микроавтобусы Ford Transit – и те, и другие, есть даже в автопарке управления делами президента.

По словам Владимира Путина, ущемление интересов импортеров автомобилей не противоречит нормам Всемирной торговой организации, в которую Россия должна вступить в этом году: регулирование правил госзакупок внутри страны отечественные чиновники с делегатами ВТО обсудили заранее. Таким образом, получается, что формальных оснований для того, чтобы спустить инициативу премьер-министра "на местах" — нет.

Промсборка зарубежных автомобилей на российских заводах — одна из горячо поддерживаемых Владимиром Путиным идей. Ради нее он согласился на прямые убытки для бюджета, связанные с льготным ввозом автокомпонентов, ради нее чиновники вели ожесточенные споры при вступлении в ВТО. Фактически обещанием пересадить чиновников на иномарки отечественного образца премьер-министр предоставил этим заводам дополнительные льготы.

Правда, сумеет ли идея премьера воплотиться в жизнь в полной мере, пока неизвестно. Задача пересадить российских чиновников с Mercedes и Audi на полуотечественные Ford и BMW – задача более выполнимая, чем идеи Немцова и Лужкова о "Волгах" и "Москвичах", особенно если иностранные производители спохватятся вовремя и решат собирать на российских заводах не только автомобили "для народа", но и "элитку".

Тем не менее, в инициативе премьера смущает все тот же популизм, что был у Лужкова с Немцовым, и, вместе с ним, лазейки для отката назад — когда будут приняты изменения в закон о госзакупках, непонятно; как именно будут характеризоваться машины, которые чиновники все же захотят покупать за рубежом — тоже.