Венское настроение

В Большом театре поставили "Кавалера розы"

Большой театр представил знаковую премьеру - "Кавалера розы" Рихарда Штрауса. Эта опера стала для Большого вторым обращением к современному европейскому репертуару после "Воццека" Альбана Берга и, в отличие от него, куда более умеренным. Подбор певцов, режиссура, декорации и костюмы - все придает этому обращению солидности, выдающейся в каждом из элементов, но оказавшейся немного пресной в комплексе.

До нынешней премьеры в Большом "Кавалера розы" ставили в России лишь однажды - в 1928 году в Ленинграде это сделал Сергей Радлов. Та постановка тоже была в своем роде достижением, в раннесоветской России она стала едва ли не последним опытом авангардизма, перед тем как в середине 1930-х по поручению Сталина театры занялись созданием советской оперной классики.

В Европе премьера "Кавалера розы" состоялась в 1911 году в Дрездене, и с тех пор эта, пожалуй, самая популярная опера XX века не сходит с афиш театров всего мира. Комедийная история Штрауса о любви, алчности и справедливом возмездии на либретто Гуго фон Гофмансталя регулярно ставится в 10-15 театрах за сезон. Нынешняя постановка в Большом находится в числе тех, которые сложно превзойти по именам и качеству.

Качество - первая и главная отличительная черта этой постановки. Инициатор представления "Кавалера розы" в Большом, главный дирижер и музыкальный руководитель театра Василий Синайский сделал все, чтобы премьера удалась. Режиссером выступил большой специалист по Штраусу англичанин Стивен Лоулесс, а ведущие партии достались приглашенным солистам, среди которых - мировые звезды баритон сэр Томас Аллен (Фаниналь) и солистка Метрополитен-опера Любовь Петрова (Софи).

Спектакль в результате получился отменным, хотя надо признать, что с такими певцами он просто не мог провалиться. Тем не менее одних певцов было бы мало, постановку делают еще и аккуратная, не поверхностная режиссура вкупе с эффектными костюмами и с умом созданной сценографией. Важнее всего, однако, что благодаря искусному сочетанию всех этих элементов Лоулессу удалось добиться зрелищности, не вызывающей раздражения, и придать спектаклю "венское" настроение.

Нужная атмосфера создается во многом за счет всевозможных аллюзий, которыми изобилует спектакль, - от самой сцены, исполненной в виде Венского сесцессиона, до прямых отсылок к постановкам "Кавалера розы" прошлых лет (как, например, гигантские шкафы-витрины во втором акте, взятые из знаменитого спектакля Отто Шенка 1968 года, до сих пор идущего в Штаатсопер). В третьем акте, к которому зритель полностью переносится в Вену, действие разворачивается в знаменитом парке развлечений Пратер, где на фоне аттракционов разоблачают напыщенного барона Окса в исполнении баса Стивена Ричардсона.

По сюжету оперы Окс, пытаясь поправить финансовое положение за счет своей дворянской крови, сватается к буржуазной скромнице Софи, дочке богача Фаниналя. Однако женитьба срывается, а Софи влюбляется в молодого корнета Октавиана, любовника двоюродной сестры барона Окса Маршальши. По ее совету Окс выбирает Октавиана кавалером розы, который должен доставить Софи серебряную розу как символ предложения руки и сердца.

Режиссер не только добился выразительности, но и сумел придать постановке некоторую концептуальную глубину, введя в спектакль мотив времени как один из основных. В отличие от либретто, где действие разворачивается в середине XVIII века, у Лоулесса время бежит гораздо быстрее, и на три акта приходится три века: XVIII, XIX и XX. В каждом акте над сценой присутствуют большие часы как символ уходящего времени, актуальной темы для многих героев, прежде всего для стареющей Маршальши, в финале уступающей Октавиана молодой Софи. В конце, в дуэте Софи и Октавиана, стрелки на часах стремительно начинают крутиться в обратную сторону.

Несмотря на комедийный характер и вальсовую основу музыки, "Кавалер розы" не лишен глубины, которая свойственна всем великим комедиям - если это анекдот, то анекдот философский. Эту составляющую оперы Лоулессу удалось подчеркнуть благодаря умеренности и отсутствию резкости в средствах выражения. Благодаря этому, например, необычайно остро воспринимается трагическая в финале партия Маршальши, роль которой исполнила немецкая сопрано Мелани Динер. Хотя в своей эротической составляющей, а по этой части либретто и музыка предоставляют огромный простор для вариаций, опера теряет из-за консерватизма режиссера.

У Синайского и Лоулесса получился умный, выдержанный спектакль, поставленный режиссером со вкусом и исполненный артистами мирового уровня. Профессиональная - вот, наверное, самая объективная характеристика этой постановки. Это именно то, чего ждут от Большого, то, о чем пишут в путеводителях: приехать в Москву, пойти в Большой театр и в роскоши обновленных позолоченных интерьеров послушать блестяще поставленный и исполненный анекдот о венской аристократии.

Нельзя сказать, что постановка получилась выдающейся, но тем более нельзя сказать, что опере чего-то не хватает. Некоторая статичность происходящего и флегматичные мизансцены кому-то покажутся скучными, но в них есть свое консервативное обаяние. Несмотря на яркость костюмов и декораций обвинить режиссера в недостатке эстетизма и безвкусице невозможно. Да и претензии к отсутствию новизны художественных впечатлений будут смотреться как-то нелепо, особенно после прошлогодней премьеры "Руслана и Людмилы" Чернякова, освистанной значительной частью публики.

Получить удовольствие от "Кавалера розы" в принципе несложно. За те четыре часа, что идет опера, на сцене ни разу не появляется герой в пуховике или с бутылкой пива, так что публика почти наверняка может поблагодарить Большой хотя бы за это. Невозможно себе представить, что этот "Кавалер розы" мог получиться более сбалансированным, и если бы меру воздействия определял баланс, это был бы грандиозный успех.