Опасный мусор

При утилизации боеприпасов погибли шестеро солдат

2 мая на полигоне в Нижегородской области во время утилизации боеприпасов произошел преждевременный взрыв. Погибли шестеро военнослужащих, еще четверо ранены. Возбуждено уголовное дело. Это не первый несчастный случай в данной местности - в апреле пострадали двое мужчин, присевшие покурить на артиллерийский снаряд, а в октябре был ранен школьник, стучавший по снаряду палкой.

Солдаты-срочники девятой отдельной Висленской мотострелковой бригады днем 2 мая были направлены на полигон, расположенный рядом с деревней Мулино. Им предстояло уничтожить противотанковые управляемые ракеты, изготовленные более сорока лет назад. Как утверждают в пресс-службе Западного военного округа, все солдаты прошли инструктаж и получили допуск к работе с взрывными устройствами. Однако похоже, что атмосфера на полигоне царила расслабленная - военнослужащие даже устроили небольшую фотосессию.

Солдаты должны были выгрузить ракеты на грунт и отойти, чтобы затем боеприпасы были уничтожены контролируемым взрывом. Однако взрыв случился раньше времени, в разгар разгрузки. Погибли шестеро солдат (по разным данным, одного или двух из них успели довезти до больницы, но не спасли). Еще трое военнослужащих получили ранения. Позднее, в ночь на 3 мая, был госпитализирован еще один солдат. Первоначально казалось, что травмы у него незначительные, но ночью ему стало хуже. Остальных троих раненых тем временем перевели в госпиталь имени Бурденко в Москву. Четвертого пострадавшего планируется отправить туда же.

СМИ стали известны имена погибших и раненых (кроме самого последнего госпитализированного). Погибли младший сержант Александр Бирюков, младший сержант Андрей Маслов, рядовой Дмитрий Петелин, рядовой Александр Нехочин, рядовой Валерий Несветов и рядовой Евгений Кузнецов. Ранены рядовой Алексей Иванов, младший сержант Дмитрий Гербичев и младший сержант Константин Мазанкин. По одним данным, тяжелее всех пострадал Мазанкин, по другим данным - Гербичев.

Журналисты побеседовали с близкими Мазанкина, проживающими в деревне Кострецы Тверской области. По словам членов семьи, им никто не сообщил о ранении родственника. Они увидели репортаж о взрыве по телевизору и обнаружили в "бегущей строке" ссылку на сайт, где перечислялись имена погибших и пострадавших. Родственники зашли в интернет и узнали, что Мазанкин попал в число раненых. Утром 3 мая родители и сестра солдата поехали в Москву.

Следственный комитет РФ возбудил дело по третьей части 349-й статьи УК РФ (нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц). В Мулино вылетел командующий Западным военным округом, генерал-полковник Аркадий Бахин. Следователи осматривают территорию в радиусе десяти километров от места взрыва. Все взрывные работы на полигоне временно приостановлены.

Газета "Известия" 3 мая написала, что в связи с данным инцидентом в России якобы будет ускорено внедрение безвзрывных технологий утилизации боеприпасов (в частности, использование устройства "Разрушитель"). Анонимный источник в Минобороны сказал журналистам: "Возможно, полностью отказаться от взрывов удастся уже к концу следующего года".

Однако эта логика выглядит притянутой за уши. При безвзрывном способе уничтожения боеприпасов соблюдение техники безопасности ничуть не менее важно, чем при взрывном. Ведь в Мулино солдаты пострадали не при контролируемом взрыве (перед которым они заблаговременно отошли бы на безопасное расстояние), а при разгрузке. Точно так же ракеты могли сдетонировать и в том случае, если бы их привезли на безвзрывную утилизацию.

Плюсы "Разрушителя" и иных подобных технологий в другом. Во-первых, такая утилизация самоокупается, так как обезвреженные боеприпасы можно сдать в металлолом. Артиллерийская болванка - это 40-50 килограммов металла, авиабомба - до нескольких центнеров. Используются и другие составляющие боеприпасов - взрывчатые вещества, пороха. Во-вторых - безвзрывная утилизация не так сильно вредит экологии. Да и в населенных пунктах, расположенных рядом с военными частями, станет спокойнее жить. Сейчас жители деревень, находящихся рядом с тем же Мулинским гарнизоном, регулярно жалуются на выбитые стекла, поврежденные дымоходы и треснувшие потолки.

Что же касается соблюдения техники безопасности, то ее никакими новыми технологиями не заменишь. В Мулинском гарнизоне это уже далеко не первый несчастный случай с боеприпасами. В конце апреля 2012 года двое местных жителей 1959 и 1994 года рождения присели покурить на боевую часть артиллерийского снаряда, прикопанную в землю в жилом секторе поселка Новосмолино. По некоторым данным, вдобавок они начали сжигать рядом мусор. В результате произошел взрыв, оба мужчины получили ранения.

А в октябре 2011 года в лесу неподалеку от Мулино школьник нашел артиллерийский снаряд. Мальчик начал стучать по снаряду палкой. В результате взрыва он также получил ранения. Наконец, в июле 2008 года снаряд сдетонировал в пункте приема металлолома поселка Ильино (также расположенного в Мулинском гарнизоне). Один сотрудник пункта приема и один посетитель погибли, а еще два сотрудника получили ранения. После этого в пункте приема провели обыск, в ходе которого были обнаружены еще 50 боеприпасов, в том числе девять артиллерийских снарядов.

Кстати, этот случай ничему не научил местных охотников за металлоломом. Не далее как в марте 2012 года троих безработных жителей Мулино задержали на полигоне в ночное время. До того, как их поймали, мужчины успели погрузить в машину фрагменты утилизированных боеприпасов и один исправный снаряд.

Ни по одному из описанных случаев военные так и не дали внятных объяснений: каким образом необезвреженные боеприпасы оказались фактически бесхозными и стали доступны гражданским лицам. Можно заключить, что утилизация боеприпасов в Мулинском гарнизоне велась из рук вон плохо уже очень давно. Если уж даже местные жители не воспринимают снаряды как нечто опасное, то чего ожидать от восемнадцатилетних солдат.