Новости партнеров

Москва кочевая

Лагерь оппозиции на "Баррикадной" подвергся нападению полиции

Оппозиционеры, которые уже больше недели гуляют по Москве, 16 мая закрепились возле станции метро "Баррикадная", в сквере у высотки. В новом лагере даже начали читать лекции, но вечером ОМОН внезапно начал задержания. В полиции оказалось около 30 активистов, в том числе комендант лагеря Илья Яшин. Ему грозит 15 суток ареста. Несмотря на столкновения, оппозиция после долгих переговоров с МВД и мэрией осталась в лагере на ночь.

Лагерь оппозиции, получивший в ходе недельной стоянки на Чистопрудном бульваре у памятника казахскому поэту Абаю Кунанбаеву известность как #ОккупайАбай, в среду утром был разогнан, после чего переместился на Кудринскую площадь у сталинской высотки на "Баррикадной".

На новое место начали прибывать гражданские активисты, и к концу рабочего дня в сквере на Кудринской площади собралось уже около тысячи человек. Лагерь фактически начал работать в режиме #ОккупайАбай, где ежедневно читали лекции, показывали кино и проводили другие мероприятия культурного досуга. Так, на "Баррикадной" лекцию прочитал известный музыкальный критик и участник протестных митингов прошедшей зимы Артемий Троицкий. В какой-то момент, как и на Чистопрудном бульваре, в лагере начали раздавать бесплатную еду, решался вопрос о подвозе генератора.

Днем активистам удалось договориться с руководством полиции Пресненского района, что трогать людей, если они не будут топтать газоны (ставшие для властей и правоохранительных органов в последние дни едва ли не священной ценностью), не будут. Однако комендант лагеря Илья Яшин, депутат от "Справедливой России" Илья Пономарев и другие завсегдатаи лагеря сходились во мнении, что власти едва ли дадут оппозиции обустроить новый лагерь наподобие #ОккупайАбай и под покровом ночи или на рассвете (когда в лагере меньше всего активистов) разгонят собравшихся.

Однако они ошиблись - это случилось куда раньше.

Нападение на лагерь

К зачистке лагеря приступили примерно в 21:00. Как выяснилось уже позднее, полиции не понравилась "несанкционированная раздача еды", которая началась в лагере (позже, когда подполковник ОМОНа стоял перед народным вече и говорил об этом, его подняли на смех). Как бы то ни было, вместе с людьми ОМОН забрал еду, воду и лагерную кассу (средства, собранные на #ОккупайАбай), в которой было не меньше 250 тысяч рублей.

Разъяренные очередным, в их понимании вероломным (в нарушение имеющихся договоренностей, как это было и на Чистопрудном бульваре, где лагерь обещали не трогать до 12 часов дня 16 мая) нападением, люди окружили пытавшийся отъехать с площади автозак живой цепью. В ней стояли не только крепкие парни из охраны лагеря или, например, бывалый активист оппозиции Николай Ляскин, но и немало девушек. ОМОН пытался прорвать цепь и оттащить людей от автобуса (желательно в другой автобус), но не мог. "Стоять без бл*", - истошно кричали крепкие парни, и это действовало.

Поэтому в какой-то момент автобус просто поехал вперед, на людей. "Фашисты!", "Позор ментам", - кричали те, кто не попал под колеса. Очевидно, в этот момент кто-то от злости и обиды проткнул колесо автозака. Во всяком случае потом спущенное колесо автомобиля, в котором с площади увозили Яшина, стало главной претензией к лагерю со стороны высоких чинов МВД.

Нападение на лагерь сплотило его участников (правда, ненадолго): корреспондент "Ленты.ру" видел, как комендант Яшин стоял в живой цепи рядом с одним из лидеров лагерного самоуправления (не признающего Яшина комендантом) Давидом. Обоих, как и Ляскина, вместе с другими активистами увезли в отделение.

Очередной автобус полиции с задержанными пыталась остановить уже одна Алена Попова, которая просит называть себя предпринимателем и общественным деятелем, но в массовом сознании остается соратницей депутата Пономарева. Автозак она пыталась держать одной рукой, пока Пономарев рядом на бегу вел переговоры с полицейским. Переговоры провалились, и машина, несмотря на противодействие хрупкой блондинки на высоких каблуках, уехала за горизонт.

В какой-то момент лидер московской части арт-группы "Война" Петр Верзилов, который с бешеной скоростью перемещался по пятачку перед сквером, где ОМОН бодался с активистам, прокричал: "Пойдемте перекрывать Садовое!" Вокруг послышались отдельные возгласы недовольных (осознающих бессмысленность этого действия), но Верзилов, походивший на разъяренного льва, мотнул гривой и пошел на проезжую часть.

Корреспондент "Ленты.ру" наблюдал, как одна знакомая активистка, выслушав отчаянный призыв Верзилова, чуть помедлила в сомнении, потом отрывисто и решительно кивнула, как делают, например, перед прыжком с парашютом, и ринулась с подругами в гущу машин на Садовое кольцо. Всего примеру Верзилова последовали от силы человек десять, и они были быстро свинчены и жестко препровождены в автобус.

После того, как "самых буйных" унесли, а автобусы еле-еле, чаще задним ходом, уехали с площади, там установилось хрупкое перемирие. Участников #Баррикад оттеснили в сквер, полиция выставила оцепление вдоль Садового кольца. По лагерю поползли слухи, что у полиции есть приказ брать всех после 12 часов ночи.

Тем временем на площади началось экстренное собрание ассамблеи.

Переговоры и гуляния

Довольно быстро стало известно, что полиция задержала более 20 человек (позднее эта цифра еще выросла). Пономарев вместе с адвокатом Виолеттой Волковой отправились в ОВД вызволять задержанных и деньги, а своим представителем на ассамблее оставил Попову.

Ассамблея - это орган самоуправления, сложившийся в лагере #ОккупайАбай, чьи заводилы (лидеры шести рабочих групп, доносящие информацию до всех присутствующих) не признают "самозваных лидеров" Пономарева, Яшина, депутата Дмитрия Гудкова и сидящего в спецприемнике Алексея Навального (про находящегося там же Сергея Удальцова они не упоминают, так как в основном являются леваками).

На собрании ассамблеи, в котором участвует не меньше нескольких сотен человек, решено было добровольно с "Баррикадной" не уходить и оставаться на площади, пока ОМОН не начнет наступление. Неожиданно на собрание заявился представитель полиции, который с помощью Поповой и живого микрофона (люди вокруг говорящего хором повторяют за ним его слова, чтобы было слышно всем) предложил следующее соглашение: полиция отпускает почти всех задержанных кроме двух-трех человек, кто резал шины автозака и оказывал сопротивление полиции, собравшихся в сквере никто не трогает, если они не спят на газоне и лавочках.

Подполковник был, очевидно, безумно удивлен, когда его предложение начали по кускам громко проговаривать для толпы, и постоянно саркастически усмехался. Толпе его предложение не понравилось, люди начали требовать отпустить всех задержанных и вернуть деньги.

"Мы закон не нарушали! Давайте попросим полицейского прочитать нам вслух 31-ю статью Конституции!" - сказал забравшийся на трибуну (скамейку) парень и сорвал аплодисменты.

Полицейский промолчал, а в ближайший удобный момент тихо спрыгнул со скамеечки и ушел. Казалось, что последует разгон, но видимо, подполковник понял, что нужно вернуться к более удобному и привычному формату общения с лидерами протеста, а не с самими протестующими.

После этого лидеры ассамблеи и Алена Попова отправились к начальству ОМОНа на очередной раунд переговоров с наказом потребовать освобождения всех задержанных. Вместе с полковником полиции они посмотрели видео задержания, но, по словам Поповой, признаков сопротивления сотрудникам полиции (статья 19.3, по которой оппозиционерам часто дают от 5 до 15 суток ареста) на нем не было. Полиция ушла думать дальше, а на площадь стали прибывать любопытствующие всех мастей.

Разобраться, что тут происходит, пришел и политолог Глеб Павловский. В отличие от Болотной площади или проспекта Сахарова, куда Павловский приходил с белой ленточкой, на "Баррикадную" он явился без нее, но в белом пиджаке и в майке с надписью: "Никогда не недооценивайте силу глупых людей в больших группах". Корреспондент "Ленты.ру" поинтересовался, кому: полиции или протестующим, - адресовано это сообщение. Павловский засмеялся, но от ответа ушел.

На площади появилась телеведущая Ксения Собчак, которая приехала прямо со своего эфира с писателем Эдуардом Лимоновым. Тот, пользовавшийся до недавнего времени репутацией главного революционера РФ, на "Баррикадную" не поехал. Над новой генерацией протестующих он предпочитает посмеиваться в своем "Живом журнале".

Пока лидеры вели переговоры с высшим начальством как из полиции, так и из мэрии (к ним подключился депутат Гудков-младший, приехавший на "Баррикадную" с праздника в честь юбилея радио "Коммерсантъ-FM"), рядовые оппозиционеры пытались общаться с простыми омоновцами в оцеплении. Некоторые вступали в диалог, хотя прийти к общему знаменателю сторонам не удавалось.

"Сын к тебе придет потом и скажет: "Папа, тебе не стыдно за то, чем ты занимался? Скажет, что ты сволочь. Не боишься ты этого?" - кричал в лицо омоновцу пожилой человек в очках. Тому неуютно: уйти нельзя, приказа винтить пенсионера не отдавали, поэтому омоновец отводит глаза и иногда повторяет: "Все вопросы в пресс-центр МВД". Активист Миша объяснил корреспонденту "Ленты.ру", что с полицией обязательно нужно разговаривать, чтобы они задумались над тем, что происходит и что они делают. "До них можно и нужно достучаться, и они начинают понимать", - с жаром объяснил Миша.

На площадь приходили и такие нежеланные гости, как политолог, член Общественной палаты Сергей Марков (с ним зачем-то долго беседовали Гудков и Собчак, последнюю он с удовольствием берет то под руку, то за талию) и комиссары движения "Наши".

"Я вижу, что радикалы берут все больше влияния на площади, и это до добра не доведет, но я должен это видеть своими глазами как политолог. Оппозиция пытается как-то продлить жизнь протеста, хоть поддержка падает", - сказал Марков журналистам.

"Хватит врать, люди уже за оружие готовы браться, как вы надоели!" - кричали ему из толпы.

Комиссар "Наших" Глеб Крайник на "Баррикадную" пришел на костылях и в сопровождении двух крепких парней. Они оставались на площади еще в четыре часа утра, объясняя свое присутствие простым интересом. "Ногу мне сломал Василий Якеменко по приказу Владимира Путина при посредничестве Владислава Суркова", - шутил Крайник.

Как и на любом подобном оппозиционном мероприятии, большинство присутствующих друг друга знали, здоровались, обнимались и мило общались друг с другом. Журналист Ольга Романова общалась с омоновцами. Рядом степенно прогуливались писатель Сергей Шаргунов и главред "Русского журнала" Александр Морозов. "Самое страшное, что ведь этим людям ничего не надо, и непонятно, чего они хотят", - засмеялся Морозов. Приехавшая на площадь главред The New Times Евгения Альбац щедро выделила на размещение активистов на ночлег в Москве (они устали, а спать на лавочках и траве запрещено) тысячу рублей. Дружинники долго искали ей сдачу с пятитысячной купюры.

Разгона лагеря так и не последовало. Ближе к часу ночи на ассамблею пришли депутат Гудков, Собчак и Попова, которые заявили, что полиция обещала не производить новых задержаний, если протестующие будут вести себя адекватно и не спать на газонах.

"Я понимаю, что лимит доверия исчерпан, но я хочу понять, готовы ли мы выполнять их условия", - говорил Гудков со скамейки, Собчак и Попова, не отрываясь смотрели на него и постоянно кивали головой, а активисты вокруг хором повторяли его слова.

"Пусть отпустят наших активистов! Или мы пойдем лагерем к ОВД", - кричал один из нацболов. Интересно, что про требования отпустить Навального и Удальцова или, например, распустить Госдуму, а Путина отправить на нары, речь не шла. Эти лозунги никто не выдвигал, ассамблею волновала только судьба задержанных сегодня (и не Яшина) и лагерной кассы.

Как только парламентеры ушли обратно к полицейским, на "сцену" залез один из лидеров ассамблеи Костя из Комитета за рабочий интернационал и сказал, что ассамблея их переговорщиками не выбирала, что ей не нужны "випы", что они самозванцы. С ним многие спорят: "Чего ты уперся в эту ассамблею". Она, по словам самого Кости, пока решает только оргвопросы. "Нужна кристаллизация политических взглядов, нужно выработать общую позицию. Ассамблея, по-моему, должна принимать политические решения, нужно налаживать борьбу снизу", - сказал он корреспонденту "Ленты.ру".

Проходящий мимо его тезка, Константин Янкаускас из "Солидарности" с готовностью вступил с ним в спор.

"Эта ассамблея - безответственная демократия! Не бывает демократии без ответственного за принятие решений", - кричал он.

Ближе к трем часам ночи стало ясно, что Яшина из отделения не выпустят - ему "шьют" статью 19.3 КОАП и оставляют до утреннего суда. Ляскин, которому ночью дозвонился корреспондент "Ленты.ру", заявил, что из отделения выпустили всех, кроме Яшина. "Нам всем под копирку выдали протокол по 19.3. Там, кстати, впервые написали, что не просто сопротивлялся и так далее, но и срывал нагрудные знаки и рвал одежду", - рассказал Ляскин.

Лагерь к этому времени покинуло большинство активистов. Депутат Илья Пономарев, вернувшийся на площадь, признался, что вероятность разгона все равно очень высокая. "Нам нужно стать понятными для всех. Объяснить, зачем мы тут собираемся. Мы должны устраивать лекции и круглые столы, производить интеллектуальный продукт, чтобы люди поняли, что мы не просто так тут гуляем от безделья", - сказал Пономарев.

Поисками смысла и производством интеллектуального продукта оппозиция займется уже в четверг. За ночь лагерь не разогнали (в нем оставалось около 50-100 человек), а 17 мая его под свою защиту должны взять независимые муниципальные депутаты Пресненского района, которые имеют большинство в районном муниципальном собрании. Как заявила "Коммерсанту" депутат Елена Ткач, собранию оппозиции придадут легальный статус фестиваля.