Новости партнеров

Родовая травма

Борис Титов начал карьеру бизнес-омбудсмена c фальстарта

Российский бизнесмен Борис Титов, назначенный на экономическом форуме в Петербурге омбудсменом по защите прав предпринимателей, на второй же день пребывания в новой должности влип в глупый скандал. После интервью агентству Bloomberg Титов был вынужден выступить с публичным опровержением информации о том, что он предложил президенту Владимиру Путину освободить Михаила Ходорковского и еще 13 тысяч бизнесменов. Для инвестиционного климата, перефразируя самого Титова, это вряд ли "будет хорошая новость".

Президент Владимир Путин, утверждая Бориса Титова на пост омбудсмена, заявил, что принял это решение "по итогам консультаций с бизнес-сообществом". Хотя указ о назначении Титова уже вступил в силу, а офис федерального омбудсмена заработает в ближайшие недели, его полномочия толком неизвестны даже самому назначенцу (зато жгучее желание работать с омбудсменом выразила Генпрокуратура, создав управление по надзору за соблюдением прав предпринимателей).

В интервью "Эху Москвы" Титов заявил, что "надеется" на появление закона, утверждающего его права, который предстоит написать самому же Титову. А вот газете "Коммерсантъ" Титов пояснил, что задачи, поставленные перед ним президентом, "еще надо сформулировать". Вроде бы Титову и его будущему аппарату будет даровано право приостанавливать некие ведомственные акты до решения суда, но другой конкретики пока немного. Ну а без четко прописанных полномочий и механизмов их реализации в России далеко не уедешь. В качестве примера тому можно вспомнить созданное по инициативе Путина Агентство социальных инициатив, которое отметилось разве что своей полной безынициативностью.

Скандал же с Борисом Титовым случился на ровном месте. Свеженазначенный бизнес-омбудсмен в интервью агентству Bloomberg зачем-то заявил, что обратится к президенту Путину с просьбой об освобождении 13 тысяч человек, осужденных за экономические преступления, включая бывшего владельца "ЮКОСа" Михаила Ходорковского. "Для инвестиционного климата это будет хорошая новость. Это было бы правильным и справедливым решением", - сказал омбудсмен, добавив, что "Ходорковский сидит в тюрьме слишком долго. Он сделал что-то, другие тоже делали, но никто не отбывает такого наказания".

Слова Титова, отстаивавшего интересы бизнеса через Российский Союз промышленников и предпринимателей и "Деловую Россию", расценили как призыв к амнистии по экономическим преступлениям, тем более что еще в апреле президент Дмитрий Медведев предложил обсудить подобную инициативу с Госдумой (тогда глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов говорил о 100 тысячах человек, отбывающих наказание за экономические преступления в России). Экс-министр финансов Алексей Кудрин даже заявил "Интерфаксу", что вот, мол амнистия нужна, а Ходорковского так и вообще пора отпустить. Даже адвокат Ходорковского Юрий Шмидт подтвердил, что надеется на освобождение подзащитного в связи с введением в России должности бизнес-омбудсмена. "Наконец-то до руководства страны дошло, что отток капитала и коррупция в судах причиняют прямой вред России и представляют реальную опасность", - радовался Шмидт в субботу, 23 июня, в эфире радиостанции "Эхо Москвы". Но тут омбудсмен Титов, что называется, "слил протест".

"Я не призывал освободить 13 тысяч заключенных. Я говорил о том, что на сегодняшний день в местах заключения по экономическим статьям находятся 13 тысяч людей, в том числе и Ходорковский. По нашему мнению, многие из них осуждены с нарушениями прав. Если мы убеждены, что права нарушены, то мы пытаемся освободить заключенных даже после суда", - сказал Титов 23 июня в интервью все тому же "Эху Москвы". А потом и вовсе стушевался: когда журналист задал Титову вопрос о том, справедливо ли заключение Ходорковского, Титов заявил, что, будучи только бизнесменом, ответил бы на этот вопрос легко, а вот будучи омбудсменом говорить о том, что справедливо, а что нет, сможет только после того, как "мы применим технологию юридического аудита и общественной оценки". То есть новому омбудсмену, чтобы оценить резонансные дела, связанные с ущемлением прав предпринимателей, такие как дело Сергея Магнитского или дело Алексея Козлова, необходимо руководствоваться "общественной оценкой".

Но вот в чем незадача. Титов - бизнесмен опытный, торговал нефтепродуктами и удобрениями, приобрел "Абрау-Дюрсо" и отлаживает в Краснодарском крае выпуск и производство вина. И если по зову Путина он готов все бросить, то это лишь подтверждает, что деловой климат у нас "является политическим", а интересы бизнеса здесь с некоторой степенью эффективности можно отстаивать лишь через альянс с властью, которая и выдает единственно верную "общественную оценку". Не зря же Титов, объясняя свое присутствие в Высшем совете партии "Единая Россия", заявил, что "если бы не партнерство с этой партией, никто бы нашего голоса по экономическим проблемам не услышал". Этим же объясняются и слова Титова о том, что резонансное дело какого-либо бизнесмена для него переходит в разряд "политики", а "политика, ажиотаж, пиар - это все другого уровня система отношений, чем в бизнесе". То есть защищать бизнесменов можно, но вот только от сих до сих, а как только дело становится "политическим", то есть идет вразрез с генеральной линией, то все, нет у нас омбудсмена, а есть технология "общественной оценки". Вот только в нормально функционирующей экономике должность, которую получил Титов, стоило бы называть "главный лоббист", а уж никак не омбудсмен.

История с созданием под Титова должности омбудсмена - затея крайне сомнительная. И дело не только в том, что параллельно мы наблюдаем стремительный распад президентского совета по правам человека, которому вопрос с предпринимателями за решеткой, вообще-то, также не чужд. Просто логика бизнеса не всегда отвечает логике общественной полезности. И не надо просиживать свои штаны в Кремле Титову, к чему такие жертвы? Достаточно правительству и президенту провести, наконец, судебную реформу, реформу полиции, всерьез взяться за борьбу с коррупцией, улучшать институты, взять курс на реальную либерализацию политической жизни. Проявить, наконец, политическую волю и заняться своей прямой работой. И бизнес сможет защитить себя сам, и Титов будет заниматься виноделием в свое и наше с вами удовольствие, а не раздавать интервью, требующие опровержения. Неужели это не очевидно?

С деловым климатом в России все плохо уже не первый год, хотя за права бизнеса у нас борется даже Генпрокуратура. Это факт, и назначение Титова, к сожалению, ничего не меняет. "Жизнь усложнилась, и власть не успевает это осознать", - сказала на форуме, где представили в новом качестве Титова, помощник Путина Эльвира Набиуллина, которая оказалась единственным чиновником на единственной сессии в программе форума, предполагавшей дискуссию о протестах ("Выход из управленческого тупика: мудрость толпы или авторитарный гений?"). Вот и появление в России приближенного к президенту адвоката бизнеса по своей эффективности можно сравнить с попыткой вычерпывать ложкой воду из тонущей лодки.

Неудивительно, короче говоря, что презентация экономической программы Владимира Путина перед инвесторами в Санкт-Петербурге встретила сдержанную реакцию у бизнеса. Летний экономический форум - это такой российский междусобойчик, в ходе которого российские власти много и непринужденно рассуждают об экономике страны, обещают кучу всего, а потом делают все наоборот. "Последние годы научили нас, что ключом к пониманию российской политики являются действия, а не слова, -
заявил Reuters председатель правления Goldman Sachs Asset Management Джим О'Нил в кулуарах форума. - Если бы год назад мы тут слушали, что говорил Медведев, мы бы впали в эйфорию". И добавил, что, "честно говоря, не слышал, что там Путин говорил. Главное - что он делает". Российской власти правда нужен омбудсмен, чтобы наконец-таки услышать эти слова?