Мама, я дома

В английском Рединге прошел лучший рок-фестиваль года

В 2012 году за отсутствием легендарного "Гластонбери" (традиционно лучшего фестиваля всех времен и народов, проведение которого отменили в том числе и из-за Олимпиады в Лондоне) отдуваться за фестивальное движение пришлось городку Рединг неподалеку от столицы Великобритании. Reading Festival и его брат-близнец Leeds Festival обычно проводятся в последних числах августа и закрывают европейский фестивальный сезон.

Reading проходил с 24 по 26 августа, и по списку участников конкуренцию ему могла составить только калифорнийская Coachella, ради которой даже воскрес Тупак Шакур. Хедлайнерами первого дня в Рединге были The Cure, второй день закрывали Florence + The Machine и Kasabian, а в финале давали року Дэйв Грол и его Foo Fighters.

Собственно Reading - это приличных размеров поле в одноименном городе в получасе езды от Лондона. Близость к столице Великобритании делает его крайне привлекательным для британской прогрессивной и не очень молодежи, желающей на три-четыре дня отдаться рок-н-роллу в первобытных условиях. Иначе как первобытными их назвать нельзя: большинство посетителей Reading живет в кемпинге, где царит дух Вудстока в не самом лучшем его проявлении. Несмотря на бодрые обещания организаторов фестиваля, туалеты в палаточном лагере были похожи на газовые камеры, очереди за водой приходилось отстаивать в грязевых болотах, а палатки располагались буквально в два яруса.

Впрочем, все эти бытовые неудобства Reading, - к которым надо добавить еще и пьяных, крайне нечистоплотных и деструктивных (хотя и по-своему добрых) британцев, а также сомнительную по вкусовым, ценовым и питательным качествам еду - оставим на растерзание соответствующим критикам. Главное достоинство фестиваля - рок-музыка, и здесь ему в 2012 году не было равных.

Reading Festival проходил в уникальных условиях отсутствия конкуренции со стороны второго главного фестиваля - "Гластонбери", который отменили из-за Олимпиады, оттянувшей на себя все свободные полицейские ресурсы страны. Конкурентов за звание лучшего по составу фестиваля Европы у Reading не было. Из всех музыкантов, кого можно было увидеть на европейских полях, в Рединг не удалось зазвать лишь Radiohead и Refused, но и без них состав получился более чем внушительный.

При максимально коротких переменах между сетами охватить все шесть сцен Reading, включая площадку для молодых музыкантов BBC Introducing (на ней с секретным акустическим сетом выступили Two Door Cinema Club) было физически невозможно, и необходимость мучительного выбора между героями панка Social Distortion и героями всего на свете The Cure многих поставила в тупик.

Если говорить о хедлайнерах, то их на эти три дня фактически оказалось целых четыре. Стартовый день Reading замыкали The Cure, которые, как известно, на бис играют не одну песню, а один альбом. Роберт Смит не сделал для Reading ничего необычного, кроме идеального звука, плотного сет-листа на два с половиной часа из стандартных "The Lovecats", "Lovesong" и "Just Like Heaven", магических "One Hundred Years" и "A Forest".

Ближе ко второму часу сета The Cure фестиваль Reading потихоньку стал превращаться в Вудсток с его всепроникающим запахом марихуаны (наркотики на фестивале были запрещены, но посетителям, кажется, об этом не сказали) и обнаженными танцорами. Впрочем, как только Смит допел "Boys Don't Cry", голые британцы как ни в чем не бывало оделись и чинно пошли в лагерь.

The Cure отправили Reading спать, а пробудили фестиваль незапланированные Green Day, услышать которых удалось лишь самым упорным адептам рок-музыки, занявшим с утра пораньше места перед сценой еще до начала всех выступлений на фестивале. Панк-троица сыграла целиком альбом "Dookie", и лучшего начала для похмельного утра второго дня Reading придумать было сложно.

Reading всегда славился отвратительной погодой, и поэтому толпы молодых людей и девушек в резиновых сапогах не вызывали удивления (в отличие от повального увлечения представительниц слабого пола микроскопическими джинсовыми шортиками). Вопреки прогнозам, дождь решил украсить только выступление Флоренс Уэлч из Florence + The Machine и пощадил остальных героев фестиваля. О Флоренс разговор отдельный. 26-летняя девушка, если судить по расписанию, "грела" любимцев Британии Kasabian, хотя на деле оказалась вполне самостоятельным хедлайнером, в чем ей немало помог ливень. Рыжая бестия в какой-то момент вышла под дождь и слилась с мокрой толпой, а потом показывала пример Редингу, танцуя и прыгая на залитой водой сцене. Народ в долгу не остался и с удовольствием скакал под "No Light, No Light".

Пока играла Флоренс, на сцене NME показывали свой альбом "The Hunter" главные популяризаторы прог-металла Mastodon. Дождь не обошел стороной и их, причем вода достигла даже сцены в крытом шатре NME Stage, и гитаристу "Мастодона" было сложно удержаться от шутки по поводу недержания попавшего под ливень коллеги по группе.

Еще одна накладка - в одно время с Kasabian играли восставшие из небытия At The Drive-In, и играли так, что многочисленные каверы одной из самых любимых в Великобритании групп нисколько не заставили пожалеть тех, кто пришел на пост-хардкоровое буйство на NME Stage. В отличие от провального выступления на Coachella в Калифорнии, к Reading авторы одного из лучших альбомов двухтысячных подошли в хорошей форме, если не считать успешно изображавшего вареного лобстера гитариста Омара Родригеса-Лопеса (лет десять назад его дикие танцы с гитарой были фирменным знаком At The Drive-In). Доигрывавшие свой сет Metronomy после угара на At The Drive-In смотрелись, как школьная дискотека.

Главным концертом не только последнего дня, но и всего Reading, естественно, были Foo Fighters. Народ в майках, в той или иной степени прославлявших банду человека, которого уже как-то и неловко называть бывшим барабанщиком Nirvana, начал подтягиваться с утра воскресенья целыми толпами. Но Foo Fighters предстояло еще дождаться. К третьему дню фестиваля находиться на Reading стало уже физически непросто из-за гор мусора и переполненных туалетов, но большая часть аудитории предпочитала на такие мелочи внимания не обращать. Рок, как всегда, заставил забыть обо всем, и в первую очередь лекарством от суровой реальности стали исландцы Of Monsters And Men, чей душеспасительный, если выражаться языком музыкальных критиков, сет на NME Stage разбудил Reading не хуже, чем секретный Green Day днем ранее. Блюз от Band of Sculls звучал с главной сцены довольно странно, зато потом Eagles of Death Metal оправдали каждую букву в своем названии, а Gaslight Anthem заставили поверить, что дело Брюса Спрингстина живет и процветает.

Одним из открытий фестиваля стали The Joy Formidable с очень интимным и в то же время громким шугейз-выступлением на NME Stage. Молодая валлийская группа с женским вокалом, компенсирующая скромный состав из трех человек убийственными барабанами, умудрилась не только не затеряться среди гораздо более именитых музыкантов (сразу после них, к примеру, вышел герой гранжа Марк Ланеган), но и собрать внушительную толпу в довольно раннее время.

"Рединг... Мама, я дома!" - такими словами приветствовал полное поле более-менее живых людей вокалист Foo Fighters Дэйв Грол. Двадцать лет назад, в 1992 году, в составе Nirvana он уже вписал свое имя в историю рок-музыки выступлением на Рединге, поэтому футболки "Dave Grohl is a Legend" (а также "I'd go gay for Grohl") смотрелись во время последнего концерта фестиваля вполне адекватно. Дэйв знал, что этот фестиваль - для него, Рединг знал, что все тут собрались ради Грола. Foo Fighters полностью оправдали ожидания и подтвердили звание одной из лучших (а в отсутствие Oasis - пожалуй, лучшей) стадионных групп современности. Во время концерта Грол, казалось, был одновременно на каждом клочке изрядно замусоренного Reading Festival, просил буйных британцев заботиться друг о друге, посвящал песни всем, включая свою десятилетнюю дочь (она посидела одну песню на сцене) и праздновавшую 26 августа день рождения маму, играл эпические соло и выдавал звериные вокализы, а также сыграл кавер на Pink Floyd и пару редких вещей Foo Fighters из далеких девяностых. Ну а на "Learn To Fly" и "Best of You" прыгали даже упаковки от картошки-фри.