Майдан против серой тли

На проспекте Сахарова состоялся митинг оппозиции

15 сентября в Москве прошел "Марш миллионов". Оппозиционеры проследовали от Страстного бульвара до проспекта Сахарова, где состоялся митинг. Он обошелся без эксцессов и был посвящен в основном казусу Геннадия Гудкова, которого накануне лишили депутатского мандата, "болотному делу" и сбору денег на нужды оппозиции. Координатор "Левого фронта" Сергей Удальцов призвал своих сторонников устроить майдан, но большинство участников акции его призыву не последовали.

"Этот митинг будет отличаться от других", - прокричала со сцены красивая брюнетка в свободной клетчатой рубашке с красной ленточкой. Активистка Российского социалистического движения Изабель Магкоева вместе с одним из лидеров "Солидарности" Ильей Яшиным начала митинг.

Изабель пояснила, что на очередной "Марш миллионов" вышли не только политические активисты и креативный класс, но и учителя, медики, ученые, военные. Яшин добавил, что пришло "невероятное количество людей", позже конкретизировав, что говорит "минимум о 100 тысячах человек". Участников митинга было, действительно, много - люди стояли по всей длине проспекта Сахарова, до Садового кольца. Впрочем, ГУВД это не помешало заявить о 14 тысячах митингующих. По мнению журналистов различных изданий, в том числе и "Ленты.ру", ближе к действительности была бы оценка в 30-40 тысяч человек.

Колонны выстраивались с 12 часов дня вдоль Страстного бульвара, чтобы по Бульварному кольцу дойти до Тургеневской площади и повернуть на проспект Сахарова (по такому же маршруту прошел "Марш миллионов" 12 июня). Левые группировались по левой стороне бульвара, а либералы и националисты (их было сильно больше) - соответственно по правой.

В левой колонне внимание привлекали активисты "Русского социалистического движения" с эмблемой в виде значка анархии с новгородскими крестами. "Мы правые-левые. Мы за сохранение русского народа, его традиций, но и за установление народного социалистического строя", - объяснили активисты РСД. Переходить в правую колонну они решительно отказывались.

За всех упомянутых Изабель военных отвечала колонна из 30 десантников (в основном участники музыкальной группы "Десант свободы"). За ними увязался старик с флагом "Левого фронта", методично выкрикивавший незамысловатый лозунг "Капитализм - говно". Что касается ученых, учителей и медиков, то они шли отдельной "научно-образовательной колонной". В ее авангарде в какой-то момент произошла небольшая перепалка между либералами и левыми. Ведущему колонны пришлось напомнить ученым и учителям, что их объединяет борьба "за бесплатные и качественные образование и медицину". "Мы - сила", - скандировали они.

Креативных плакатов и необычных костюмов, которыми прославились первые митинги "За честные выборы", стало меньше. На общем довольно унылом фоне выделялись разве что парившие над толпой серые картонные фигуры, изображавшие арестованных по Болотному делу. В качестве характерных примеров народного творчества осени 2012 года можно привести плакаты: "Ганеша, Путина затопчи", "Лучше умная синица в руках, чем такой журавль в небе", "Путин - СПИД России, не убивает, но обезоруживает". В связи с делом Pussy Riot было много плакатов, посвященных этой группе.

Самой многочисленной была общегражданская колонна, в которой по скоплению журналистов можно было легко найти политика Алексея Навального. Он шел, держась за руки с женой Юлией, а рядом улыбаясь и кивая знакомым шагал его друг и конкурент по выборам в Координационный совет оппозиции журналист Олег Кашин со спутницей. Рядом семенила пресс-секретарь Навального Анна Ведута с букетом белых цветов. Над их головами какой-то мужчина держал открытку "Папа, Путина прогони".

Журналист и бывший член оргкомитета митингов Юрий Сапрыкин признался, что прогулялся со всеми колоннами и интереснее всего ему было идти с десантниками.

- А самый неожиданный лозунг, знаете какой? "Нет наемному труду, Прохоров - гори в аду!" - сказал Сапрыкин.
- Есть предположение, что это сотрудники "Сноба" (этот журнал принадлежит Михаилу Прохорову - "Лента.ру") кричат", - пошутил шедший с Сапрыкиным главред GQ Михаил Идов. На лацкане его рыжей кожаной куртки красовался значок с американской избирательной кампании Билла Клинтона и Альберта Гора.

Националисты, которыми руководил экс-глава ДПНИ Александр Белов, несли имперские (бело-черно-золотые) флаги и пытались прорваться в отгороженную от основной массы митингующих фан-зону. Туда якобы пускали только "инвалидов, пенсионеров и женщин с детьми", но на деле ее заполняли журналисты и активисты среднего звена.

Туда же проник и Анатолий Александрович с плакатом "Дайте бомжам слово". Он сказал, что на сцену его не пустили, хотя он хотел привлечь внимание общества к проблемам бомжей, которых в России уже 3 миллиона. "Мы есть, мы параллельный мир, а на нас только плюются, когда мы просим милостыню", - обиженно сказал бомж.

Едва ли не главная проблема "Марша миллионов" (в отличие от зимних митингов, которые были посвящены фальсификации выборов) - это отсутствие актуальной повестки, которая могла бы увлечь одновременно всех оппозиционеров. Однако к маршу 15 сентября власть сделала оппозиции подарок, лишив мандата депутата Госдумы одного из наиболее статусных лидеров движения "Белой ленты" Геннадия Гудкова.

Яшин смело сравнил его с Эво Моралесом и Индирой Ганди, которых тоже сначала выгнали из их парламентов, а потом они возглавили Боливию и Индию соответственно. Гудков, кстати, ранее уже демонстрировал свои президентские амбиции. Когда Гудков вышел на сцену в субботу и заявил, что накануне в Госдуме "изнасиловали Конституцию" в толпе кричали "Мо-ло-дец". В итоге про расправу над депутатом Гудковым упоминал почти каждый выступавший со сцены.

Другой популярной темой были деньги. Их просили все. Кандидат в мэры Химок Евгения Чирикова была на удивление спокойна, говорила тихо и внятно. "Я пришла попросить у вас конкретной помощи. Без вас я не справлюсь. Пожалуйста, приезжайте агитировать в Химки. И дайте денег кто сколько может", - в стиле Кисы Воробьянинова закончила свою жалостливую речь Чирикова.

Яшин попросил денег на проведение митингов (накануне стало известно, что оппозиции может не хватить средств на установку сцены), Изабель - на помощь политзаключенным, а Навальный - на связанные с ним проекты "Роспил" и "Росузник". В целом свое выступление политик посвятил тому, чтобы убедить людей продолжать митинговать.

"Мы должны ходить на митинги, как на работу. Это должно стать частью нашей жизни. Хочу, чтобы каждый утром перед зеркалом задавал себе вопрос, что он сегодня сделает для свободы и сохранения достоинства", - говорил Навальный. Он предложил людям либо помогать Чириковой, либо жертвовать оппозиции деньги, либо расклеивать листовки его "Доброй машины правды".

"Или можно сбить этот вертолет", - сказал Навальный, указав рукой на круживший над проспектом Сахарова полицейский вертолет. И тут же добавил, что пошутил. Про вертолет потом вспомнил и координатор "Левого фронта" Сергей Удальцов, предположивший, что в вертолете летает лично Путин, и призвавший того прыгнуть к нему вниз с парашютом.

Националист Белов тоже вспомнил про Путина и потребовал от него "расчехлиться" (что он имел в виду, Белов не пояснил). Экс-лидер ДПНИ вообще был в этот день ударе.

"Эта мразь не должна править страной! - кричал Белов, вышедший на сцену в красной рубашке и черном плаще. - Он должен сидеть в тюрьме. Мы выбираем Координационный совет, чтобы было кому принимать капитуляцию Путина". От криков Белова закладывало уши, но сидевший у него на плече мальчик Миша был невозмутим.

Националист вынес на сцену ребенка, чтобы на его живом примере продемонстрировать, что Путину дороже курорты на Северном Кавказе и саммит на Дальнем Востоке, чем проблемы простых людей. На плече мальчика красовалась имперская ленточка. "Родина или смерть?! Слава России!" - прокричал Белов и поднял вверх правую руку.

Несмотря на то (или именно из-за того), что стоявшие на границе фан-зоны националисты многих выходивших на сцену политиков (например, Гарри Каспарова) встречали скандированием: "Ру-со-фоб", выступавшие говорили о единстве протестного движения. Например, писатель Сергей Шаргунов, вышедший на сцену в длинном фиолетовом свитере, заявил, что "вся палитра красок оппозиции" должна выступить против "серости властей".

Он представил на суд публики новый хлесткий оппозиционный лозунг "Серая тля - вон из Кремля!". Пока, впрочем, кричалка Шаргунова в моду не вошла, народ предпочитает скандировать "Раз, два, три - Путин уходи! Три, два, раз - Путин…".

О скандальном, но далеко не однозначно воспринятом в обществе деле Pussy Riot со сцены почти никто не упоминал (кроме Изабель и, конечно же, адвоката группы Марка Фейгина). А вот о "болотном деле", по которому арестованы почти 20 человек, говорили многие. Выступал, например, отец Артема Савелова, одного из арестованных. "Мне стыдно, что наше поколение прозевало эту власть", - сказал он. "Пока они в клетке - мы все в клетке. Мы их никогда не забудем", - заявил Навальный и добавил, что оппозиция "обязательно добьется их освобождения".

"Как?" - прокричали в толпе, но Навальный не ответил. Это вообще было далеко не лучшее публичное выступление политика.

Зато мощно выступил Сергей Удальцов. Он вышел на сцену в своей знаменитой черной куртке и крупных черных очках. "Мои черные очки - моя черная метка этим жуликам и ворам", - сказал Удальцов, чем вызвал у журналистов дружный смех и сомнения в своей адекватности. "По сути митинг закончился и начинается майдан", - обрадовал всех Удальцов. Митинг зачем-то был согласован аж до 22:00, и разгонять пришедших могли только после этого времени.

"Москва сегодня наша! Город наш! Страна наша! Нужны перевыборы и люстрация! Присылайте нам записки, будем стоять здесь, устроим народное вече", - Удальцов кидал в толпу лозунг за лозунгом, но мало кто в толпе ему отвечал.

Когда у сцены начали скандировать "Позор", то было непонятно, кричат ли это в адрес власти по призыву Удальцову или недовольны бессмысленными радикальными действиями самого политика. Повторения мартовского стояния в фонтане, похоже, мало кому хотелось. Поэтому к семи вечера почти все участники митинга разошлись, несмотря на то, что Удальцов то и дело выходил к микрофону и призывал неравнодушных оставаться на проспекте Сахарова.