Новости партнеров

Химзащита в суде

Эксперт Ольга Зеленина вышла на свободу. Репортаж "Ленты.ру"

Ольгу Зеленину выпустили на свободу. Такое решение принял 25 сентября Зюзинский суд Москвы. Глава химической лаборатории Пензенского научно-исследовательского института сельского хозяйства провела в заключении почти 40 дней. Московские следователи обвиняют 56-летнюю Зеленину в пособничестве покушению на контрабанду наркотиков в составе организованной группы. Причиной возбуждения дела стало ее экспертное заключение по поводу партии мака.

"Настройтесь, пожалуйста, все, что суд примет правильное решение сегодня. И в этот раз не будет сращиваться со следствием", - напутствовала собравшихся в зале из клетки перед началом заседания Ольга Зеленина. 56-летнюю заведующую химической лабораторией Пензенского НИИ сельского хозяйства, кандидата сельскохозяйственных наук пришли поддержать, как и на предыдущих заседаниях (об избрании меры пресечения), коллеги из научного академического и московского сообщества. В группе сочувствующих можно также было заметить биолога Михаила Гельфанда и поэта Льва Рубинштейна; Рубинштейн вообще посещает многие резонансные судебные процессы. Перед началом слушания Гельфанд ходил между лавочек и настоятельно советовал присутствующим не надевать белые ленты - "повод не тот". Однако ученые держали в руках белые хризантемы. Так было задумано: если суд выпустит Зеленину, каждый из группы поддержки подарит ей по цветку - и на свободу Зеленина выйдет с полноценным букетом.

Зеленина вошла в зал судебного заседания улыбаясь. На ней не было наручников, клетку приставы не закрыли и разрешали ученой свободно общаться с прессой. Шансы на то, что из суда обвиняемая не поедет в следственный изолятор, а выйдет на свободу, были высокими - так, по крайней мере, считали те, кто пришел на заседание. Накануне Мосгорсуд постановил пересмотреть Зюзинскому районному суду постановление об избрании Зелениной меры пресечения в виде заключения под стражу. Ученые увидели в этом "хороший знак". "Меня задержали год назад. До этого я не была судима, не употребляла наркотики, психически здорова. Обвинение считаю неправомерным и надуманным", - начала отвечать на вопросы судьи Леонида Чечко Зеленина.

Следователи пришли к ученой домой 15 августа 2012 года в шесть часов утра. Зеленина с мужем и 83-летней матерью живет в Рабочем поселке - в 50 километрах от Пензы. Там же находится и НИИ Сельского хозяйства, в котором работают супруги. Зеленина - начальник химико-аналитической лаборатории. Ее муж Игорь - ведущий сотрудник. Дочь Зелениных Мария также работала в НИИ, но потом бросила работу и переехала в Московскую область. Сейчас она не работает, а сидит с двумя детьми. Одному внуку Зелениной - шесть, второму - три с половиной.

В дом Игоря и Ольги Зелениных (это обычный деревенский дом на две семьи) следователи с обыском явились в связи с уголовным делом о контрабанде мака. "Я следователям дала все пароли от всех компьютеров, все документы. Какие доказательства я могу скрывать?" - возмущалась обвиняемая на судебном заседании. Следствие считает, что Зеленина - подельник предпринимателя Сергея Шилова. Он занимается экспортом из Испании в Россию мака. В 2010 году брянская таможня задержала партию его товара. Как сообщалось ранее, в 42 тоннах зерна эксперты ФСКН нашли маковую соломку - скошенную часть растения, из которой изготавливают наркотические вещества. В результате Шилов стал фигурантом уголовного дела по 228 статье - "незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов". Зеленина рассказывает журналистам, что в СИЗО 228 статью называют "народной". "Вот и я, получается, по "народной статье" сижу", - пыталась шутить ученая, в то время как судья удалился в совещательную комнату, чтобы принять решение об избрании ей меры пресечения.

Адвокаты Шилова в 2010 году обратились в пензенский НИИ сельского хозяйства с просьбой дать независимую оценку партии мака. Зеленина в перерыве судебного заседания рассказывала, что эксперты ФСКН не нашли в партии ни маковой соломки, ни опиума, а только "следы морфина и кодеина". В письме Шилова, поступившем в НИИ, было 16 вопросов. В одном из них бизнесмен спросил, возможно ли выделить из 42 тонн маковых семян 295 граммов морфина и 209 граммов кодеина. Зеленина ответила: нельзя. "Для этого нужен 50-кратный объем растворителя. В практических условиях это невозможно сделать", - пыталась объяснить судье заведующая лаборатории.

Письмо Шилову институт прислал в октябре 2011 года, через год после того, как ему были выдвинуты обвинения. Готовившая ответы на его вопросы эксперт Зеленина оказалась подозреваемой по делу спустя еще один год. Письмо НИИ сельского хозяйства упоминалось в одном из решений о закрытии дела Шилова (дело открывали и закрывали несколько раз). В документе говорилось, что, "как установили эксперты", морфина в партии мака слишком мало, чтобы из него можно было изготовить наркотическое вещество. Следствие по делу решило, что Зеленина специально подготовила такое заключение, чтобы предприниматель избежал уголовной ответственности. После обысков дома научного сотрудника увезли на самолете в Москву, а 20 августа Зюзинский районный суд ее арестовал. "Написала в ответе заведомо ложные сведения", - заявил на суде следователь Денис Сагач. "Нет такого в обвинительном заключении. Там нигде не говорится, что я написала заведомо ложные сведения. Это вы сейчас придумывали!" - парировала ему на заседании Зеленина. Ученая не всегда точно отвечала на вопросы судьи, но тот обвиняемую не перебивал, давал ей высказаться - и только изредка, во время эмоционального монолога Зелениной, повторял свой вопрос.

Начальник Зелениной, чья подпись стоит под письмом института Шилову, впоследствии заявил, что его очень удивила экспертиза, которую подготовила его сотрудница . Что, впрочем, не помешало ему попросить Игоря Зеленина перед поездкой в Москву "передать привет" Ольге Зелениной. В отличие от руководства, за коллегу из Пензы неожиданно вступились московские ученые. На заседании адвокат химика Наталья Андреева просила приобщить к делу и учесть при избрании меры пресечения обращения в поддержку ее подзащитной Общественной палаты России и общественного совета при Министерстве образования. За Зеленину ручался глава Института прав человека Валентин Гефтер и уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин.

Следователь Денис Сагач быстро отрапортовал о том, почему, по его мнению, Зеленина должна находиться в СИЗО. Во-первых, по делу необходимо провести дополнительные следственные действия, в том числе и на месте работы обвиняемой. Во-вторых, следователь напомнил, что сотрудница НИИ обвиняется в совершении особо тяжкого преступления. В-третьих, заявил, что она может воспрепятствовать следствию по делу, уничтожить доказательства и продолжить преступную деятельность. В зале послышались смешки. "Как это? Еще, что ли, экспертные письма, думаете, буду писать? Не буду! А преступную деятельность я не то что продолжать, а начинать не собираюсь", - прокомментировала слова следователя в одном из своих монологов Зеленина. Сагач добавил также, что у Зелениной нет московской прописки. Адвокат Зелениной Наталья Андреева просила отпустить ее подзащитную под поручительство Владимира Лукина и напомнила, что на иждивении у ее клиентки находится престарелая мать. Сама Зеленина рассказала, что страдает ишемической болезнью сердца и гипертонией. Остальные заболевания перечислять не стала, потому что "женщине не принято об этом говорить". "Если обращение главного омбудсмена страны в мою поддержку на прошлом заседании об аресте не учтено властью, то как письмо провинциального института могло повлиять на уголовное дело по тяжелой статье?" - продолжала выступать ученая.

Суду представили также положительные характеристики Зелениной с работы (в их подлинность на прошлом заседании в Зюзинском суде следователи не поверили), благодарственную грамоту Зелениной от ФСКН. Адвокат рассказала, что ее клиентка участвовала в общественной жизни своего поселка, в работе избирательной комиссии на выборах, и добавила, что именно Зеленина - автор двух сортов мака, внесенных в госреестр. Сама обвиняемая считает, что именно ее борьба за выращивание в России сортов конопли и мака, а также требования внести в ГОСТы соответствующие изменения и стали причиной уголовного преследования.

Когда судья Чечко удалился для вынесения решения, Зеленина рассказала прессе, что в их НИИ стоял сноп конопли. "С низким содержанием наркотических веществ сорт, какими мы занимаемся. Но я говорила директору: давайте уберем, у нас же марихуаной в стране могут любое растение назвать!" В ФСКН тогда смеялись: мол, не бойтесь, не назовем, пока вы, Ольга Николаевна, с нами дружите. Видимо, дружба закончилась. Думаю и сноп, наверное, убрали", - вспоминает обвиняемая. По ее словам, любую партию семян по нынешнему ГОСТу "можно превратить в наркотики и легко завести уголовное дело". Свой арест она считает предательством со стороны государства. "Я 20 лет работала на государство. А оно сейчас больше тратит на мое содержание - самолет до Москвы, конвой, минимум трое. А зарплата была 15-16 тысяч. И то не всегда и регулярно", - говорит Зеленина. В тюрьме, по ее словам, она почувствовала себя униженной. Соседи по камере, среди которых - участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, преследованию Зелениной удивились, но на то, что она выйдет из СИЗО, посоветовали не надеяться. Впрочем, корреспонденту "Ленты.ру" показалось, что и в зале суда единственным человеком, считающим, что под арестом Зеленина сидит заслуженно, был только следователь. Во время перерыва, когда ученая в очередной раз рассказывала об абсурдности предъявленных ей обвинений, судебный пристав, не отгонявший от Зелениной прессу, нагнулся к ней со словами: "Ну мы-то видим, мы с вами ж с самого начала были".

В итоге в СИЗО, несмотря на предсказания Надежды Толоконниковой, Ольга Зеленина не вернулась. Суд постановил, что следствие не обосновало необходимость содержания ее под стражей, а тяжесть инкриминируемой статьи основанием для ареста быть не может. Ученые встретили решение Чечко аплодисментами. Как и планировалось, Зеленина вышла из зала суда с букетом белых хризантем.

Сможет ли Зеленина вернуться домой в Пензу, пока неясно. Следователь еще не выбрал ей меру пресечения. Не исключено, что с обвиняемой могут взять подписку о невыезде - и тогда ей придется остаться в столице.