Миллиардер поневоле

Американская газета уличила семью китайского премьера в коррупции

В минувшую пятницу газета The New York Times опубликовала обширную статью, в которой утверждалось, что семья китайского премьера Вэнь Цзябао владеет миллиардным состоянием. В тот же день развитие получил крупнейший политический скандал в стране: против бывшего партийного функционера Бо Силая, претендовавшего на высшие государственные посты, возбудили уголовное дело. Оба этих события объединяет то, что они произошли в преддверии смены власти в Китае.

Статья о финансовом положении родных Вэнь Цзябао, впечатляет своими размерами - почти 4700 слов (объем стандартной заметки в The New York Times составляет около тысячи слов). На основе данных, находящихся в открытом доступе, автор материала при поддержке независимых аудиторов пришел к выводу, что члены семьи китайского премьера сконцентрировали в своих руках активы на сумму около 2,7 миллиарда долларов США.

Правда, в статье речь идет именно о родственниках премьера, в том числе и некровных: начиная от его матери и заканчивая родителями невестки. Сам Вэнь Цзябао среди бенефициаров активов не упоминается. Впрочем, даже тех из его близких, кто, по мнению издания, имеет дело с бизнесом, вычислить оказалось непросто: никто из них не владеет акциями напрямую.

Автор исследования пришел к выводу, что хотя некоторые члены семьи премьера, как, например, его жена Чжан Бэйли (Zhang Beili), и начинали бизнес еще до прихода Вэнь Цзябао на высшие государственные посты, по-настоящему их дела пошли в гору только после того, как в 1998 году он стал вице-премьером. Так, не имея политической поддержки, никакая компания в регулируемой государством экономике Китая не смогла бы добиться инвестиций от крупнейшего телекоммуникационного оператора в стране China Mobile. Между тем именно этот конгломерат наряду с другими крупными игроками китайского рынка создавал совместные компании с сыном Вэнь Цзябао - Вэнь Юньсуном (Wen Yunsong).

Подобных примеров в статье приводится немало. Чего стоит хотя бы прозвище супруги премьера - Бриллиантовая королева. Это имя Чжан Бэйли получила благодаря колоссальному влиянию, приобретенному ею на китайском рынке драгоценных камней. Весь рынок фактически находится под ее контролем, так что иностранные компании (в том числе и такие международные гиганты, как De Beers), желающие начать бизнес в Поднебесной, вынуждены иметь дело прежде всего с ней. А ведь начинала она как простой чиновник в министерстве геологии. При этом до сих пор, утверждает издание, в Китае Чжан Бэйли остается фигурой малоизвестной: она не сопровождает супруга в поездках и вообще старается держаться в тени.

Что же касается самого Вэнь Цзябао, то его автор исследования ни в чем подобном не уличает. Напротив, он утверждает, что, по свидетельству очевидцев, премьер крайне недоволен тем, как ведет себя его родня. И хотя многие из его окружения сумели нажить огромные состояния во многом благодаря тем или иным решениям, принятым при участии Вэнь Цзябао, ни о каком кумовстве тут речи не идет - скорее предприимчивые родственники просто воспользовались ситуацией. Не исключено, что они пользовались близостью к одному из высших руководителей Китая, угрожая его именем, даже притом что он сам такое поведение не одобрял. Впрочем, его неодобрение ни в какие конкретные действия так и не вылились. В 2007 году - тогда Вэнь Цзябао был переутвержден на своем посту - китайский премьер чуть было не развелся с супругой: как утверждает WikiLeaks, как раз из-за нечистоплотности Чжан Бэйли в бизнесе. Тем не менее развод так и не состоялся.

Насколько о положении близких премьера были осведомлены его однопартийцы, неизвестно. Свой второй срок Вэнь Цзябао начал с провозглашения активной борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Были приняты новые нормы, согласно которым сведениях о своих доходах и активах должны раскрывать не только сами чиновники, но и члены их семей. Однако, во-первых, все эти отчеты остаются глубоко засекреченными, а во-вторых, утверждает The New York Times, львиная доля состояния приходится на тех родственников премьера, которые согласно правилам не обязаны раскрывать доходы.

Реакция Пекина на статью, которая была, в том числе, размещена на сайте китайской версии американской газеты, оказалась предсказуемой: доступ к ресурсу был заблокирован. Кроме того, заблокированными оказались выдача по соответствующим словам в китайских поисковиках и социальных сетях, а также аккаунт газеты в Sina Weibo - местном аналоге Twitter. Правда, только этими действиями власти не ограничились: на выходных адвокаты, представляющие семью премьер-министра, выпустили заявление, в которых содержание статьи подверглось жесткой критике. Примечательно, что там были опровергнуты и те данные, которые в заметке не утверждались. Так, юристы пишут: "Вэнь Цзябао никогда не участвовал в деловой активности членов своей семьи. Более того, он не позволял им влиять на свои политические решения".

Необычность этой ситуации заключается в том, что традиционно китайские власти не удостаивают своих западных критиков ответом. Так, 29 июня 2012 года агентство Bloomberg опубликовало очень похожую на нынешнюю статью, главным "героем" которой стал вице-председатель КНР Си Цзиньпин - ожидается, что именно он в ближайшее время должен занять высший государственный пост в стране. Конечно, доступ к ресурсу был заблокирован, а сами сотрудники агентства, работающие в Китае, пожаловались, что за ними установлена слежка. Более того, у главреда Bloomberg Мэтью Уинклера (Matthew Winkler) сорвались все встречи с китайскими банкирами и финансовыми чиновниками. Однако все это было непубличной реакцией. Что же касается официального опровержения, подобного тому, которое предоставили адвокаты Вэнь Цзябао, рассчитанного на потребление как внутри страны, так и за ее пределами, то к такой тактике власти Китая прибегать не стали.

Вероятно, в условиях накаленной обстановки на китайской политической арене в Пекине сочли, что статья про уходящего премьера не должна оставаться без ответа. В связи с этим американскому изданию даже пригрозили судебными исками. Кроме того, не исключено, что власти Китая могли увидеть связь между публикацией в The New York Times и очередным витком крупнейшего за последние годы политического скандала в Китае. По крайней мере, о возможности наличия такой связи пишут китайские блогеры. По данным влиятельного журнала Foreign Policy, некоторые из них высказали предположение, что за публикацией заметки могут стоять враги Вэнь Цзябао - сторонники бывшего партийного лидера в городе Чунцин Бо Силая.

До недавнего времени Бо Силай считался восходящей звездой китайской политики. Карьера чиновника внезапно рухнула, когда его соратник - вице-мэр Чунцина и по совместительству начальник полиции того же города Ван Лицзюнь - попытался сбежать в США. Впрочем, сделать ему этого не удалось, и после того как он покинул американское консульство, его взяли под стражу. Вскоре выяснилось, что размолвка между партийным функционером и его подчиненным случилась из-за предполагаемой причастности жены Бо Силая к убийству британского бизнесмена Нила Хейвуда: якобы лидер партийной ячейки не захотел слушать доклад начальника полиции о деталях преступления и пригрозил ему последствиями. В результате в марте Бо Силай лишился поста, а его жена Гу Кайлай, а также Ван Лицзюнь пошли под суд.

Осенью Ван Лицзюню и Гу Кайлай вынесли обвинительные приговоры - оба дела так или иначе были связаны с убийством Хейвуда. Однако что характерно - ни на одном из процессов, которые заняли считанные дни, имя Бо Силая не упоминалось ни разу. Более того, политик пропал из информационного поля еще с марта: его имя использовалось исключительно в прошедшем времени. Несмотря на то, что его жена и ближайший соратник предстали перед судом, судьба бывшего функционера оставалась неизвестной. Загадочности этому молчанию придавали слухи о том, что якобы истинной причиной падения Бо Силая стало вовсе не убийство британца, а попытка установить слежку за высшим руководством страны.

Ситуация разрешилась в конце сентября, когда было объявлено о лишении Бо Силая партбилета, а в минувшую пятницу - и депутатского мандата. В тот же день против бывшего чиновника возбудили уголовное дело, обвинив его в коррупции, взяточничестве и подрыве партийной дисциплины. При этом ранее сообщалось, что его в том числе подозревают в попытке скрыть от следствия причастность жены к смерти Хейвуда. Однако это отнюдь не проясняет картину, так как возникает вопрос: почему Бо Силай ни разу не был упомянут во время суда по делу об убийстве.

Ответом может быть то, что до самого конца Бо Силай оставался разменной монетой в политической борьбе. В глаза явно бросается тот факт, что дата проведения партийного съезда, на котором назовут новых лидеров страны (8 ноября), была официально объявлена в тот же день, когда бывшего лидера партийного отделения Чунцина исключили из Компартии. При этом изначально конгресс предполагалось провести в октябре, а сам факт его переноса многие обозреватели сочли крайне необычным.

Такой клубок событий, а также атмосфера секретности, в которых они происходят, могли натолкнуть блогеров на мысль о том, что за статьей в американской газете стоят сторонники Бо Силая, желающие насолить своему врагу. Однако на деле такие предположения выглядят скорее надуманными, чем достоверными, и связи между этими событиями, скорее всего, нет. Другое дело, что их совпадение успокоению китайской номенклатуры не способствует.

Мир00:02Сегодня
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма