Рядовой "Голод"

В Казахстане судят "убийцу пограничников"

В Казахстане начался суд по делу о бойне на погранпосту "Арканкерген". На скамье подсудимых Владислав Челах - единственный выживший на заставе пограничник. Его обвиняют в убийстве 14 сослуживцев и егеря. Судебное следствие хотят завершить как можно быстрее - заседания проходят ежедневно. Однако пока сколько-нибудь значимых доказательств вины рядового представлено не было.

Официальная версия

В конце мая находящийся на границе с Китаем пост "Арканкерген" был полностью сожжен, а солдаты и офицер, которые несли на нем службу, погибли. Расследование громкого дела продолжалось почти полгода. К нему были привлечены лучшие оперативники сразу нескольких силовых структур - МВД, генпрокуратуры, комитета национальной безопасности и военно-следственного управления. Их версия того, что на самом деле произошло на "Арканкергене", выглядит так: 20-летний рядовой Владислав Челах расстрелял сослуживцев из-за внутренних конфликтов на заставе и заодно убил егеря (по всей видимости, как ненужного свидетеля). Затем он облил помещение погранпоста бензином и поджег, оставив себе некоторые личные вещи пограничников. Планировал скрыться в горах, но спустя несколько дней был задержан в одной из "зимовок".

Официальный представитель генпрокуратуры Нурдаулет Суиндиков заявил, что убийство было совершено рано утром 28 мая, поэтому все жертвы на тот момент были безоружны, а "отдельные бодрствовавшие сослуживцы при направлении на них оружия не воспринимали это всерьез". Об этом следователям якобы рассказал сам Челах. Признательные показания он дал еще в начале июня, то есть практически сразу после задержания. Позднее он от них отказался, утверждая, что "подвергался психологическому давлению". Рядовой начал настаивать на том, что на пост напали неизвестные, однако официальная версия произошедшего осталась неизменной.

В октябре Челаху предъявили обвинения по восьми статьям. Помимо убийства, ему вменили уничтожение военного имущества, похищение личных вещей сослуживцев, кражу госсекретов (среди похищенных вещей оказалась карта госграницы), проникновение в чужое жилище, кражу и незаконное ношение оружия и, наконец, дезертирство. Дело рядового состояло из 56 томов, три из которых были засекречены. В прокуратуре пояснили, что эти материалы содержат информацию о деятельности пограничной службы и не имеют прямого отношения к бойне на "Арканкергене".

Казахстанские власти вообще оказались крайне щедры на всевозможные пояснения и разъяснения в связи с делом Челаха. Ход расследования активно освещался в СМИ, а достоянием общественности с разрешения правоохранителей стали записи допроса рядового (с его признательными показаниями), пленки, на которых запечатлен следственный эксперимент с его участием и разговор Челаха с психологом (где он рассказывает подробности убийства). Такая открытость вкупе с информационными "сливами" должна была компенсировать многочисленные нестыковки в официальной версии, однако нужного властям результата добиться не удалось. Не последнюю роль в этом сыграли оппозиционные СМИ, продвигавшие "альтернативные" версии о нападении на пост экстремистов и "разборках" высокопоставленных чиновников. Издание "Guljan", настаивавшее на невиновности Челаха, выложило на своем сайте часть материалов дела, в которых обнаружились ранее неизвестные детали. Например, тот факт, что на теле погибшего егеря были обнаружены многочисленные переломы и кровоподтеки, как после избиения. А на территории поста были разбросаны гильзы от нескольких автоматов, хотя Челах на допросе утверждал, что стрелял из одного.

Первые слушания

В ходе предварительных слушаний Челах сделал сенсационное для многих заявление, отказавшись от суда присяжных. По словам адвоката обвиняемого Серика Сарсенова, у его клиента "были сомнения в том, что этот суд будет беспристрастным". Юрист от себя добавил, что с учетом резонанса дела на присяжных может быть оказано давление. То есть процесс в профессиональном суде Челаху посоветовал выбрать его адвокат.

Слушания по существу начались 19 ноября в суде города Талдыкорган (административного центра Алматинской области Казахстана). Сторону обвинения представили сразу три прокурора. Давать какие-либо комментарии они отказались. "Я не могу вам ничего сказать. Я еще сам не знаю, виновен он или нет. Суд все решит", - заявил журналистам государственный обвинитель Александр Кирияк.

На первом же заседании рядовой частично признал вину - но только в том, что поджег здание заставы и присвоил чужое имущество. Обвинения в убийстве он отрицал. "Обвиняемый Владислав Челах старался не смотреть в объективы видеокамер и фотоаппаратов. Он лишь изредка исподлобья окидывал зал быстрым взглядом и вновь опускал глаза. Бейсболка на голове не позволяла рассмотреть его лицо. Из зала суда то и дело выкрикивали, чтобы он снял свою кепку", - так описывал первое заседание корреспондент BBC. После того как судья Ербол Ахметжанов попросил Челаха представиться, тот пожаловался на шум в зале. "Ваша честь! Я прошу убрать отсюда всю прессу, я сам себя не слышу", - крикнул подсудимый. Его просьбу выполнили - работников СМИ выпроводили из зала, для них была организована видеотрансляция.

Судья между тем приступил к опросу свидетелей. В частности, дал показания пограничник, участвовавший в задержании Челаха. По его словам, подсудимый утверждал, что на пост напали китайцы. "Я спросил: "Почему ты так считаешь?" - а он ответил, что так думает", - так передал свидетель их разговор. Челах также сообщил ему, что, обнаружив своих сослуживцев мертвыми, сжег заставу, так как "боялся, что подумают на него".

Другой свидетель - контрактник Самат Аханов, который провел на "Арканкергене" около недели, - сообщил, что у Челаха были конфликты с военнослужащими. Рядовой, по его словам, отказывался от тяжелой работы из-за перенесенной операции по удалению аппендицита, хозяйственные работы выполнять не любил. Свидетель сообщил также, что солдаты между собой называли Челаха "Голодом" - якобы он постоянно хотел есть.

"Когда Кереев (командир поста Алтынбек Кереев, которого Аханов заменял на время его отсутствия) уходил, сказал мне патроны солдатам и часовым не выдавать, якобы что-то может случиться", - добавил военнослужащий.

Еще один участник заседания - связист Жасулан Доскаев - заявил, что в ночь на 30 мая (когда "Арканкерген" уже был уничтожен) связь между постом и соседней заставой "Сары-Боктер" работала исправно. В то же время, по данным следствия, связь отсутствовала.

Стоит остановиться подробнее на составе свидетелей, которых заявила на суде сторона обвинения. По данным адвоката Челаха, из двадцати человек, о которых идет речь, большинство не имеет отношения к делу. "Вот допрашивали двоих. Они за сто километров от места происшествия тушили сарай. Опять, что ли, Челах поджег?" - недоумевал Серик Сарсенов. По его словам, в список свидетелей не попали при этом граждане, которые обнаружили пропавших с поста лошадей, а также начальник заставы "Сары-Боктер", в чьем подчинении находится "Арканкерген". Адвокат пообещал в ближайшее время подать ходатайство об их допросе, однако шансов на то, что его (ходатайство) удовлетворят, мало. Об этом свидетельствует хотя бы то, что все предыдущие просьбы Сарсенова (в частности, об отводе прокурора и разрешении Челаху ознакомиться с засекреченными томами дела) судья отклонил.

Собственно, роль Сарсенова на слушаниях пока сводится к подаче ходатайств. Однако в перерывах между судебными заседаниями адвокат делает поистине сенсационные заявления. Например, 20 ноября он сообщил журналистам, что на "Арканкергене" было обнаружено 18 трупов, а не 15, как утверждает следствие. Юрист якобы узнал об этом только сейчас, когда тщательнее изучил материалы уголовного дела. "Почему суд скрывает это и как Челаха судят за 15 трупов, мне трудно сказать. Это вопросы к суду", - отметил он. Вопрос о телах погибших, найденных на "Арканкергене", для обвинения крайне болезненный, поскольку два тела, предположительно пограничников Дениса Рея и Мейрхана Именова, опознать так и не удалось. В военной прокуратуре утверждали, что останки слишком сильно обгорели.

Сторона обвинения, в свою очередь, избрала проверенную на стадии следствия тактику и демонстрирует видеозаписи с признаниями Челаха. Так, на заседании 21 ноября было показано видео, якобы снятое скрытой камерой. На нем запечатлен разговор Челаха с сокамерником в следственном изоляторе. Челах рассказывает ему об убийстве, о том, как пытался убежать с награбленным "за кордон" и "не подозревал, что его ищет весь Казахстан". За несколько минут до того, как пленку показали присутствующим, у Челаха случился нервный срыв. Он отломил от скамейки, на которой сидел, кусок ДСП и попытался перерезать им себе вены. Приставы скрутили подсудимого и вывели из зала. Пограничник при этом кричал, что отказывается участвовать в заседании (после перерыва оно было продолжено без него). Челах уже пытался покончить с собой более месяца назад - он хотел повеситься в СИЗО на спортивных штанах, привязанных к оконной решетке, но его вовремя заметили охранники. Адвокат Челаха в связи с произошедшим потребовал повторно проверить своего подзащитного на вменяемость, однако судья эту просьбу отклонил.

22 ноября в суде продолжили смотреть запись с разговором в СИЗО, а затем продемонстрировали запись разговора Челаха с матерью, где он опять признается в совершении массового убийства. На вопрос матери Светланы Ващенко: "Ты зачем чужую вину на себя берешь?" - он отвечает: "Мама, это моя вина. (...) Никого, мам, я не выгораживаю. Полностью моя вина".

Такой обстоятельный просмотр "фильмов" на заседаниях понятен - свидетелей бойни на погранпосту нет. Однако записи признаний Челаха, от которых он впоследствии отказался, не могут считаться доказательством его вины, тем более что родственники подсудимого уже поставили вопрос об их подлинности. Впрочем, возможно, более весомые аргументы обвинители приберегли напоследок.

Бывший СССР10:5610 декабря

Взяли власть

В Армении прошли выборы. Сторонники Пашиняна победили с разгромным счетом