Новости партнеров

Сиесты не будет

Кризис нарушил привычную жизнь испанцев и португальцев

Повседневная жизнь испанцев и португальцев уже не та, какой она была всего несколько лет назад. Затяжной экономический кризис, обрушившийся на Европу и особенно сильно ударивший по этим двум странам, изменил их лицо, поставив под угрозу даже такую, казалось бы, незыблемую испанскую традицию, как сиеста. Из-за нехватки денег и отсутствия работы люди вынуждены искать нестандартные способы заработка и экономии.

Сиеста в Испании - это святое. Правда, сейчас дневной отдых от работы скорее не жизненная необходимость, как было когда-то, а именно что традиция. В условиях, когда многие офисы оснащены системой кондиционирования, жара вряд ли так уж подрывает работоспособность испанцев. С приходом кризиса, которому сопутствует высочайший уровень безработицы, эта традиция стала всерьез рассматриваться как непозволительная роскошь. В результате перерывы на обед в кафе и ресторанах, которые раньше могли длиться по несколько часов, теперь сменились от силы часовыми паузами, в течение которых сотрудники едят принесенный из дома обед прямо на рабочем месте. Ну или в крайнем случае идут в заведения с фаст-фудом.

Туристам угасание института сиесты может оказаться только на руку: раньше попасть в магазин вскоре после полудня было почти нереально, приходилось ждать до самого вечера. Длительность работы торговых точек была ограничена специальным законом - он запрещал магазинам оставаться открытыми дольше 72 часов в неделю, а число воскресений, когда магазинам дозволялось работать, не могло превышать восьми в год. Исключения составляли лишь большие супермаркеты, которые могли быть открыты дольше. Летом 2012 года в связи с кризисом власти пересмотрели закон. Теперь все торговые точки могут работать до 90 часов в неделю и до десяти воскресений в году.

Попутно в стране уменьшилось число кафе и ресторанов - многие из них закрылись из-за оттока клиентов, раньше приходивших туда на сиесту. Процесс начался еще в 2009 году, и за прошедшие три года свое существование прекратили не меньше 12 тысяч точек питания. При этом речь идет как о дешевых забегаловках, так и о действительно дорогих заведениях, награжденных мишленовскими звездами. К слову, некоторые рестораны в борьбе за клиентуру даже отказывались от этих звезд добровольно - чтобы можно было подавать еду попроще по более скромным ценам.

Между тем экономить испанцы стараются не только на своей еде, но и на школьных обедах своих детей. С приходом кризиса многим родителям стало не по карману платить по четыре с половиной евро в день, и дети начали носить в школу домашнюю еду. Однако такие меры позволяют сэкономить далеко не везде. В одних учебных заведениях вводят запрет на домашние обеды - дескать, на сильной жаре еда может испортиться. В других деньги собирают даже за то, что дети просто приходят в столовую, чтобы там съесть свой домашний обед. В результате многим родителям ничего не остается, как отправлять детей в школу вообще без еды - платить учебным заведениям они не могут.

Стесненные условия заставляют испанцев отказываться и от таких привычных атрибутов современной жизни, как интернет, телефон и телевидение. Все реже они пользуются и автомобилями - оплачивать топливо тоже стало слишком накладно. По словам жителя Мадрида по имени Луис, "литр бензина уже дороже чашки кофе". Правда, как отмечают СМИ, у отказа от машин нашлась и положительная сторона - снизилась смертность на дорогах.

Однако невозможность пользоваться средствами связи и личным транспортом - еще не самое страшное, что грозит испанцам. Гораздо хуже то, что многие из них могут в любой момент лишиться собственного жилья. В годы экономического бума домами в кредит обзавелось немалое число подданных испанской короны, и теперь далеко не все они способны по-прежнему платить банкам за ипотеку. При этом, даже оказавшись на улице, они остаются должны кредиторам десятки, а то и сотни тысяч евро. Из-за лавинообразной динамики выселения и вызванных потерей жилья самоубийств власти были вынуждены обязать банки давать клиентам отсрочку.

Между тем выселение коснулось не только живых, но и мертвых: из-за просрочки платежей прах давно усопших стали все чаще выкапывать из могил, с тем чтобы перезахоронить его на более дешевых участках кладбищ. В попытке сэкономить некоторые испанцы и сами просят о переносе могил предков. Бывали и такие случаи, когда семейные усыпальницы вообще выставляли на продажу.

Сэкономить испанцы пытаются и на собственной смерти, ведь организовать достойные, пусть и без особых излишеств, похороны - удовольствие недешевое. Не желая становиться обузой для родных после своей кончины, пожилые люди настаивают, чтобы обряд был как можно более скромным - так можно сэкономить до двух третей его стоимости. Из-за всеобщей нехватки денег испанцы все чаще прибегают к похоронам в кредит и ритуальному страхованию. Правда, ничего экзотического в этих мерах нет - кризис всего лишь привел к скачку их популярности. Между тем все больше людей прибегает к куда более необычному способу сэкономить на смерти, завещая свои тела исследовательским институтам. Такие завещания стали настолько популярными, что ученые уже столкнулись с избытком предложения.

Облегчить жизнь родных пожилые люди стараются и при жизни, переселяясь к ним из домов престарелых и отдавая детям свою пенсию. И дело даже не в том, что более молодому поколению накладно оплачивать услуги сиделок. В условиях свирепой безработицы пенсионеры зачастую остаются единственными членами семьи, имеющими хоть какой-то стабильный доход. Максимум на что могут рассчитывать их родственники - пособие по безработице. Как рассказал Луис (ему сейчас 57 лет), на его пенсию в 1400 евро живет вся его семья из четырех человек: он сам, его жена и двое сыновей, 15 и 27 лет. Старший сын проходит стажировку в страховой компании, однако работает исключительно ради опыта, не получая зарплаты. На оплату ипотеки, по словам Луиса, уходит 600 евро, еще 300 идут на погашение другого займа. В итоге все четверо вынуждены жить на 500 евро в месяц.

Впрочем, оказавшись в безвыходной ситуации, некоторые испанки (и в меньшей степени испанцы) использованию денег пожилых родителей предпочитают хоть и легальный, но предосудительный, по мнению многих, вид заработка - проституцию. Популярность этого вида деятельности в последнее время настолько выросла, что кое-где, как, например, в Валенсии, даже открывают специальные курсы по обучению проституток и жиголо. Стоимость занятий - сто евро. Местные власти восприняли инициативу предпринимателей без энтузиазма и попытались приостановить их деятельность, однако доказать ее противозаконность им не удалось. Аналогичная тенденция наблюдается и в Португалии. Однако оценить, насколько широкие масштабы приобрела вынужденная проституция в обеих странах, довольно сложно: многие женщины пытаются всеми силами скрывать новый род деятельности, опасаясь критики со стороны родных, друзей, соседей и просто знакомых.

Отчаявшись найти работу на родине, многие испанцы, в особенности молодые, едут за границу. В основном речь идет о более стабильных странах ЕС - например, Великобритании. Уезжают они и в США. При этом особое значение мигранты придают возможности расстаться с системой, в которой успешность карьеры определяется почти исключительно личными связями.

Пределы родины покидают и португальцы (причем не самые бедные), однако, в отличие от своих соседей, они предпочитают ехать не в Европу или США, а в Африку и Латинскую Америку, поскольку видят большие перспективы в динамично развивающихся экономиках. Ванесса Суза, уехавшая из Лиссабона в Мозамбик, призналась, что если на родине она не могла позволить себе ни телефон, ни машину, ни страховку, то в Африке у нее есть все перечисленное, а работать при этом она может меньше.

В целом же положение португальцев, не желающих покидать страну, еще тяжелее, чем у испанцев. По словам местной жительницы Патрисии, матери-одиночки с двумя детьми пяти и восьми лет, найти работу она не может уже почти год. В последний раз она работала уборщицей на рынке, получая за 12-часовой день 20 евро. Сейчас она живет только на пособия и алименты за одного из детей - в общей сложности это чуть больше 300 евро в месяц.

К слову, примерно столько же составляет в стране средняя пенсия, хотя раньше некоторые пенсионеры получали почти по две тысячи евро. Еще одна жительница Португалии, Ана, которая также остается безработной уже год, рассказала, что несколько раз ее нанимали на работу, однако сразу же расторгали контракт, мотивируя увольнение возражениями со стороны отдела кадров.

Правда, немного лучше, чем в Испании, в Португалии обстоят дела на рынке жилья: местные законы обязывают арендодателей устанавливать совсем невысокие ставки. Например, в Лиссабоне трехкомнатный дом можно снять чуть больше чем за 20 евро в месяц. Однако вскоре ситуация изменится: в соответствии с поправками, стоимость аренды должна вырасти в десятки раз, а с учетом того, насколько мизерные сейчас у людей доходы, снимать жилье по новым ценам сможет себе позволить далеко не каждый.

Большие сложности у португальцев возникают и с медициной: визит к врачу в среднем подорожал с 10 до 20 евро; в 20 же евро обойдется день госпитализации, а за дополнительные процедуры с пациента возьмут еще 50 евро. Большую часть льгот при этом отменили, не помогает и наличие медицинской страховки. Однако, несмотря на удорожание медицины, клиники продолжают банкротиться: сейчас из-за нехватки средств закрытыми оказались около трети португальских поликлиник и больниц.

Впрочем, по свидетельству туристов, продолжающих ездить и в Испанию, и в Португалию, кризис не сумел сломить оптимистичный настрой местных жителей - они по-прежнему столь же жизнерадостны, как и раньше. Однако эмоциональный спад все же налицо. Лучше всего настроения пострадавших от кризиса, пожалуй, выразил все тот же Луис из Мадрида: "По-моему, случившееся со мной несправедливо".

Мир00:02Сегодня

Кровавый вождь

Он мог убить Ким Ир Сена и втянуть СССР в Третью мировую
Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях