Сливки протеста

Участники оппозиционных акций — о том, как изменилась их жизнь за этот год

Массовому протесту в России исполнился год. 5 декабря 2011-го, на следующий день после думских выборов, тысячи людей пришли на Чистопрудный бульвар в Москве, чтобы принять участие в митинге под лозунгом "За честные выборы". Через пять дней на Болотную площадь вышли уже десятки тысяч граждан. Зимняя "Снежная революция" продолжилась "Маршами миллионов", "болотным делом", обвинениями в приготовлении массовых беспорядков, созданием Координационного совета оппозиции, возвышением новых лидеров протеста - и одновременно разочарованием в этих лидерах. "Лента.ру" поговорила с некоторыми участниками первых оппозиционных акций, чья жизнь за этот год круто изменилась.

Собеседники "Ленты.ру" - и те, кто впервые минувшей зимой вышел на митинги, и те, у кого уже к тому моменту был реальный опыт уличных акций. После начала массовых протестов они занялись общественно-политическими проектами и гражданским активизмом. Характерно, что никто из них не примкнул к партиям и политическим движениям. Их проекты либо продолжают идею честных выборов, либо направлены на помощь узникам совести. А то и вовсе далеки от политики. Что, очевидно, лишний раз доказывает: что-то с этой революцией было не так.

Сергей Власов, координатор проекта "Росузник":

Я работаю в строительной компании, политикой никогда не увлекался - в лучшем случае, читал записи в блогах. Ближе к декабрю [2011-го] стал читать ЖЖ Алексея Навального, новости на "Эхе Москвы" слушать. Я голосовал на выборах в Госдуму, но, честно скажу, ни на что хорошее не надеялся. Лег спать, проснулся, результаты узнал - и какие-то они были невозможные. Вот в то утро я и решил: настало время вмешаться, отсиживаться нельзя.

На Чистых прудах впервые увидел Навального живьем. Мы со стороны бульвара стояли. К нам подошел Навальный, перелез через ограждение и обратился: мол, чего стоите. Вот ровно в этот момент я, получается, во всех смыслах пошел за Навальным - тоже перелез. Митинг был как митинг, плюс только дождь, слякоть, грязь. Я потом зашел в "Макдоналдс" - чаю выпить, простужаться уж очень не хотел. Выхожу - а там толпа; подошел посмотреть, чего случилось. А там прямо перед людьми линия оцепления ОМОНа, и бойцы загоняют их в метро. Ими командовал подполковник - невысокий такой, в папахе. Какой-то парень снимал его на телефон. Подполковник на парня кивнул - взять его. Я вмешался: не имеете, говорю, права. Слово за слово, парень с телефоном скрылся в толпе, а подполковник скомандовал - берите тогда этого. Двое суток провел в ОВД, десять суток получил от судьи и направился в спецприемник. Там все переполнено, куда нас девать - никто не понимает, определили сначала в комнату отдыха личного состава. В роскоши сидели. Потом перевели в камеру, где сидел Навальный, другие замечательные люди. Там и был придуман "Росузник".

Идея обсуждалась всей камерой. Навальный такие идеи только так генерировал. Там же в эти дни были придуманы "Росвыборы" и еще один проект, правда, так и не реализованный - "Росмафия". Хотели сделать такой расширенный список Магнитского с постоянным обновлением. Освободились, обсуждали идею уже в интернете. В январе я сделал техническое задание, в апреле у нас появился сайт. А с мая 2012 года - уж так получилось - его содержание стало постоянно обновляться. После 6 мая мы просто думали координировать через "Росузник" волонтеров, только вскоре появилось "болотное дело", и все наши силы сейчас уходят на него.

Совмещать с работой по-прежнему удается. Нас пять человек в Москве и еще несколько в регионах. Один из людей за социальные сети отвечает. Еще один за письма задержанным - вы бы знали, как эти письма с воли сидящим ребятам нужны. После ужесточения закона о митингах хотим помогать тем, кому по 20.2 (статья Кодекса об административных правонарушениях, предполагающая ответственность за нарушение порядка проведения массовых акций - прим. "Ленты.ру") гигантские штрафы назначают, адвоката на постоянной основе пригласили. Скажем так, десять часов в день заниматься "Росузником" невозможно, но два-три часа в день - еще как.

Забрасывать я это не собираюсь. Тем более что как сложится ситуация дальше - не знает никто. Это все равно что цены на нефть прогнозировать. Ответа на вопрос "что дальше?" нет сейчас даже у тех, кто первым даст его в будущем.

Ирина Правниченко, координатор проекта "Гражданин наблюдатель":

До декабря 2011 года я работала в крупной телекоммуникационной компании, за несколько месяцев до выборов уволилась. Политикой интересовалась постольку-поскольку... Да можно сказать, что вообще почти нет. Общественная деятельность, экология интересовали гораздо больше. А потом случились выборы в Госдуму.

Понятно, что результаты сильно не совпали с ожиданиями и вообще показались далекими от реальности. Я тогда уже очень много времени проводила в интернете, и резонанс обрадовал. 10 декабря пришла на Болотную площадь - на митинг. Там познакомилась с людьми из "Гражданина наблюдателя". Тема выборов тогда была на волне, у меня было свободное время, и я решила, что это для меня - тем более в марте предстояли выборы президента. С января уделяла поиску и подготовке наблюдателей вообще все время. На президентских выборах их, в том числе благодаря нашей помощи, было в 11 раз больше по сравнению с думскими. Моя работа заключалась в наборе волонтеров, рассказе, что, как и зачем. Потом и координация между разными районами.

У меня было твердое ощущение, что запрос от общества на честные выборы остался и после президентских выборов. И тогда мы поехали по регионам. Были на выборах мэра в Ярославле, где победил Евгений Урлашов, в Тульской области, Омске, Красноярске. Ездили в Рязанскую область на культовые выборы в городе Касимов. Наконец, работали в Московской области 14 октября. Фальсификации, конечно, были не везде, зато была закономерность. Безальтернативные выборы или с явным кандидатом обходились без нарушений. А в том же Касимове, где схлестнулись "Единая Россия" и бизнесмены, похожие на бандитов, интрига была. Административный ресурс против финансового. За руку при нарушениях удавалось ловить.

Сейчас УИК (участковые избирательные комиссии - прим. "Ленты.ру") формируются на пять лет, мы в этот процесс включаемся, в той же Москве разные группы наблюдателей сейчас на этой теме объединяются. Пробовали войти в комиссии разного уровня в регионах. Здесь результаты у нас печальные - в массе своей люди сдались перед этой коррумпированной системой, которая изо всех сил тебя отторгает. Впрочем, сдались не все: мы показали, что немаргинальными и абсолютно законными методами можем влиять на происходящее.

Мне кажется, эта власть еще надолго, с ней приходится учиться разговаривать. Партий стало много, это прекрасно, но без честных выборов все равно ничего не будет. И это прекрасно, что те же москвичи ездят наблюдать по всей стране. Людей волнует, что в целом в стране происходит.

Алексей Миняйло, член инициативной группы "Хорошее дело":

До декабря 2011 года мы с друзьями занимались волонтерством - в основном в сфере интерактивного образования. В частности, придумали, как решить проблему социальной неадаптированности детдомовцев с помощью образовательных ролевых игр. Сейчас хотим сделать этот проект общероссийским. На митинги я тогда почти не ходил. Фактически, до прошлого года в моей жизни было только два митинга - в поддержку НТВ в 2002 году и в поддержку Егора Бычкова в начале 2011 года. Политикой я немного интересовался, однако веры в то, что можно что-то изменить, у меня не было. Путин и компания мне очень не нравились, но основная масса лиц в оппозиции симпатии тоже не вызывала.

Митинги конца 2011 года все очень сильно изменили. Во-первых, масштаб фальсификаций на выборах [в Госдуму] 4 декабря показался мне просто нестерпимым. Конечно, масштабы воровства со стороны окружения Путина не менее вызывающие, но одно дело, когда по-тихому обворовывают банк, а совсем другое - когда в открытую гоп-стопом занимаются на полстраны. Тогда мне стало ясно, что оставаться в стороне нельзя. А массовость митингов на Чистых прудах и на Болотной придала уверенности в своих силах: нас таких много, ну, значит, будем объединяться и действовать.

Мы с друзьями решили пустить в ход наши волонтерские навыки и сделали образовательную игру, но только для наблюдателей. До нас общественных контролеров учили только на лекциях, а вы сами понимаете, что людям нужна не только теория, но и опыт. И вот этот опыт люди получают на наших играх "Наблюдатели vs. Фальсификаторы". За 2012 год в них приняли участие больше тысячи наблюдателей из Москвы, Питера, Пензы, Вологды и других городов. Почти все потом применяли игровой опыт на выборах, а 35 процентов - мы проводили опрос - даже строили свою тактику исходя из этого опыта.

Вместе с "Гражданином наблюдателем" и "СОНАРом" нам удалось построить очень хорошую систему подготовки общественных контролеров, и с каждыми выборами их уровень растет. Сегодня у нас очередной вызов - формируются участковые избирательные комиссии на пять лет. В Москве более трех тысяч УИКов, а добровольцев пока записалось меньше тысячи. Записывайтесь - это очень серьезно поможет повлиять на законность выборов.

У нас свой ответ на вопрос, что будет дальше. Есть даже план, и мы его начали реализовывать. Как бы ни развивалось глобальное противостояние "Путин против тех, кто против Путина", одной сменой руководства страны ситуацию не изменить. Нужно, чтобы в стране появились десятки тысяч локальных гражданских лидеров, которые что-то неиллюзорно изменят в жизни своего города или района. Эти лидеры станут фундаментом справедливой и эффективной власти. Они уже есть, их много, и им нужно просто помочь. Мы запускаем проект "Гражданин лидер" и готовы делиться своим 13-летним волонтерским опытом.

Эмиль Терехин, гражданский активист

До декабря я уже участвовал в активном протесте, в частности, не единожды был на "Стратегии-31" и имел одно задержание. За 2012 год задержаний стало восемь, так что прогресс очевиден.

Год назад я редактировал роман, черновик которого уже был готов. Сидел над второй главой, вышел из дома 5 декабря на Чистые пруды с мыслями и желанием вернуться вечером и продолжить работу. Домой я попал ровно через неделю, проведя семь суток под арестом - двое в ОВД Хамовники, еще пять суток в спецприемнике. Вспоминать это сейчас нет желания. Хотя, если быть откровенным, все эти трудности пошли только на пользу.

Весь этот год изменил в моей жизни вот что - вокруг меня появилось множество новых друзей. Сотни человек, образованных, воспитанных, с обостренным чувством справедливости, с активным желанием менять ситуацию к лучшему. Мы дружим, поддерживаем отношения, ездим друг к другу в гости и общаемся уже далеко не только о том, что Путин плохой. Это я поставил бы во главу угла.

И как-то у нас с ними родилась идея организовать на фейсбуке группу Мисс оппозиция. Рассказываем о протесте фотографиями и очерками об активистках. По идее это должен был быть конкурс, с жестким отбором и голосованием, но протест продолжается, и мы не спешим подводить итоги. Народ у нас разный - от левых до правых, мы стараемся находить понимание, проявлять и прививать взаимотерпение и уважение. Это построение модели гражданского общества. У нас белые не убивают красных и наоборот. У нас красные ставят белым лайки. И наоборот.

Как бы это ни парадоксально звучало для человека из протеста, если Путин вдруг уйдет, мы в перспективе опять быстро проиграем. Слишком мало пока в стране людей, которые живут по принципу "мне что-то не нравится, я выхожу и говорю это". Это еще не типично для нашей страны, с ее тоталитарным прошлым. Будет как в 1991 году - эйфория, которая быстро и больно кончилась. Задачи активистов - сделать так, чтобы осознание активного протеста как неотъемлемого права человека были впитаны как можно большим количеством людей. Чтобы у каждого человека в голове была построена связь "мне не нравится - я протестую, а не болтаю об этом на кухне перед сном". Другими словами, власть должна смениться не в результате каких-то внутренних разборок, а в результате осознанного решения большинства граждан России.

Вадим Коровин, координатор проекта "Росагит":

В 2010 году я закончил с рекламным бизнесом. Постепенно: довыполняя обязательства перед партнерами и заказчиками. И начал заниматься общественной деятельностью. Скажем так, пристреливался: снимал документальное кино об акциях оппозиции. В мае 2011 года создали проект "Росагит" - для креативного обеспечения митингов.

После выборов в Госдуму для меня произошло ожидаемое. Брожение было в умах сильное, выборы стали катализатором, люди вышли на улицы. Я предполагал, что такое будет. Мы еще за две недели до выборов запустили проект "Антикарусель". Привлекли волонтеров, организовали штаб, принимали звонки. У нас были координаторы и "охотники" на машинах с видеокамерами. На митинг 5 декабря я вышел, но вскоре после него мы с Георгием Албуровым (соратник Навального, член оргкомитета партии "Народный Альянс" - прим. "Ленты.ру") вернулись доделывать видео о каруселях. А в ночь с 5 на 6 [декабря] поехали к ОВД, где держали Навального и Яшина.

Общественную деятельность веду и сейчас. "Росагит" продолжает функционировать, только мы взяли некий тайм-аут для понимания того, что нам делать дальше. Мы продолжаем заниматься креативом, раздаточными материалами, но в условиях спавшей митинговой активности спрос, понятное дело, меньше.

Сейчас очень хочется достучаться до людей, которых не было на митингах, но у которых есть запрос на перемены. Да, уличная активность спала. Но суды не стали честнее, полиция не стала с народом, тарифы как росли, так и растут. И люди сейчас растеряны, скорее. Наш новый проект называется "Гражданин России" - и это как раз проект по подъему гражданской активности в стране. Это постоянно действующая школа семинаров и лекций по разным темам. Хотите разговаривать с полицией на равных - приходите к нам на лекцию, узнавайте свои права. Хотите знать, сколько должны стоить коммунальные услуги - приходите, мы поможем рассчитать платежи. В качестве экзотики есть даже курс для сотрудников полиции - как противостоять произволу начальства. Это то, чем мы сейчас занимаемся и будем заниматься.

Что делать дальше... Обратите внимание: люди выходили на митинги в массе своей не за кем-то. Они выходили ради себя. Возможно, тот самый желанный миллион человек и выйдет на улицу. Но только тогда, когда каждый из этого миллиона будет знать, чего он хочет и что он может предложить.