Эротическое путешествие

Леди Гага не покорила Москву

12 декабря в Москве выступила Леди Гага - во второй раз за свою карьеру. За время, прошедшее с момента своего первого приезда в 2009 году, Гага стала поистине главной поп-звездой современности, этакой новой Мадонной: она сумела одновременно расшевелить мир поп-музыки, остроумно пародируя и провоцируя его, и идеально вписаться в него, благодаря насмерть привязывающимся песням. "Лента.ру" сходила на концерт, чтобы оценить, куда путь успеха привел певицу.

Когда Леди Гага в первый раз приезжала в Москву, ее песни только-только начинали душить местный радиоэфир, бюджеты ее сценографии не достигали миллионов долларов, у самой певицы было обычное пергидрольное каре, полуголая задница, мощная фонограмма бэк-вокала и пара гоу-гоу юношей на подтанцовках. Три года назад она давала концерт в гламурном клубе Famous (на входе - фейсконтроль: выглядеть надо было примерно так же, как певица), однако мало кто, за исключением, кажется, завсегдатаев клуба, туда по-настоящему рвался.

Вчерашний Олимпийский был заполнен не менее разномастной публикой, чем та, которую каждый день можно встретить в московском метро - разве что старшее поколение представляли только ответственные мамы, не решившиеся отпустить малолетних дочерей одних на концерт. За три года Леди Гага стала поистине народной певицей - у нас не в меньшей степени, чем на Западе. Полуголая задница осталась при ней, фонограммные бэки прибавили в мощи, а эротические молодые люди - в числе и расовом разнообразии. Тем не менее, за прошедшие три года с певицей произошли глубокие, если не сказать необратимые перемены.

Основная декорация шоу - гигантский подвижный замок, достойный цирка братьев Запашных. Поначалу кажется, что примерно в нем и находишься: на сцену вышагивает лошадь в позолоченной броне в окружении свиты в диковинных костюмах с флагами с загадочной аббревиатурой G.O.A.T. На лошади сидит нечто в объемном проволочном шлеме, и кажется, что именно оно и поет. В следующей сцене на зрителя смотрит двухметровая вагина, из которой певица рожает сама себя - чтобы не забыли: последний альбом Леди Гаги называется "Born This Way".

Пишут, что у этого шоу есть единый продуманный сюжет, о чем свидетельствует периодически спускающаяся с потолка зеленая голова "Матери-монстра", которая вещает нечто о сбежавшей инопланетянке Гаге, желающей освободить людей. Но вряд ли погружение в этот сюжет всерьез способно что-то изменить в восприятии зрителей. В дальнейшем им предстоит увидеть Гагу в космическом шлеме в форме головы Чужого, в платье из белых пластин, в пластиковом аналоге знаменитого наряда из сырого мяса, в розовом платье из оригами-журавликов; Гагу, подвешенную на крючке вместе с говяжьими тушами; Гагу-мотоцикл; Гагу, засунутую головой в мясорубку; и еще множество номеров и костюмов, совсем не поддающихся внятному описанию. Чего увидеть практически не получилось, так это Гагу-певицу: очевидно, что с головой в мясорубке или неистово тряся розовыми локонами так голосить вживую невозможно, притом что большая часть песен воспроизводятся звук-в-звук, как на студийной записи. Остается хореография, которая не то чтобы поражает воображение.

Когда певица, перестав тереться о партнершу по танцу, разгоняет свой кордебалет, чтобы вытащить на сцену четверых обезумевших от счастья фанатов (среди них - исключительно фрики с вызывающим вопросы макияжем), кажется, что вот сейчас-то мы, наконец, увидим в прячущейся за тысячей масок и фонограммных подпевок Гаге что-то человеческое. Но немузыкальная пауза невыносимо затягивается, дежурные фразы о том, что надо быть свободными, любить геев, не бояться законов, - с обязательным употреблением слова "правительство" для вескости, - не кончаются битых полчаса.

На смену обнимашкам с фанатами опять приходит цирковая махина - и тут понимаешь, что больше от концерта ждать нечего. Гейская свадьба с мексиканским соло-гитаристом, бюстгальтер с чашечками-автоматами на "Alejandro", шляпа с рогами, переливающийся радужными цветами замок - словом, дурной вкус, восторжествовавший на сцене с первых минут шоу, не покинул ее до самого конца.

Впрочем, удивляться не приходится: поворот в сторону чудовищной дичи Леди Гага совершила почти одновременно со своим первым приездом в Москву. Тогда она, поскакав в первых своих клипах типичной клубной девицей на шпильках, в блестках и очках на пол-лица, выпустила клип на "Paparazzi", в котором заявлялась на вечеринку на костылях и превращала их в атрибут танца. Именно тогда Гага, способная, без дураков, писать поп-хиты на уровне Мадонны, предстала этакой деконструкцией глянцевого поп-мира, выворачиванием его наизнанку. Похоже, именно в этом певица в итоге и перестаралась. Не так уж важно, кто придумывает все эти гигантские вагины, разборные замки и мясорубки, - на выходе получается, что, пестуя фриковость, певица переигрывает сама себя. Если у фриков обычно все настолько плохо, что уже хорошо, то Шоу Гаги в его нынешнем виде - это настолько плохо, что уже опять плохо. Лучше бы она просто пела - как в старые добрые времена: