Новости партнеров

Пропаганда позитива

Справорос Олег Михеев рассказал "Ленте.ру", почему надо наказывать за плохие новости

Депутат Госдумы от "Справедливой России" Олег Михеев, которого недавно едва не лишили мандата, в декабре 2012 года выступил с весьма экстравагантной инициативой. Он подготовил и внес законопроект "О защите населения от информации", то есть об ограничении количества плохих новостей в СМИ. В интервью "Ленте.ру" депутат объяснил, что журналистов и редакторов нужно наказывать за пропаганду педофилии, насилия, экстремизма и приближающегося конца света.

"Лента.ру": Итак, вы предложили сажать журналистов за плохие новости. Зачем вам это?

Олег Михеев: Мою инициативу извратили как только можно и даже как нельзя. Ни о каких посадках журналистов вообще речь не идет. Никакой речи нет и о цензуре. Сегодня слишком много негативной информации выливается на голову нашего населения. И, проехав по Европе, Америке, [я увидел, что] нет нигде такого информационного давления, как у нас.

Я считаю, что такие события, как взрыв, теракт, убийство, насилие или педофилия, должны освещаться, но освещаться следующим образом: "такого-то числа произошло такое-то событие, погибло столько-то человек, виновен такой-то, поймали, не поймали". Информация в обществе должна быть, но я против того, чтобы показывали весь взрыв - как люди падают, у кого-то там голова-рука отрывается... Неужели приятно это смотреть родственникам тех, кто погиб? Мне, например, неприятно.

Более того, психологи говорят о том, что сегодня большинство людей, особенно среди женщин, вот это насилие, убийства воспринимают отрицательно. Есть специализированные каналы - порнография там, еще что-то, то есть человек, который ищет информацию, он должен приложить усилия, поискать, заплатить за нее - и ради бога, мы их не ограничиваем. Но основные федеральные каналы и радиостанции, основные газеты не должны показывать вот это все.

Вы считаете, что от плохих вещей можно просто отгородиться, что ли? Это же несерьезно, мы же не дети.

Нет, но, если это произошло, нужно озвучить, что произошла катастрофа, показать, если нужно, самолет, но не нужны эти мелочи, которые вызывают неприятные ощущения. Я помню четко, по НТВ показывали, когда в Чечне пополам труп разрубили как-то и в разные стороны растаскивали.

Когда два года назад избили журналиста Олега Кашина, Life News распространил видео его жестокого избиения. Это может кого-то испугать и расстроить, но, когда ты видишь, как именно это происходило, беспрецедентность этого события куда более наглядна.

Мы разве преследуем цель, чтобы наши люди находились все время под страхом? Видео избиения я не видел, но для меня информации, что избит журналист, в принципе достаточно.

Сейчас люди разбились на две части. Одна говорит: "Откуда берутся такие уроды депутаты, которые жизни не знают, но хотят запретить говорить всю правду, надо их из Думы гнать". Они прочитали искаженную информацию. А другая девушка пишет мне: "Я была в декрете два года, и к концу каждого вечера у меня депрессуха, потому что все, что я вижу по телевидению, было просто ужасно. Из-за этого я потеряла мужа, из-за этого у меня проблемы с детьми".

У нас сегодня человек просыпается утром, получает заряд бодрости в виде очередного куска мяса, идет на работу, а женщина не понимает, что с ней происходит, она в депрессухе, после работы приходит, получает еще допинг с ТВ, потом приходит муж с работы, и у них происходит - раз! - [скандал]! Люди же не понимают, что это вечное нагнетание, что у нас все плохо, сказывается.

В Египте там, в Таиланде, во многих странах люди живут гораздо хуже, чем наши люди. Но они все улыбаются, они счастливы, потому что им информация преподносится по-другому. Я даже так скажу, что если стратегию государства не поменять в смысле преподнесения информации, то мы проиграем. Эксперименты же проводились, что если человека закрыть на тридцать дней в одну комнату и говорить ему, что он идиот, то он через тридцать дней будет считать, что он идиот.

По-моему, люди уже и без того к терактам относятся как к чему-то обыденному.

Что, если бы Жуков построил войска перед Берлином и сказал: "Там все плохо, вы все погибнете"? Во время войны-то было хуже, чем сейчас, но люди с таким энтузиазмом шли в бой, за Родину отдавали жизнь, потому что они верили, потому что они видели ту светлую и яркую картинку, которую им рисовали. А мы сегодня не рисуем.

Так это же была пропаганда!

Пропаганда, да. У нас сегодня пропаганда позитива отсутствует. Мы тем самым наше население заводим в тупик. Сегодня (интервью проходило 12 декабря, когда президент РФ Владимир Путин выступил с посланием Федеральному собранию - прим. "Ленты.ру") президент озвучил, что, слава богу, тенденция к увеличению рождаемости у нас пошла. Потому что приложили усилия, потому что начали программу [повышения рождаемости] запускать, потому что начали говорить, что будут давать то-то и то-то - и пошли изменения.

По-моему, как раз по телевидению негатив замалчивается, а позитива хватает.

Я вас умоляю… Вы сколько раз слышали за последний год, что 21 декабря будет конец света? Я в день это слышу несколько раз. Все эти мистические программы о том, как все исчезает, восемь сценариев, как Земля может погибнуть.

А почему это негативное событие? Это же позитив, бог заберет к себе лучших.

Это для вас, наверное, позитив, а для людей из Новосибирской области - нет. Позитив для тех, кто верит, что лучших заберут…

У нас же православная страна!

Даже православные люди хотят жить.

Ладно, но я говорю, что государственные СМИ и без того замалчивают проблемы, а вы предлагаете их замалчивать вообще всем теперь.

Нет. Когда я приезжаю и общаюсь с людьми, особенно в деревнях, в которых есть два канала, то у них как раз есть страх. Вопрос, который они задают: "Зачем нам это показывают?"

Ваша инициатива касается не только телевидения?

Вот есть Life News, газета "Твой день". Я вчера открываю, а там смакование того, что три девочки убили свою сверстницу за то, что ее приревновали к молодому человеку. Я понимаю, что журналистам нужна сенсация, и они с разных сторон все это обыгрывают. Они делают так, чтобы вызвать эмоции. Потом молодежь смотрит и начинает защищать этих девочек, и потом другая девочка подумает, что можно замочить свою соперницу, ведь тех-то отпустили, потому что они несовершеннолетние. Я считаю, что это уже пропаганда.

Педофила показывают, и он рассказывает - у него слюни текут - как он девочку тут насиловал, показывают ее фотографии с места преступления. Это научное пособие, я по-другому это не воспринимаю. Информация должна соответствовать определенным рамкам. Вот эти рамки нужно определить. Вот американское правительство в процессе выхода из Великой депрессии стало показывать фильмы о хорошей жизни, танцах. Людям стали сеять именно зерна позитива. Как только посеяли позитив, он стал прорастать - появились другие кумиры, появились другие ценности, и народ шаг за шагом выбрался.

В вашем законопроекте речь идет о введении планки в 30 процентов негативных новостей. Это что такое вообще?

Сегодня - статистика есть - 70 процентов всей информации, которая у нас есть? - это негатив, и всего лишь навсего 30 процентов позитива.

Это кто определил?

"Левада-центр" провел социологические исследования...

То есть это просто люди так думают?

 "Левада-центр".

"Левада-центр" опрашивает людей, то есть это совершенно не объективное исследование.

Во-первых, это могут быть не мнения людей, а, может быть, они промониторили, что происходит сейчас за какой-то период времени у нас в средствах массовой информации.  

Вы же понимаете, что невозможно оценить объективно, позитивный сюжет или негативный.

Давайте мы сейчас не будем… Есть такие данные. Поэтому я предложил просто взять и перевернуть: 30 процентов - это будет негативная информация, а 70 процентов - позитивная. Вот отсюда взялась эта пропорция.  

То есть она будет в законопроекте?

Я думаю, что в законопроекте этого не будет. Будут определены рамки описания всех событий - что нужно говорить в случае, если произошла катастрофа, убийство, объяснить, что журналист не имеет права делать. Не имеет права яркие картинки рисовать, делать фотографии, выкладывать на Первый канал видеозаписи взрыва и так далее. Я не считаю, что это вообще ограничение - это просто элементарная норма этикета.

Что именно делать нельзя?

Дело в том, что в свой закон, как бы я ни старался, я не пропишу все, нужно поменять мышление людей. Вот врач дает клятву Гиппократа - и то же самое должно появиться у журналиста. Чтобы любой журналист смотрел, не навредит ли он своим репортажем или фильмом здоровью человека, не воздействует ли он на человека так, что тот возьмет ружье, а маленький мальчик пойдет и изнасилует кого-то.

Есть такой принцип "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать". Поэтому, когда казнили Хусейна, его труп показывали.

Если и показать, то только разово, чтобы доказать, что Хусейна убили, или показать, как рушится здание. Но это событие (имеется в виду теракт в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года - прим. "Ленты.ру"), которое они (власти США) преподнесли так, что напали на Америку. Им нужно было это показать. Более того, мы же сегодня понимаем, что это было сделано, опять же, не бин Ладеном. Это был определенный шаг, который они сами сотворили. Ну сотворили и показали, отыграли они это дело.

Ого, а если Доку Умарова убьют? Его показать нельзя, а на "Кавказ-центре" (пропагандистском ресурсе северокавказских боевиков) напишут, что Умаров жив.

Если нужно доказать, то можно выбрать фотографию одну, которая покажет, что это произошло. Или набрать комиссию из 10 человек, которым доверяем, и они скажут: "Да, мы видели его мертвым". Все, этого будет достаточно. Ведь "Справедливая Россия" предлагала создать общественную комиссию, которая как раз и будет регулировать такие вопросы. Убили - поехала комиссия, посмотрела и говорит: "Подтверждаем от всех партий".

Хорошая идея. А экстремизма это касается?

Конечно.

То есть ролики Pussy Riot, которые были недавно признаны экстремистскими, показывать нельзя?

Pussy Riot можно показать, просто нужно понимать, что показывать, чтобы это была информация, а не шоу.

Или вот видео выступления националиста Константина Крылова на митинге "Хватит кормить Кавказ!", за которое его хотят признать экстремистом.

Здесь нет того, о чем я говорю - здесь нет крови. Это его высказывание, это митинг, это политическое событие, его нужно показать, и это совершенно другая тема, которая не касается того, о чем я говорю.

Так в том и проблема, что ваш закон власть сможет использовать во вред свободе слова.

Сегодня есть законы, которые направлены на то, чтобы не показывать порнографию, но журналисты имеют лазейки, потому что отсутствуют принципы.

Принципы по закону не введешь.

Вы считаете, что не надо этим заниматься, пусть все идет как идет?

В целом да.

Вот здесь мы с вами расходимся во взглядах. Я не вижу будущего у той пропаганды, которая сегодня происходит на каналах, это пропаганда - пропаганда на насилие, на убийства, на панику, на поднятие температуры страха у людей.

А правда, что вы хотите журналистов на 5-6 лет сажать?

Если сегодня кто-то начнет показывать расчлененку, порнографию, то у нас есть же статьи за педофилию и так далее. Можно говорить, что журналист не совершил насилия, но я говорю: "Хорошо, если за преступление 20 лет, то тогда от 4 до 6 лет журналисту". Так я в дискуссии сказал. Но я не ставлю вопрос сегодня о наказании, такого вопроса не звучит.

Но ответственность за это должна быть. Как назвать человека, который взял и на всю страну запустил фильм со своими интерпретациями - может быть, даже больными интерпретациями. Он не убил, но, может, после этого 20 или 100 девочек возьмут и убьют своих соперниц.

Так что надо делать с такими журналистами?

Если будут приняты правила игры, то таких журналистов до этой работы нельзя допускать.

Об уголовной ответственности, я так понимаю, речь не будет идти?

В этом законе нет.

А в каком будет?

Подождите, вы хотите, чтобы я вам рассказал, какие законы я начну выдвигать?

Вот вы, похоже, в принципе считаете нормальным сажать людей, которые распространяют информацию о каком-то преступлении. Вот когда "Единая Россия" предлагала закон о клевете, они тоже все благими намерениями объясняли.

Закон о клевете в мирное время, когда нет выборов, работать не будет. Но когда пойдут выборы и журналисты будут поддерживать оппозиционные партии, писать статьи про оппозицию, то появляется инструмент давления на этих журналистов.

А вот этот ваш закон таким инструментом не является?

Не является.

Мой главный редактор предложила вам попытаться еще ограничить восход солнца, дождь и снег.

Я с вашим главным редактором не общался и я не знаю, какой источник она получила и от чего отталкивалась. Информацию эту давать нужно, но не просто то, что хочет журналист. А у нас есть журналисты со специфическим воображением, и они начинают свою интерпретацию через СМИ доносить до других людей.

Вы же, наверное, знаете, что особенно часто эксклюзивные видеоролики с места катастроф и преступлений выкладывает Life News. А вы с Арамом Габреляновым давние враги. Это ваша месть?

Вы знаете, я вообще считаю, что у меня нет врагов. В данном случае, если люди зарабатывают, это их право. Более того, Life News не читают бабушки, дедушки - большинство потребителей, которые получают информацию. Life News больше для профессионалов и для тех людей, которые живут в интернете. В данном случае бороться с одним средством массовой информации и лично с Габреляновым не является моей целью. И еще раз - пусть он занимается чем считает нужным.

Но вы же даже по лицу Араму Ашотовичу дали?

А какая связь между моим законом и носом Арама Ашотовича? Габрелянов здесь вообще ни при чем.

Тогда, может, этот закон - просто попытка отвлечь внимание от ваших проблем с возможным лишением статуса депутата?

А у меня нет проблем с лишением статуса депутата. Если мы внимательно посмотрим, где появился фильм о ведении переговоров, то это все опять же идет от одного и того же источника (речь идет о Life News). И если говорить о самой проблеме, то она создана искусственно.