Танго танцуют вдвоем

Россия назвала «перезагрузку» отношений с США сбоем в системе

Фото: Ian Waldie / Reuters, архив

В конце января 2013 года США отозвали своих представителей из совместной с Россией рабочей группы по развитию гражданского общества, отметив, что поступают так в знак протеста против действий российских властей. В ответ Кремль выразил сожаление, что Москва и Вашингтон теряют формат для диалога, но особенного беспокойства в этой связи не обнаружил. Российские власти, кажется, смирились с тем, что политика «перезагрузки» в отношениях с США сейчас сходит на нет.

В 2009 году по решению президентов России и США Дмитрия Медведева и Барака Обамы была создана двусторонняя президентская комиссия, в рамках которой действуют несколько рабочих групп, посвященных разным направлениям российско-американского взаимодействия. Среди прочих была создана и рабочая группа по вопросам гражданского общества. Само существование такой рабочей группы, как и в целом президентской комиссии, рассматривалось как символ российско-американской «перезагрузки», хотя стоит признать, что гражданские права вряд ли могли стать базой для улучшения отношений двух стран. Вскоре после создания группы, сопредседателем которой какое-то время числился кремлевский идеолог Владимир Сурков, ее критиковали как отдельные российские официальные лица, так и правозащитники. Не способствовал успеху рабочей группы и тот факт, что еще один бывший ее сопредседатель, посол США в России Майкл Макфол, приехав в Москву в январе 2012 года, первым делом пригласил к себе на встречу российскую оппозицию, за что немедленно подвергся яростной атаке со стороны прокремлевских СМИ.

В 2012 году процесс «перезагрузки» и вовсе столкнулся с непреодолимыми трудностями, прежде всего идеологического характера. Стало очевидно, что при всей симпатии лидеров США и России (выразившейся, среди прочего, в присоединении России к ВТО, отмене поправки Джексона-Вэника и появлении перевалочного пункта НАТО в Ульяновске) Вашингтон просто не сможет игнорировать рост антиправительственных настроений в России и, соответственно, будет вынужден сыпать соль «демократии» на кремлевские раны, нанесенные Болотной площадью. В итоге именно так все и вышло. С подачи Кремля были ужесточены правила уличных протестных акций, многие оппозиционные лидеры оказались кто за решеткой, а кто под следствием. Вашингтон выражал озабоченность и призывал Москву соблюдать права человека — за что представители российского политического бомонда в унисон обвиняли его в спонсировании оранжевых настроений. В довершение Москва запретила работу американского Агентства по международному развитию USAID, которое, среди прочих проектов, поддерживало российские НКО.

Рабочая группа по гражданскому обществу была двусторонним механизмом, но под напором Москвы американцам не оставалось ничего другого, как свернуть ее деятельность, хотя бы для того чтобы не позориться перед собственными налогоплательщиками. Тем более что антиамериканская риторика Кремля лишь усилилась после того, как Обама поставил подпись под «законом Магнитского». В ответ на этот ход со стороны США, ограничивший по ряду параметров (включая визовые) тех российских госслужащих, которых Вашингтон считает причастными к ущемлению прав человека, Госдума «асимметрично» запретила американцам усыновлять российских сирот. Ситуация с «законом Магнитского» явно зашла в тупик, что грозит сворачиванием российско-американского диалога уже и в тех сферах, которые никакого отношения к правам человека и злоключениям российской оппозиции не имеют.

«Перезагрузка», с самого начала подававшаяся как одно из главных достижений администрации Обамы в отношениях с Россией, неоднократно подвергалась критике со стороны оппонентов президента США. Более того, Обаму даже уличили в заигрывании с Москвой ради сохранения видимости конструктивных отношений — виной тому стала секундная неосторожность главы Белого дома. В январе 2013 года на американского президента обрушилась с критикой неправительственная организация Freedom House, представители которой обвинили Вашингтон в мягкости по отношению к Москве. Россию при этом Freedom House записала в разряд несвободных стран, в компанию к Саудовской Аравии и КНДР, отметив, что ситуация в стране ухудшилась после возвращения Владимира Путина в кресло президента.

Москва, однако, попыталась найти выход из положения, предложив воспользоваться им и Вашингтону. В январе министр иностранных дел России Сергей Лавров, подводя итоги 2012 года, предложил своим американским коллегам оставить наконец в покое права человека и сконцентрироваться на сотрудничестве с Россией в вопросах безопасности, таких как противодействие экспансии исламистов в мире, расширение НАТО и создание системы ПРО (по оценке Лаврова, этот вопрос — главный раздражитель в отношениях Москвы и Вашингтона).

«Мы будем последовательно и твердо отводить попытки вмешиваться в наши внутренние дела и читать нам лекции, тем более что сами «лекторы» небезупречны во многих смыслах. Но мы не станем вставать в позу обиженных и отказываться от всех других направлений сотрудничества», — отметил Лавров, сообщив, что намерен обсудить все ключевые вопросы с вице-президентом США Джо Байденом в Мюнхене в феврале. Министр также добавил, что Кремль ждет ответа Обамы на предложение о встрече с Путиным.

Лавров пояснил журналистам, что США, заявляя о «перезагрузке», прежде всего, видимо, намеревались перезагрузиться сами, и отметил, что на этом пути Вашингтону и Москве все же удалось достичь целого ряда успехов. «Изменилась атмосфера на всех уровнях российско-американского взаимодействия: была создана Российско-Американская президентская комиссия, подписан Договор об СНВ, ратифицировано долго пылившееся в Сенате и выгодное для американских и российских компаний Соглашение «1-2-3» о сотрудничестве в мирном использовании ядерной энергии, заключено Соглашение об облегчении визового режима и так далее», — отметил министр. На вопрос же о том, пришел ли «перезагрузке» конец, глава МИД РФ заметил, что перезагрузка не может длиться вечно. «Если это компьютерный термин, то всем должно быть понятно, что вечная перезагрузка — это сбой в системе, который означает, что она зависла», — привел аналогию чиновник.

В ходе пресс-конференции Лаврову пришлось прояснить и позицию Москвы относительно «закона Магнитского». По оценке министра, данный закон стал новым «раздражителем» в отношениях двух стран, а американская сторона «цинично использовала человеческую трагедию», чтобы наказать Москву. Оставлять такие действия без ответа, указал министр, Россия не имела права, «так как есть определенные законы в отношениях между государствами». При этом Лавров, в свое время сам выступивший против закона о запрете на усыновление, допустил, что новая администрация Обамы «сделает выводы из печального опыта и будет вести себя так, как договаривались — на основе взаимного уважения, равноправия, взаимной выгоды и без попыток вмешиваться во внутренние дела друг друга». Вторит Лаврову и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. В интервью американским журналистам он, в частности, заявил, что строить дружественные и партнерские отношения в одиночку Россия не может — «танго танцуют вдвоем».

Не исключено, что Вашингтон воспользуется предложением Москвы, тем более что никакого реального влияния на внутриполитическую ситуацию в России США все равно не имеют, а проблем в отношениях с Кремлем у Белого дома и без прав человека полно (прежде всего, это сирийский вопрос и вопрос о расширении НАТО). Поэтому в ближайшие годы «закон Магнитского», видимо, займет место поправки Джексона-Вэника, Вашингтон и Москва приступят к традиционным для них трудным переговорам о сокращении вооружений, а отношения между двумя странами будут постепенно ухудшаться. «Сегодня нет поводов для улучшения российско-американских отношений. И их давно уже нет», — отмечает политолог Николай Злобин.

В ближайшие годы Россия вряд ли станет приоритетным направлением внешней политики США, поэтому критики Обамы больше не смогут уличить президента в потакании своему российскому коллеге. К тому же с принятием «закона Магнитского» положение у американского президента стало куда свободнее, чем до выборов. Конечно, он вряд ли решится на прямую конфронтацию с Кремлем, однако в то, что Обама перестанет обходить острые углы в отношениях с Путиным, верится довольно легко, как, впрочем, и в то, что политика «перезагрузки» потерпела фиаско. В каком-то смысле она действительно оказалась сбоем, и теперь система российско-американских отношений возвращается на круги своя.