Здесь страшно жить

Отлучение от власти в России стало ключевым риском

Зал заседаний президиума правительства РФ
Зал заседаний президиума правительства РФ
Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости

Прокуратура намерена добиваться уголовного преследования Ахмеда Билалова, уволенного с поста председателя совета директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа» после критики Владимира Путина. Впервые призрак политической реакции материализовался в современной России еще в 2012 году, когда недоверие власти к гражданам вылилось в целый ряд спорных законодательных инициатив. Однако его новая инкарнация грозит неприятностями уже не только тем, у кого есть стилистические разногласия с Кремлем, но и преданным лоялистам.

Бегство в Германию Ахмеда Билалова (и его брата Магомеда), бывшего председателя совета директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа» и вице-президента Олимпийского комитета России, стало неожиданностью. Но неожиданностью понятной — месяц назад Билалова раскритиковал за срыв сроков возведения трамплинов в Сочи президент Путин, а неделю спустя прежде влиятельный менеджер (формально к трамплинам отношения не имевший), разместив у себя на странице в Facebook ролик «Как пилят деньги на Олимпиаде», лишился всех постов и покинул страну.

Возвращаться на родину господин Билалов, надо полагать, в ближайшее время не намерен: после стремительной проверки его работы в КСК прокуроры вскрыли «факты расточительства и необоснованных затрат средств общества на поездки Билалова А.Г. и руководства компании в страны дальнего зарубежья с использованием элементов роскоши». Прокуратура обещает принять по итогам проверки «исчерпывающие меры реагирования» и требует от полиции завести уголовное дело, а русский Forbes уверяет, что братья Билаловы старательно избавляются от своих проектов в Сочи.

Не столь важна настоящая подоплека увольнения Билалова — а в СМИ, помимо официальной версии причины отставки (сорвал сроки строительства олимпийских объектов), приводились и неофициальные (в частности, связанные с аппаратным противостоянием главы «Роснефти» Игоря Сечина и вице-премьера Аркадия Дворковича, ослаблением бизнес-групп, близких к премьер-министру Дмитрию Медведеву, и так далее). История с Билаловым поучительна сама по себе, причем вовсе не в качестве примера подковерной возни элит.

Дело в том, что в этой истории идеально воплотился сценарий, к которому все чаще прибегает власть для публичного разжалования очередного генерала российской госэкономики. После увольнения Билалова пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову пришлось специально уточнять, что «речь не о том, чтобы кого-то превратить в козла отпущения» — уволен Билалов, мол, был потому, что «за срыв сроков кто-то несет и должен нести персональную ответственность». Но подобные комментарии не слишком-то вяжутся с реальностью. Недаром Светлана Журова, работавшая с Билаловым в Олимпийском комитете, сразу после увольнения менеджера заявила, что ожидает пополнения рядов «стрелочников», так как на всех Олимпийских играх хватает «накосячивших» и вопрос заключается лишь в том, кого сделают следующим виноватым.

Стоило Владимиру Путину сорвать эполеты с «товарища» Билалова, и бизнесмен за считанные дни оказался в глубокой опале. Государственные СМИ сообщили о попытках менеджера приватизировать энергосистему Северного Кавказа, а прокуратура и следователи бросились искать (и, естественно, нашли) компромат на вчерашнего «неприкасаемого». Сам же фигурант скандала на всякий случай отправился на лечение за границу, откуда вяло комментирует происходящее и отнекивается от достающих его журналистов. Сторонним наблюдателям теперь остается лишь удивляться избирательной близорукости российской Фемиды, которая до поры прощает сильным мира сего любые их проступки, а затем с удовольствием берет виноватых в оборот.

Диковатая особенность этого нового способа самоочистки российской властной системы наметилась еще в ходе отставки министра обороны Анатолия Сердюкова, но заблистала позднее, когда глава администрации президента Сергей Иванов доверительно пояснил журналистам, что на протяжении нескольких лет знал о финансовых нарушениях, допущенных при разработке системы ГЛОНАСС, но молчал и «терпел», так как боялся помешать следователям. В том же эфире Иванов пространно размышлял по поводу брезгливости, которую вызывают у него те, кому «в конце концов государство доверяло и выделило огромные деньги для определенных целей, и они, мягко говоря, используются не по назначению».

Неопределенность условий негласного договора, неформально гарантировавшего «элементы роскоши» в обмен на согласие работать в невыносимых условиях госконтрактов, на глазах оборачивается настоящим хомутом для всех участников многочисленных частно-государственных партнерств. В последние полгода привычная формула «то, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства», все чаще действует с поправкой на переменчивость погоды в Кремле. В любой момент легкость доступа к финансовым потокам может быть использована против вас, а ставший уже привычным стиль жизни — обернуться поводом для множества юридических недоумений. Гарантий того, что все ограничится отставкой, государство больше не выдает, а значит, беспокойство элит будет только возрастать.

Для «государственников», получивших допуск к дележу сырьевой ренты через участие в масштабных государственных проектах, сейчас ключевым становится вопрос о существовании той невидимой границы, за которой почетная отставка заменяется в лучшем случае свободной неделей, отведенной на сбор манаток и выбора страны временного пребывания. Для тех же, кто не вышел статусом, но также включен в правящий слой, привыкший к роскошному потреблению, изгнание Билалова — это еще один намек на то, что недовольство избирателей масштабами коррупции в государственном секторе при случае будет трансформировано Кремлем в политические дивиденды именно за счет вывешивания на трезубцах шкур «проштрафившихся».

Владимир Путин после возвращения в Кремль принял целый ряд мер, направленных на усиление управляемости вертикали власти, частично утраченной в результате разгула коррупции. Это оборачивается не только проверкой на лояльность для «своих», но и запускает механизмы по выборочной очистке элит от привычной скверны.

Перевод некогда всесильных капитанов государственного бизнеса в разряд чиновников, которым запрещают держать банковские счета за рубежом «в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации», — процесс, безусловно, болезненный. Но куда болезненнее для властного сословия (а это далеко не только чиновники и политические лидеры, но и околовластная олигархия) в конечном итоге оказываются действия их вчерашних соседей по вертикали. Ведь именно они с готовностью разрывают на куски любого, кто выпал из властной обоймы, но не успел выторговать себе место под европейским солнцем.

И инциденты, подобные тому, что произошел с Билаловым, не должны вводить в заблуждение: борьба с коррупцией, оттоком капитала и злоупотреблениями управленцев — следствие того, что власть вынужденно отказывает в доверии собственным ставленникам. Вот и газета «Ведомости» уверяет, что по требованию президента Путина в госкомпаниях введена практика неформальных специальных отчетов о сделках, которые проверяют Росфинмониторинг и налоговики, выискивая упущенные аудиторами нарушения.

Вера в то, что в российском обществе есть лакуны, невидимые для правоохранительных органов и неуязвимые для общественного мнения, разрушается на глазах. Новые вводные сотрясают властный монолит, еще вчера ощущавший себя единым целым прежде всего из-за отсутствия страха перед возможными репрессиями (недаром ни одна работа в России не пользуется такой популярностью, как госслужба) и раскулачиванием. Власть оказывается непредсказуемой, недоговороспособной, и вдруг обнаруживается, что даже лоялисты не могут рассчитывать на безопасность.

подписатьсяОбсудить
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 240 человек
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
A Turkish army tank and an armored vehicle are stationed near the border with Syria, in Karkamis, Turkey, Tuesday, Aug. 23, 2016. Turkish media reports say Turkish artillery on Tuesday launched new strikes at Islamic State targets across the border in Syria, after two mortar rounds, believed to have been fired by the militants, hit the town of Karkamis, in Turkey's Gaziantep province. Hurriyet newspaper and other reports said the mortar rounds were fired from IS-held Jarablus, Syria.(IHA via AP)Новый поворот старой войны
Зачем Турция вошла на территорию Сирии
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон