Этому кашу дала

«Золотые маски» вручили и корифеям, и новаторам

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

На сцене Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко 16 апреля в 19-й раз вручили крупнейшую в России театральную премию «Золотая маска». Церемония в постановке Нины Чусовой, почти лишенная музыкальных пауз и номеров-передышек, оказалась полностью сосредоточена на премировании лауреатов. Очки в извечной борьбе столичных театров с провинциальными, мэтров с новичками, традиционного с новаторским методично засчитывались то одной, то другой стороне. Кажется, в предъюбилейный год жюри постаралось угодить всем.

И жюри, и члены экспертного совета отмечали, что конкурс 19-й «Маски» выдался не только интересным, но и чрезвычайно разнообразным, а потому выбирать было особенно непросто. Члены жюри искали компромиссы и состязались в даре убеждения, для зрителей же такое многообразие однозначно имеет знак «плюс».

«Золотая маска» разрастается, в основном конкурсе и вне его показали более сотни спектаклей из разных городов и даже стран, так что представление о том, что происходит в театральной жизни, сложилось. Причем показателен не столько список победителей, сколько перечень финалистов — своим отбором номинантов экспертный совет подтвердил: регионы активно наступают и на равных соревнуются со столичными театрами.

Вручение «Золотой маски» началось с премирования работ в жанре оперетты/мюзикла. Здесь в персональных номинациях отметили Манану Гогитидзе и Ивана Ожогина из «Бала вампиров» (Петербург), мюзикла, созданного на основе фильма Романа Полански 1967 года. Сам мюзикл в постановке голландца Корнелиуса Балтуса признали также лучшим спектаклем, что лишний раз доказывает: вампиры и всякая нечисть — тема для искусства благодатная и не теряющая популярности. Премия за лучшую режиссуру ушла к одному из фаворитов Борису Мильграму — и это был первый приз Перми, еще не единожды отмеченной потом в музыкальных номинациях. «Алые паруса» Мильграма обошли другие «Алые паруса» — Нины Чусовой (Новосибирск), зато последнюю постановку отметили за работу дирижера Алексея Людмилина.

Серьезная музыкальная «Маска» в нескольких категориях ушла к пермякам, причем некоторым повезло дважды. Пермский театр оперы и балета во главе с Теодором Курентзисом явно считался фаворитом в этой программе, даже если судить по количеству номинаций — всего 17. В итоге, поборовшись в двух номинациях с самим собой, Курентзис увез две премии — за работу дирижера в опере «Così fan tutte» и балете «Шут». Поднявшись на сцену, он остался верен себе и в очередной раз заявил, что будущее музыкального театра не за столицей, а за периферией.

Признание Перми продолжила «Маска» Надежды Кучер — сопрано, блистательно исполнившей партию Медеи в современной опере «Medeamaterial», впервые показанной на Дягилевском фестивале в 2012 году, но оказавшейся не по-фестивальному серьезной работой. Абсолютный фаворит в персональной мужской номинации Ильдар Абдразаков, солист Мариинки, получил свою «Маску», к удивлению, впервые. Его отметили аж за четыре роли в «Сказках Гофмана» петербургского театра.

Двух «Масок» удостоился и самый известный номинант из оперных режиссеров-финалистов. Дмитрия Чернякова наградили и как режиссера «Руслана и Людмилы», встреченной на сцене Большого театра не только лестными возгласами, но и злобными «позорами», и как художника оперы. Черняков, всегда создающий на сцене действие увлекательное и нетривиальное, в своей благодарственной речи поддержал Большой театр, переживающий нелегкие времена. «Маски» Чернякова стали единственными наградами главного театра страны, до неприличия мало представленного в списке номинантов. И кажется, что члены жюри своим выбором не только выделили самого режиссера, но и выразили таким образом поддержку Большому театру.

Музыкальный критик Юлия Бедерова, судившая в этом году финалистов, в комментарии «Ленте.ру» отметила, что Черняков в некотором смысле создал злободневный спектакль, актуальный для своей сцены и для того времени, в которое он появился. По ее словам, режиссер очень умело работает с ожиданиями аудитории, у которой есть свое представление о материале — Черняков в своих работах рассказывает то, чего публика как раз совершенно не ожидала и не знала.

Зато лучшей оперой ожидаемо стал «Сон в летнюю ночь» Бриттена в постановке Кристофера Олдена, совместная продукция Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко и Английской национальной оперы, едва не оказавшаяся жертвой блюстителей ложной нравственности. Оперу на стадии репетиций забрасывали обвинениями в аморальности и пропаганде педофилии, хотя на самом деле ничего крамольного в постановке нет. Уже после церемонии вручения заместитель секретаря генсовета «Единой России» и вице-спикер Госдумы Сергей Железняк заявил, что опера Музтеатра «извратила метастазами педофилии шекспировское произведение до неузнаваемости». Случай со «Сном» еще раз свидетельствует о том, что тему свободы в творчестве, о которой на церемонии говорили лишь несколько лауреатов, нужно поднимать значительно чаще и активнее.

Однако присуждение «Маски» опере Бриттена, по словам членов жюри, не было продиктовано ее нелегким путем на московскую сцену. Премия — это не акт поддержки, а признание. Как отметила Юлия Бедерова, «Сон в летнюю ночь», принесенный из-за рубежа, по своему языку и смыслу — явление мировой оперной сцены. Однако важно, что работала над оперой труппа Музтеатра — именно она обеспечила постановке фантастический музыкальный уровень.

Жюри демонстрировало щедрость по отношению к представителям современной музыки и после «Medeamaterial». Был отмечен композитор Алексей Сысоев, написавший музыку для мультимедийного музыкального перформанса «Полнолуние», показанного на фестивале «Территория», а сам перформанс признали лучшим в категории «Эксперимент».

Что касается балета, то здесь вновь выдался двойной комплимент. Лучшей балериной по праву стала Диана Вишнева, прима Мариинки, неоднократная обладательница премии, превосходящая конкуренток по уровню мастерства и способности исследовать разные хореографические языки. Ее спектакль «Диана Вишнева. Диалоги» оказался лучшим и в основной категории, обойдя, например, одного из фаворитов сезона — пермскую «Свадебку» современного классика Иржи Килиана. Других столь же явных претендентов не было, и «Диалоги», состоящие из трех частей (не все из которых можно назвать блестящими), победили. Лучшим артистом балета стал танцовщик Театра Бориса Эйфмана Олег Габышев, исполнивший партию Родена в одноименном спектакле. Габышев мастерски погружается в «бездну страданий», которую раз за разом на своих балетах создает петербургский хореограф.

Главной же неожиданностью музыкального конкурса стало присуждение награды за лучший спектакль в современном танце — она досталась постановке столичного театра-студии современной хореографии «Едоки», навеянной творчеством Ван Гога, но не достигшей премиального уровня выразительности. Здесь многие ставили на «Sepia» Татьяны Багановой, где артисты танцуют под песком, который сыплется на сцену из подвешенных колб замысловатой формы, но ни цельность произведения, ни визуальную составляющую должным образом почему-то не оценили.

В конкурсе драматической «Маски» сюрпризов оказалось больше, и объясняются они как разнообразием программы, так и вкусами членов жюри, которые тоже очень разнились. По словам театрального критика Аллы Шендеровой, входившей в состав жюри, среди судей совершенно не было единогласия; в результате, например, без должного внимания остались Кама Гинкас, Константин Богомолов и «Маленькие трагедии Пушкина» Рыжакова в «Сатириконе», хотя их можно было бы отметить.

Константин Богомолов номинировался за два спектакля, в том числе за «Лира», наделавшего много шума в прошлом сезоне. Спектакль по шекспировской пьесе с действием, перенесенным в предвоенное советское время, где женщины играют мужчин и наоборот, вызвал огромный резонанс в театральном сообществе; но на самом фестивале все произошло иначе – его не оценили. Из всей команды спектакля была лишь предсказуемо отмечена удивительная игра Розы Хайруллиной, и только ее.

Хоть и неожиданной, зато совершенно заслуженной критики сочли победу Марата Гацалова как лучшего режиссера в драме, взявшегося поставить «Август: графство Осейдж» в новосибирском театре «Глобус». Шендерова среди прочего отметила его умение работать с артистами и материалом, а также цельность его спектаклей. Победа Марата Гацалова — главного режиссера Прокопьевского драматического театра Ленинского комсомола — не только еще раз вывела в первые ряды периферию, но и окончательно превратила его из молодого экспериментатора в состоявшегося мастера.

Молодых деятелей жюри отметили еще раз, вручив «Маску» в малой форме петербургскому документальному спектаклю «Антитела» Михаила Патласова, основанному на реальных событиях и рассказывающему о трагедии двух матерей, одна из которых — мать погибшего в 2005 году антифашиста Тимура Качаравы, а другая — мать убийцы. По словам одного из кураторов фестивального проекта «Новая пьеса» Кристины Матвиенко, дебют Патласова получился очень честным, особенно важным для петербургской документальной сцены, существующей совсем недавно. Матвиенко отметила игру актрис, коллективную работу всей команды и точную подачу материала — реальных интервью женщин — на острую и болезненную тему, где нет ни правых, ни виноватых. Победа в малой форме, как и год назад, досталась спектаклю злободневному — в 2012-м были отмечены «Отморозки» Серебренникова. «Антителам» же достался и приз критики.

За лучшую мужскую роль в драме «Маску» вручили актеру ярославского Театра драмы имени Волкова Виталию Кищенко, сыгравшему в спектакле «Без названия». Именно эта постановка по Чехову Евгения Марчелли стала лучшим спектаклем большой формы, и хотя ее хорошо принимали на фестивале, спектаклем-победителем она не казалась. Марчелли, назначенный в 2011 году директором театра, смог вдохнуть жизнь и в него, и в спектакль, пусть и не отличающийся концептуальной новизной. По словам Матвиенко, театр Волкова играет Чехова на грани фарса, доводя некоторые ситуации до абсурда, но, несмотря на театральный градус, в спектакле есть присутствие человеческого духа, герои живут по жизненной правде. Главный же герой — с его нервом и депрессивным настроем — оказывается очень современным.

И хотя в главной категории члены жюри, скорее всего, отыскали компромисс, специальными премиями они постарались отметить те совершенно полярные явления и тенденции, которые сейчас существуют в российской театральной жизни. Вслед за премией Светлане Немоляевой (лучшая актриса второго плана в «Талантах и поклонниках» Карбаускиса) жюри вручило специальную премию спектаклю «Пристань» Римаса Туминаса в Театре Вахтангова, ранее названному «Гвоздем сезона». В спектакле заняты корифеи театра, Туминас дал им сыграть те роли, которые они захотели. Появление многих из них на сцене, включая 97-летнюю Галину Коновалову, сопровождалось настоящими овациями. Другая же спецпремия ушла, напротив, молодому режиссеру Дмитрию Волкострелову, ученику Льва Додина, и художнице Ксении Перетрухиной — они вместе сделали несколько спектаклей, полных новаторских решений, в том числе конкурсную «Злую девушку», поставленную на сцене питерского ТЮЗа имени Брянцева.

В этом году оба жюри «Золотой маски» — и музыкальное, и драматическое — явно пытались максимально расширить географию премии и вывести в число победителей самые разные виды и формы театра. Удивительным образом традиционное и новаторское, старые и молодые — все нашли свое место, причем в церемониальном пространстве они сумели избежать конфликта и, кажется, нашли мирную форму сосуществования. Удастся ли жюри сделать это традицией, станет ясно в следующем году, главное — не прослыть неконцептуальными и всеядными.

Культура00:0514 декабря

Кто обитает на дне океана

Кино недели: «Аквамен», спин-офф «Трансформеров» и угнетенные крестьяне