Чресла, качалка

Что получается, когда Майкл Бэй снимает кино «для души»

Кадр из фильма «Анаболики»

Майкл Бэй известен широкой — широчайшей! — аудитории как режиссер напичканных под завязку спецэффектами боевиков с невероятными бюджетами. В его фильмографии числятся «Армагеддон», «Перл Харбор», «Остров» и, разумеется, «Трансформеры». Несколько лет назад Бэй неожиданно анонсировал принципиально иной проект — малобюджетную (относительно) криминальную комедию. Получившаяся в результате лента «Кровью и потом: Анаболики» (оригинальное название — «Pain & Gain») выходит на российские экраны 25 апреля.

Главный «герой» фильма — предприимчивый, но тупой сотрудник спортклуба Дэниел Луго (Марк Уолберг). Сходив на курсы по самосовершенствованию и выяснив, что все люди делятся на «юзеров» и «лузеров», он решает, что пора и ему воплотить американскую мечту — проще говоря, разбогатеть. План Луго весьма прост: нужно всего лишь похитить одного из обеспеченных посетителей тренажерного зала и заставить его переписать на Дэниела все имущество. Однако тренер решает, что один с задачей не справится, и берет в напарники двух качков: еще одного клиента спортзала Эдриена (Энтони Макки) и недавно отмотавшего срок Пола (Дуэйн «Скала» Джонсон). Последний за годы, проведенные в тюрьме, пришел к Христу, бросил пить и решил завязать с насилием — все это, прямо скажем, не на руку Луго.

Кроме всего прочего, подельники оказываются еще тупее тупого руководителя операции. В результате похищение дважды срывается (во время одной из неудачных попыток Эдриен бегает по стоянке у супермаркета в костюме Зеленого Клопа). Когда же жертва — бизнесмен еврейско-колумбийского происхождения Виктор Кершоу (Тони Шэлуб) — попадает в руки к злоумышленникам, те довольно быстро оказываются опознанными. В результате Луго, изначально планировавший провернуть дельце без убийств, решает от Кершоу избавиться. Бизнесмен, впрочем, оказывается живучим — в огне не горит, под колесами микроавтобуса не мрет. Тут еще напарники Луго слетают с катушек, у самого Дэниела нервы шалят, денег хочется больше и больше, люди вокруг мрут. В общем, троица стремительно катится ко вполне предсказуемой развязке.

Фоном для всех этих событий служит Майами — судя по фильму, одно из самых омерзительных мест на всей Земле. Бэй, впрочем, снимает этот город со свойственной ему лихостью: цвета — вырви глаз, камера скачет и вертится так, будто пытается угнаться за гигантским инопланетным роботом. Но если от «Трансформеров» в первую очередь начинала кружиться голова, то «Анаболики» вызывают другую реакцию: что-то среднее между недоумением и тошнотой.

Начать с того, что Бэй на этот раз играет на чужой территории — примерно на той, где обычно выступает Квентин Тарантино. То есть предполагается, что при просмотре «Анаболиков» зрителю время от времени должно становиться смешно. Видимо, когда персонаж Джонсона скармливает свой отстреленный палец карманной собачке. Или когда он же жарит на гриле кисти рук только что убитого Дэниелем порнокороля. К чувству юмора Тарантино можно относиться как угодно, но у Бэя-то его, кажется, и вовсе нет, вот смешно и не становится. Кроме того, фильм еще и основан на реальных событиях (в середине 1990-х банда качков из Майами действительно попыталась разбогатеть при помощи методов, показанных в «Анаболиках»). То есть отпиленные руки, езда на грузовике по физиономии несговорчивого бизнесмена и прочая расчлененка (а также всякие милые детали вроде использование нунчаков во время секса и опознания мертвой женщины по грудным имплантатам) — как минимум отчасти правда. Тогда не очень понятно, почему фильм Бэя должен вызывать приступы смеха, а, например, сводки криминальных новостей — нет.

Представьте, что вам нужно провести полуторачасовую деловую встречу с человеком, работы которого вам не то чтобы нравятся, но вызывают определенное уважение. Ваш собеседник многого добился и, безусловно, является профессионалом в своей сфере. И вот примерно на 15-й минуте разговора он внезапно заявляет: «Вы знаете, мне нравится засовывать в зад дилдо» (пример с потолка, но навеян сценами из «Анаболиков»). Вы думаете: ну нравится и нравится, у всех свои предпочтения, давайте все же к делу вернемся. Но собеседник, почуяв, что вы готовы его выслушать, начинает говорить о размерах, цветах и материалах и останавливаться не собирается — ему самому эта тема кажется чрезвычайно интересной. Более того, когда полтора часа подходят к концу, собеседник внезапно просит уделить ему еще 30 минут.

В данном случае Бэй является именно таким собеседником. То, что у него отсутствует чувство меры, было понятно и по «Трансформерам». Теперь Бэй как бы снял фильм для души (по слухам, компания Paramount согласилась поддержать «Анаболики» в обмен на обещание режиссера заняться постановкой новых «Трансформеров»), и зрители наконец-то узнали, на какие именно темы ему хочется высказываться в свободное от съемок блокбастеров время.

Фильм «Кровью и потом: Анаболики» — главная российская премьера конца апреля, по данным «Бюллетеня кинопрокатчика», на экраны выпускают сразу 1200 копий. Учитывая, что ни официальный синопсис, ни рекламные постеры не дают представления о том, что ждет зрителей, можно предположить, что картину посмотрит весьма широкая аудитория. И даже возрастное ограничение 16+ вряд ли станет помехой — когда это в российских кинотеатрах останавливали родителей, пожелавших посетить недетские сеансы с 12-летними отпрысками? Так что расценивайте этот текст как предупреждение. Да, просмотр «Анаболиков» — это мощный кинематографический опыт, который нескоро забудется. Вот только переживать этот опыт вам, скорее всего, не надо.

Культура00:0213 декабря

Напрасная юность

Героиню детского ситкома раздели и заставили поклоняться Сатане