Истинное православие

Религиозные войны на Украине: верующие делят храмы и бьются с оборотнями

Штурм Свято-Владимирского храма в поселке Новоархангельск
Штурм Свято-Владимирского храма в поселке Новоархангельск
Фото: pravmir.ru

В минувший вторник в Кировоградской области Украины пришлось опечатать Свято-Владимирский храм, построенный в начале 2000-х годов и принадлежавший Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП). Закрытию церкви предшествовала целая эпопея с захватом храма и силовым противостоянием между «раскольниками» — последователями УПЦ КП — и теми, кто остается в лоне Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП). Последняя, как известно, находится в юрисдикции РПЦ и рассматривается украинскими радикалами как структура влияния Кремля.

На фоне социальных и экономических проблем современной Украины за происходящими между различными группами верующих баталиями нельзя следить без некой доли юмора, хотя, надо полагать, для самих участников этих баталий их противостояние является делом сверхсерьезным и, без всякого сомнения, богоугодным. Другое дело, что разделение украинских православных по линии КП-МП, как правило, повторяет аналогичное разделение на сторонников правящей Партии регионов и ее противников, что придает современным «религиозным войнам» на Украине политический подтекст (он, впрочем, играл немаловажную роль и во время Реформации в Западной Европе).

Но вернемся к Свято-Владимирской церкви, расположенной в поселке Новоархангельск Кировоградской области. Храм был построен в начале 2000-х годов и изначально принадлежал УПЦ МП, однако спустя несколько лет перешел в ведение Киевского патриархата, то есть, как утверждали сторонники РПЦ, «был обманом введен в раскол». Осенью прошлого года церковь, по решению областной администрации, была возвращена под протекторат Московского патриархата, однако «раскольники» это решение проигнорировали и покидать храм отказались.

В итоге, как утверждает сайт «Киевское православие», 19 апреля, после обеда, когда верующие, помолившись, разошлись по домам, а на территории остались только несколько прихожан и настоятель, в храм ворвались около тридцати молодых людей. Представившись строителями, они заявили, что явились чинить пол в церкви, после чего выгнали за пределы храма настоятеля и оставшихся прихожан и заперли церковные ворота на замок.

После этого у церкви стали собираться недовольные прихожане, к которым присоединились местные активисты оппозиционных партий «УДАР» и «Свобода». Но «строители» покидать уютное помещение не торопились — по всей видимости, на случай блокады они заранее запаслись всем необходимым. По крайней мере, как поведал журналистам первый заместитель председателя областной организации «УДАРа» Игорь Козуб, запершиеся в храме люди несколько дней «пьянствовали и курили», а когда 23 апреля у церкви собрался митинг, один из «строителей» взобрался на колокольню и «в окно всем нам внизу показал свои половые органы».

Всего у храма на стихийный митинг собралось около пятисот человек. К сотрудникам милиции, уже давно дежурившим у здания, присоединились бойцы «Беркута». Помимо этого в толпе появились люди в характерном одеянии и с нагайками, которые назвались «казаками». Верующие попытались было провести в церковь священника, но запершиеся внутри, открыв ворота, окатили прихожан струей из огнетушителя. В толпе началась драка, происходили стычки с милицией, пытавшейся удержать прихожан от штурма церкви. По итогам противостояния «Свобода» распространила заявление, в котором утверждалось, что бойцы «Беркута» применили против прихожан церкви дубинки и слезоточивый газ. Телеканал ТСН сообщает о десятках «затоптанных, окровавленных людей, лежавших прямо на земле». По другим данным, в районную больницу обратились шесть человек с травмами головы, рук и спины.

К вечеру 23 апреля храм был опечатан, а противоборствующие стороны в лице УПЦ КП и УПЦ МП решили сесть за стол переговоров. Правда, представители Московского патриархата еще раньше успели порадоваться тому, что «Свято-Владимирский храм перешел в лоно Канонической православной Церкви». «Строителей»-эксгибиционистов уже в темноте, под охраной «Беркута», вывела из храма милиция. Между тем, как утверждают прихожане храма, за пять дней, пока захватчики были в помещении, оттуда исчезли десятки дорогих икон.

Побоище, устроенное в Новоархангельске, стало лишь одним из эпизодов войны, в которой помимо двух патриархатов — Киевского и Московского — на равных участвуют представители других ответвлений христианской церкви. И не только христианской. А иногда даже и не церкви вовсе. Так, в августе 2007 года возле Десятинной церкви в Киеве произошла драка между православными и язычниками-огнепоклонниками, которых поддержали скинхеды и, как утверждали в УПЦ МП, «раскольники-филаретовцы» (Филарет – глава УПЦ КП). В драке, в частности, резиновой пулей был ранен «язычник из Одессы, прибывший для захвата храма».

В мае 2007 года сторонники КП и МП подрались на Тернопольщине из-за церкви Святой Троицы. Истовых православных тогда тоже пришлось разнимать бойцам «Беркута», причем в ходе этой миротворческой акции шесть милиционеров получили травмы. В сентябре 2009-го бои развернулись в селе Жукля Корюковского района Черниговской области, где сторонники канонической церкви обвинили «раскольников» и примкнувших к ним «членов фашистко-националистических организаций» в захвате местного храма. «Представители Киевского патриархата со лже-духовенством во главе со лже-епископом напали на молящихся людей, которые охраняли храм, избивая их. Милиция при этом в конфликт не вмешивалась», — заявили в УПЦ МП. Душераздирающие подробности о том, как «с архимандрита Варфоломея сняли крест и его же крестом его били по голове», позже были опровергнуты «филаретовцами», заявившими, что это, напротив, некие засланные «казачки, на одном из которых красовалась футболка с надписью Слава России!», попытались захватить храм, но местные жители, вовремя перешедшие в лоно УПЦ КП, дали им отпор. В ходе драки также применялся слезоточивый газ. Закончилось все тем, что священника Московского патриархата все же вытолкали за забор храма, впустив его противника.

В сентябре 2010-го драка вспыхнула на месте строительства храма Московского патриархата в киевском парке «Юность». Противники возведения храма — активисты партии «Свобода» с примкнувшими местными жителями — атаковали ограду стройплощадки, вступив в потасовку с охраной. Аргументируя свои действия, «свободовцы» заявили, что церковь возводится незаконно и олицетворяет «вмешательство Кремля в наши внутренние дела и наши интересы».

В 2009 году объектом внимания «филаретовцев» стал храм уже Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), который они в итоге успешно «отжали». Хроника событий вокруг Свято-Троицкого храма в Ужгороде, озвученная сторонниками УАПЦ, напоминает средневековые описания обрядов изгнания демонов. Так кульминацией потасовки около церкви в 2010 году, когда патриарх Филарет самолично прибыл к храму, стало, например, «появление на середине площади оборотня в рясе, который рвал на себе волосы и жутко рычал, призывая других филаретовцев и милицию завершить расправу (над последователями УАПЦ — прим. "Ленты.ру")».

Похожий конфликт произошел в Житомире, где священники и прихожане УПЦ КП и Автокефальной церкви подрались за церковь Святой Магдалины. В конфликт, естественно, вмешались несколько человек из местной организации УНА-УНСО. Милиции пришлось опечатать храм и отправить оппонентов решать его принадлежность в суд.

В 2009 году визит на Украину главы РПЦ патриарха Кирилла также сопровождался дракой, так сказать, верующих, представленных с одной стороны казаками (УПЦ МП), а с другой — националистами из УНА-УНСО («филаретовцами»). Прибывшего в Киев Кирилла националисты встретили плакатами «Вон московского попа-колонизатора», «Единый народ — независимая церковь» и вызвали тем самым ярость казаков, принявшихся махать кулаками.

Пока православные делят между собой храмы, Украину продолжают атаковать всевозможные секты. К примеру, на днях обнаружилось, что в Николаеве вот уже пять лет действует секта «Гухьясамаджа», организационно и идеологически связанная с небезызвестной «Аум Синрикё». Хорошо хоть «Гухьясамаджа» и ей подобные пока не претендуют на православные храмы — делить церковное имущество в таком случае было бы гораздо сложнее.

Обсудить
«Послать на хер — это не на фиг»
Филолог Анатолий Баранов о том, почему не следует запрещать матерные слова
Застрявший между жизнью и смертью
Посещение спортивного магазина обернулось жуткой трагедией
Такие родные
От пятерок в школе до перестрелки — как карьера чиновников рушится из-за семьи
Михаил Лабковский: «Язык без мата, как борщ без томата»
О намерении депутатов повсеместно запретить нецензурную брань
«Большинство из них верят в духов»
Психолог Владимир Серкин о феномене современных отшельников
Ни поплавать, ни поездить
Самые странные санкции и неожиданные проблемы из-за них
Цена ошибки
Неправильно понятая депеша стала причиной начала Корейской войны
Останки Карлоса КастаньоРоман с кокаином
В Колумбии ультраправые наркокартели невероятно жестоко расправляются с леваками
Богемская рапсодия
Жертвоприношения, ритуалы и пьянство в самом закрытом мужском клубе США
Африканский «боярышник»
Как спиваются жители Черного континента
Тюнинг бюджетных тачек
У вас «Логан»? Не отчаивайтесь — и его можно сделать очень крутым
Львиная доля
Лучшая автомобильная реклама «Каннских львов»
Тест: угадай звезду по машине
Чей этот розовый «Бентли»? А шестиколесный «Гелик»?
История полицейских авто Америки
Каким был и каким стал автопарк полиции США
Вите надо выйти
Соседи несколько лет травят москвича, который отказывается переселяться
Без свидетелей
Дома для тех, кто ненавидит соседей
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Классовая борьба
На смену дешевым квартирам в Москве пришел новый вид жилья
Да катитесь вы
Семейная пара отказалась от квартиры и поселилась в автобусе