Споемте перед стартом

Почему капитан МКС исполнил «Space Oddity» Дэвида Боуи

Крис Хэдфилд
Крис Хэдфилд
Кадр: YouTube

Капитан экипажа Международной космической станции Крис Хэдфилд снял на борту МКС видеокавер на песню Дэвида Боуи «Space Oddity». В своем твиттере астронавт написал: «С уважением к гению Дэвида Боуи — вот „Space Oddity“, записанная на МКС. Последний взгляд на мир». Песня, которую он записал, подыграв себе на гитаре, стала своеобразным прощальным жестом Хэдфилда: его миссия на орбитальной станции подошла к концу, и скоро он вернется на землю.

Астронавт Канадского космического агентства Крис Хэдфилд, помимо своего основного задания, в течение всего пребывания на борту МКС занимался удивительной работой. Он записывал видеоролики с научными экспериментами, рассказывал о быте обитателей орбиты, вел твиттер и общался с пользователями соцсетей, на вопросы которых о космосе он охотно отвечал (особенно на вопросы посетителей Reddit.com, о которых он вообще самого высокого мнения). К концу пребывания Хэдфилда на МКС количество читателей его твиттера превысило 800 тысяч человек, а сам космонавт сыграл песню, которую ему заказали именно на «Реддите».

На время вахты Хэдфилд фактически стал добровольным SMM-менеджером космоса, его главным популяризатором в мире, где скорость развития информационных технологий намного обогнала космическую, а само межзвездное пространство с каждым годом манит все меньше людей. Причин этому множество, возможно, иначе и быть не могло, но что такой человек на прощание сыграл именно «Space Oddity» кажется очень логичным. Эта песня — само воплощение романтики покорения космоса.

Дэвид Боуи написал «Space Oddity» в 1969 году; в ней поется о затерявшемся в межзвездном пространстве вымышленном астронавте майоре Томе, который переговаривается с центром управления полетами. Он скучает по жене и, вращаясь в своем корабле, как в консервной банке, видит такие звезды, которых не видел до этого никогда — и что ему ответить тем, кто остался на земле и спрашивает, за какую команду он болеет?

Первый хит в карьере Дэвида Боуи был первой рок-песней в истории, в которой чувства щемящего героического одиночества оказалось достаточно, чтобы она могла претендовать на космонавтский гимн. В каком-то смысле «Space Oddity» стала дистиллятом темы межзвездных путешествий в художественной культуре того времени, которая, несмотря на повальное увлечение космосом, к 1969 году явно не поспевала за инженерной мыслью.

Не поспевала, конечно, за некоторыми исключениями — которые со временем стали правилом. Боуи написал «Space Oddity» под впечатлением от фильма Стенли Кубрика «Космическая одиссея 2001 года», вышедшего годом ранее. Никто до гениального сумасброда Кубрика не снимал о космосе ничего подобного, такого, что передавало бы беспощадную красоту далеких звезд, жестокость бесконечности Вселенной, холод космических просторов, величие человеческого разума и хрупкость его жизни — до этого экранизации удостаивались разве что кретинские истории о том, как земляне в аляповатых скафандрах сражались на картонных планетах с резиновыми монстрами.

Впоследствии в интервью музыкант рассказывал, что был так потрясен увиденным в кинотеатре, что пересматривать картину ходил несколько раз. «Она заставляла музыку лететь ко мне», — говорил он.

Изначально Боуи пошел за поддержкой к «пятому битлу» Джорджу Мартину, однако тот отказался работать со в ту пору еще только начинавшим музыкантом. Тогда последний обратился к продюсеру Тони Висконти, с которым Боуи предстояли десятилетия совместной плодотворной работы, однако демо-версия не произвела впечатления и на него, и Висконти перенаправил артиста к Гасу Даджену. В работе над записью приняли участие Рик Уэйкман, Мик Уэйн, Херби Флауэрс и Терри Кокс.

«Space Oddity» стала первым популярным синглом Боуи, которых он ранее успел выпустить с десяток. Отчасти успех пришел к музыканту из-за того, что он выпустил пластинку 11 июня, то есть за месяц с лишним до того, как экипаж «Аполлона-11» во главе с Нилом Армстронгом высадился на лунную поверхность. Песню успели заметить сотрудники «Би-Би-Си», которые решили озвучивать ею космические трансляции — в качестве альтернативы у них была только «Fly me to the Moon» из репертуара Фрэнка Синатры и легкомысленная поп-песенка «Space Cowboy» ансамбля Стива Миллера — ну а песня Оскара Фельцмана «Заправлены в планшеты космические карты», которой сопровождались сообщения о полете Юрия Гагарина на советском телевидении, сотрудникам британской вещательной корпорации не подходила по ряду понятных причин.

Примечательно, что сотрудники «Би-Би-Си» не пускали в эфир песню Боуи до тех пор, пока не получили известий об успешном возвращении миссии Армстронга. Тем не менее песню услышали все жители Великобритании. Так Боуи добрался до 5-го места в хит-параде. В США сингл «Space Oddity» не поднялся выше 24-го места, но начало было положено. К слову, позднее честолюбивый Боуи записал еще и итальянскую версию «Space Oddity» под названием «Ragazzo solo, ragazza sola» («Одинокий парень, одинокая девушка»), очевидно, не желая упустить аудиторию, до которой был способен дотянуться. Правда, к этому моменту две итальянские группы Equipe 84 и The Computers выпустили по собственной версии оригинальной песни, а в переводе, который спел Боуи, не было ни слова про космос.

А ведь смысл был именно в нем. Впрочем, Боуи все отлично понял, и со «Space Oddity» начался его космический период, вслед за которым пришла и слава. Майор Том впоследствии появился еще в нескольких песнях (чего стоит одна «Ashes to Ashes»), сам музыкант постриг хипповские локоны, забросил фолк-роковые каноны и через пару лет явил миру свое альтер-эго — Зигги Стардаста, спустившегося со звезд андрогина в плаще с блестками. Дэвид Боуи стал иконой глэм-рока, а в этой ипостаси — сверхпопулярным артистом, во многом определившим звучание поп-музыки на десятилетия вперед.

Слово «глэм», «glamour» можно перевести на русский как «обаяние», а в 1969 году, по воспоминаниям очевидцев, возможность очаровываться хоть чем-то была жизненно необходима, чтобы отвлечься от ощущения безысходности. Лето любви прошло, к власти в разных странах пришли Никсон, Каддафи, Чаушеску и Голда Меир; повсюду войны, перевороты и политические убийства; The Beatles еще не распались, но уже не разговаривают друг с другом, еще живы Джоплин, Хендрикс и Моррисон, но уже звучит рашпилем полный отчаяния и ярости голос Игги Попа. Тем, кому с ним и его коллегами было не по пути, космос в этой ситуации казался спасением. Пораженные недугом современности, жители планеты следили за тем, как их земляки на орбите делают стыковки и расстыковки — и им, понятно, хотелось того же. Добавляли свое и научная фантастика, которая заставляла поверить, что в космическом будущем жить будут иные, лучшие люди, и завершившаяся психоделическая революция, благодаря которой для путешествий между звездами ракеты были не так уж необходимы.

И сегодня, в 2013 году, «Space Oddity» идеально подошла событию, хотя у Хэдфилда, безусловно, был выбор. Космической музыки с 1960-х появилось много. В том числе и буквально — музыки в космосе. НАСА, к примеру, любит отправлять в звездную даль произведения композиторов-землян. Так, бесстрашные «Вояджеры», посланные искать край Солнечной системы, несут с собой сочинения Баха, Моцарта, Бетховена, Луи Армстронга, Чака Берри и других. А марсоход «Кьюриосити» утром каждого сола (марсианских суток) в качестве побудки выдает в эфир что-нибудь новое — последней композицией, переданной им, была «Don’t Worry, Be Happy» Бобби Макферрина.

Что же до песен о космосе, то их со времен фильма Кубрика и сингла Боуи было записано немало. Однако «Space Truckin’» группы Deep Purple на акустике не звучит, как и «The Final Countdown» группы Europe; в песне Лу Рида «Satellite of Love» есть антинаучное «satellite’s gone way up to Mars» («спутник отбыл на Марс»); в хите The Police «Walking On the Moon» любовь сравнивается с прогулкой по Луне — что как-то не в тему на орбитальной станции в условиях невесомости (которые, кстати, дали Хэдфилду возможность очень эффектно изобразить на видео строчку «I’m floating in a most peculiar way» — «Я парю в воздухе самым необычным способом»). «Space Bound» Эминема принизил бы пафос происходящего, а перепевать отчеты из путешествий по бесконечности за авторством Pink Floyd , напротив, было бы чересчур для видеопослания человека, который на орбите работал по расписанию, а в перерывах рассказывал, как чистить зубы в невесомости.

Сам Дэвид Боуи сразу отсалютовал Хэдфилду, ответив на его твит словосочетанием «Hallo Spaceboy» — так называется песня музыканта 1996 года, героем которой также является майор Том. Немного наивная, как и любая искренняя восторженная романтика, песня «Space Oddity» идеально подошла к научно-фантастической потусторонней рутинности быта космонавтов, от описания которой замирали сердца подписчиков Хэдфилда. И кажется, он выбрал самую правильную песню прежде всего для них, то есть для тех, кто, оказавшись в открытом космосе, отреагировал бы фразой: «О боже, тут полно звезд!»

Обсудить
«Солнце светит потому, что там горит нефть»
Российские профессора иностранных вузов о студентах, абитуриентах и своей работе
Роковые яйца
Как случилось, что прожиточный минимум стал еще меньше
Владимир Путин, Валентина Матвиенко, Вячеслав Володин и Юрий ЧайкаКто последний?
Будет ли Россия исполнять решения западных судебных инстанций
«Дорожники разорятся на штрафах»
Кто виноват в крупных автокатастрофах на федеральных трассах
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Франсуа ФийонПравый друг
«Пророссийский кандидат» Франсуа Фийон — фаворит президентской гонки во Франции

Не твой, вот и бесишься
Что нужно продать, чтобы купить новый MacBook Pro 2016
Иллюстрация к испарению черной дырыСпорная дыра
Хокинг предложил новое описание черных дыр
FILE - This is a  Tuesday, Oct. 14, 2014 filoe photo of skulls and bones are stacked at the Catacombs in Paris, France. The subterranean tunnels, which once gave refuge to smugglers and saints, cradle the bones of some 6 million Parisians from centuries past. The Catacombs form a dark, 200-mile (322 kilometer) underground labyrinth beneath the City of Light.  (AP Photo/Francois Mori)Кровавая жатва
Как загадочный паразит жестоко и мучительно убивал древних римлян
Ремня получишь!
Когда автосимуляторы кажутся детям слишком скучными, они похищают настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи