Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Грешное и нежное

Братья Коэны, Озон и Таисия Игуменцева в Каннах: обзор «Ленты.ру»

Кадр из фильма «Внутри Льюина Дэвиса»

15 мая в Каннах открылся 66-й по счету кинофестиваль, председателем жюри которого на этот раз является Стивен Спилберг. Смотр стартовал «Великим Гэтсби» База Лурмана: уникальный случай в каннской истории, когда фестиваль открывался фильмом, уже вышедшим к тому моменту в широкий прокат. Другие премьеры первых дней Канн, пока недоступные обычному зрителю — в обзоре «Ленты.ру».

Так много осадков во время Каннского кинофестиваля, кажется, не выпадало последние лет десять. Фестиваль идет пятый день, дождь, сменяющийся с проливного на морось — столько же. Лучшая иллюстрация к стоящей в Каннах погоде — встреченная вблизи фестивального центра девушка, которая под интенсивным ливнем невозмутимо читала книгу, спрятавшись под небольшой зонтик. Поэтому особую актуальность и двойной смысл на фестивале в этом году приобретает все, что так или иначе связано с водой.

Больше всего ее в дебютном фильме Таисии Игуменцевой «Отдать концы» — одной из двух российских полнометражных лент (наряду с «Майором» Юрия Быкова) в официальной программе Канн-2013, а потому заслуживающей особого внимания. В работе молодого режиссера, выпустившегося не так давно из мастерской Алексея Учителя во ВГИКе, речь идет об отрезанной от всего мира деревне, жители которой из телевизора узнают о грядущем наступлении конца света. Новость заставляет героев в ускоренном темпе решать собственные проблемы — в основном любовного толка, но судный день приходит слишком быстро, в назначенный «Останкино» час начинает идти дождь и становится понятно, что мир в одно мгновенье не исчезнет. Как и в случае звездной короткометражки «Дорога на», победившей в прошлом году в каннской программе короткого метра «Синефондасьон», Игуменцевой в ее первой большой картине удалось создать свой собственный мир, узнаваемый с начальных кадров и населенный уже знакомыми типажами — одного из них играет Сергей Аброскин, постоянный актер Таисии. По количеству деталей в кадре и проработанности героев «Отдать концы» можно сравнить с фильмами Уэса Андерсона и Эмира Кустурицы, но в отличие от старших товарищей у Игуменцевой на сто минут экранного времени, к сожалению, не всегда хватает сюжета. Станет ли это препятствием в борьбе за Золотую камеру, на которую претендует фильм, представленный 18 мая в секции спецпоказа, станет понятно только по итогам фестиваля.

В основной конкурс, который традиционно включает звездные имена, россияне не попали. Его программа в 2013 году очевидно делится на две части: это американские фильмы, словно специально подобранные для председателя главного жюри Стивена Спилберга, и все остальные фильмы, для всех остальных. Обратимся к самым ярким конкурсным премьерам первых дней фестиваля (обычно каннское расписание составляют таким образом, чтобы фестивль набирал обороты ближе к середине, а значит можно предположить, что главное еще впереди).

«Эли» (Heli) испанца Амата Эскаланте — открывающая основной конкурс картина, в которой исследуется природа насилия. Главные герои фильма — трудящаяся на автомобильном заводе семья рабочих, младшая дочь которых влюбляется в военного по имени Бенто, укравшего кокаин после специальной операции по уничтожению партии наркотиков. Солдат отдает наркотик своей возлюбленной на хранение, в результате обрекая на жестокую расправу и саму девушку, и ее семью. Сцены насилия в фильме ученика Карлоса Рейгадаса изображены с дотошными подробностями, прежде всего провоцирующими шок у публики (в частности, в кадре поджигают мужские половые органы). Но в Каннах к такому не привыкать — можно, например, вспомнить «Антихриста» Ларса фон Триера, в котором датчанин подвергал героев и более изощренным пыткам. И все бы ничего, вот только высказывание Эскаланте оказывается вторично по отношению к его же недавнему фильму «Ублюдки».

По-настоящему неожиданно было увидеть насилие у китайского режиссера Цзя Чжанке — любимца фестивалей и критиков, обладателя «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля за драму «Натюрморт». В каннском конкурсе его новый фильм «Прикосновение греха» (Tian zhu ding), основанный на газетных заметках и состоящий из четырех самостоятельных новелл, пролога и эпилога. Общая тема у всех историй — классовое неравенство, которое, по мнению режиссера, является злокачественной опухолью современного Китая. Примечательно, что первая новелла напоминает сразу два недавних российских фильма, в острой форме критикующих устройство современного отечественного общества — «Долгую счастливую жизнь» Бориса Хлебникова и «За Маркса...» Светланы Басковой. Но, если судить по «Прикосновению», в Китае с этим дела обстоят едва ли не хуже — высший класс не прислушивается к проблемам бедных, наоборот, лишь ужесточая ситуацию — используя кнут без пряника. Низший класс в отсутствие диалога вынужден прибегать к оружию или кончать жизнь самоубийством — как герой одной из новелл. И выхода за пролитой кровью не видно.

В отличие от уже описанных конкурсных фильмов, братья Коэны в новой картине «Внутри Льюина Дэвиса» — вымышленной биографии начинающего фолк-музыканта, чье имя и вынесено в название — на этот раз совсем обошлись без насилия. С одной стороны, это кино вообще мало похоже на то, что Коэны делали раньше: очень лиричное, поэтичное, нежное что ли. С другой, построение сюжета тут сугубо коэновское, обстоятельства, как это обычно происходит у братьев, вновь беспощадно управляют человеческой судьбой, а для особенных фанатов творчества режиссеров есть даже символическое камео актера Джона Гудмана. Еще один приятный сюрприз — появление в финале Боба Дилана. Примечательно, что это второй в фильмографии Коэнов фильм, главный герой которого — творческая личность. Первый — «Бартон Финк» (в нем фигурирует сценарист в исполнении Джона Туртурро), за которого Коэны в 1991 году получили сразу три награды в Каннах: «Золотую пальмовую ветвь», «Серебряную премию за лучшую мужскую роль» и «Лучшего режиссера». Возможно, история повторится вновь — у «Льюина Дэвиса» для этого есть все шансы.

Не менее лирический фильм снял другой конкурсант — постоянный гость Канн Франсуа Озон. «Всего 17» в первую очередь завораживает главной героиней — молодой французской актрисой Мариной Вакт. Она играет 17-летнюю студентку Сорбонны, которая в свободное от учебы время занимается за деньги сексом со взрослыми мужчинами. Фильм уже все успели окрестить современной версией «Дневной красавицы» Луиса Бунюэля, где соответствующую роль исполнила Катрин Денев. История, провокационная для 1967 года, оказалось актуальной и провокационной и сегодня — с поправкой на омоложение начинающей проститутки. Как и Коэнов, «Всего 17» уже купили для российского проката, премьера назначена на конец августа. Официальный синопсис прокатывающей компании гласит следующее:

«Лето, осень, зима, весна… Первое любовное томление, первые страдания, первая страсть… Четыре времени года, как четыре песни — в жизни 17-летней французской девушки, блуждающей в поисках любви, в поисках себя…»

Учитывая все последние нововведения в российском законодательстве, прокатчики явно остерегаются раскрывать зрителям настоящий сюжет фильма. Тем неожиданнее для зрителя — он окажется лицом к лицу с вопросами, которые поднимает Озон и которые у нас официально поднимать не принято.

Отдельного упоминания заслуживает премьера нового фильма культового 84-летнего чилийского режиссера Алехандро Ходоровски «Пляски реальности» (La danza de la realidad), состоявшаяся в рамках внеконкурсной программы «Двухнедельник режиссеров». Это первый за последние 16 лет фильм Ходоровски, но режиссер не растерял за годы молчания ни творческой энергии, ни таланта. «Пляски» являются игровой автобиографией самого Ходоровски, в котором за исключением разве что серьезности присутствует все, за счет чего режиссер когда-то заработал себе репутацию: безумие, фантасмагория, безудержная фантазия, карлики, инвалиды, люди в разнообразных масках.

Вместе с Ходоровски фильм публике представил автор еще одной конкурсной картины «Только Бог простит» Николас Виндинг Рефн, оказавшийся большим поклонником творчества классика мирового кинематографа и сознавшийся, что когда-нибудь хотел бы стать на него похожим. Получилось у Рефна это или нет, станет понятно только на этой неделе — когда в Каннах состоится премьера его собственной работы. Также впереди еще — «Венера в мехах» Романа Полански, «За канделябрами» Стивена Содерберга, «Небраска» Александра Пэйна, «Выживут только любовники» Джима Джармуша.