Новости партнеров

Берегись автомобиля

Активиста Вадима Коровина отпустили под подписку о невыезде: репортаж «Ленты.ру»

Вадим Коровин во время заседания Одинцовского районного суда
Фото: Денис Вышинский / ИТАР-ТАСС

Одинцовский райсуд отказался в понедельник, 3 июня, отправлять под арест активиста Федерации автомобилистов России Вадима Коровина. На жесткой мере пресечения настаивали представители Следственного комитета, обвинившие Коровина в применении насилия по отношению к представителю власти: полторы недели назад известный гражданский активист якобы отказался пропускать на Рублево-Успенском шоссе кортеж с мигалкой, а затем наехал на полицейского. Однако позицию следствия не поддержала даже прокуратура.

«Коровин и не думал о том, чтобы бежать из России. Он остался, он надеется на своем примере всем показать, что справедливый суд возможен. Вадим всеми силами будет доказывать свою правоту. Так и запишите, — чеканит адвокат Фарит Муртазин. — Смотрите: уголовное дело возбудили 27 мая, пришли за ним 30 мая. У Коровина было дофига времени, чтобы убежать». Муртазин — вместе с двумя другими адвокатами Вадима Коровина, Сергеем Бадамшиным и Олегом Беловым — в очередной раз ждет начала процесса в Одинцовском районном суде.

В прошлом — бизнесмен, в настоящем — участник протестного движения и координатор Федерации автомобилистов России, Коровин был задержан 24 мая на Рублево-Успенском шоссе. По версии следствия, Коровин, управлявший Toyоta Camry 2004 года выпуска, не уступил дорогу сотрудникам автоинспекции и наехал на дежурившего на трассе инспектора ГИБДД Юрия Кирилова, «наградив» того кровоподтеком в области голени.

Коровин эти обвинения отрицает: по его словам, он не пропустил машину Audi A8 заместителя министра МВД Виктора Кирьянова (по другой версии, в ней сидел сам Владимир Колокольцев), объезжавшую пробку по встречной полосе. Невиновность Коровина, по его словам, подтверждается данными видеорегистратора. Запись была изъята у автомобилиста в день задержания; ее изучают следователи подмосковного СК. Два дня Коровин провел в ОВД «Барвиха».

В понедельник, 27 мая, Следственный комитет возбудил против него уголовное дело по статье «Применение насилия в отношении представителя власти, опасного для его жизни и здоровья» (ч. 2 ст. 318 УК РФ). Помимо этого Коровин был признан виновным в совершении правонарушения по статье КОАП 19.3 — якобы он не показал инспектору Кириллову документы на управление транспортным средством.

События развивались стремительно: 27 мая УВД по ЦАО Москвы начало в отношении Коровина проверку «в связи с кражей парковочных столбиков от здания Генеральной прокуратуры». Судя по всему, речь идет об акции ФАР, состоявшейся в марте 2013 года, когда активисты «Синих ведерок» собственными силами ликвидировали незаконную парковку возле здания Генпрокуратуры.

В связи с проверкой в компанию Коровина с характерным названием «ООО Ланселот», занимающуюся производством редких фильмов (в частности, эта компания выпустила фильм «ФСБ взрывает Россию»), пришло письмо, подписанное заместителем начальника отдела экономической безопасности и противодействия коррупции А.В. Зайцевым. ГСУ требовало предоставить «документы о назначении генерального директора и главного бухгалтера, документы на занимаемое помещение и экспликацию офиса», а также все «виды лицензий, когда-либо выданных».

30 мая в квартиру Коровина на Минской улице пришли с обыском. «У меня весело. Сейчас в дверь позвонили оперативники. Дверь не открываю, жду адвоката», — написал Коровин в твиттере.

На пятницу, 31 мая, в Одинцовском районном суде было назначено два процесса в отношении Коровина — по административному и уголовному делам. В тот день судья Светлана Журилкина отложила разбирательство на 72 часа, удовлетворив ходатайство прокуратуры о необходимости сбора дополнительных доказательств — для обоснования ареста. Коровин остался под стражей в Одинцовском ИВС.

Вторая попытка пришлась на понедельник, 3 июня. В полдень перед залом толпились многочисленные активисты и журналисты. Коровина, одетого в полосатую футболку и джинсы, завели в зал в 12.05, а вывели в 12.10. По ходатайству адвокатов защиты разбирательство по административному правонарушению их подзащитного было отложено на 11 июня. «Мы им пытаемся помешать, — с язвительным смешком комментирует действия защиты Сергей Бадамшин. — По всему видно, что следствие торопится: обвинение Вадиму предъявили только что, в конвойной. Они хотят его стремительно посудить по двум делам, приговор огласить в коридоре, а потом расстрелять где-нибудь за гаражами». Закончив последнюю фразу, Бадамшин указал рукой на заоконный пейзаж: рыночная площадь, берущая разбег от здания суда, «Макдоналдс» и — действительно — несколько гаражей-«ракушек» на пыльном горизонте.

В 17.00 в сопровождении приставов Коровин вновь прошел по коридору на разбирательство по уголовному делу. Формально 72-часовой срок заключения истек полчаса назад, но это пока никак не отразилось на его судьбе.

«Вашу личность мы удостоверили 31 мая. Скажите, в ней ничего не изменилось?» — Журилкина начала заседание с парадоксального вопроса. Коровин ответил отрицательно.

После этого следователь Вагиз Бекяшев попросил приобщить к делу протокол об административном правонарушении: Коровин не уплатил дорожный штраф в 300 рублей. Ходатайство удовлетворили.

В качестве ответного жеста один из адвокатов Коровина, Олег Белов, попросил приобщить к делу дополнительные бумаги о состоянии здоровья Коровина: согласно им, у Коровина — остеопатическая энцефалопатия, астенический синдром, миодистония, ангиопатия артерий. Справки были приобщены.

Затем адвокат Муртазин попросил приобщить к материалам дела несколько поручительств: в том числе от журналистки Ольги Романовой, оппозиционеров Сергея Давидиса и Константина Янкаускаса, архитектора Сергея Шарова, режиссера Владимира Мирзоева. Журилкина удовлетворила ходатайство адвоката, документы легли в дело.

Позже судья зачитала ходатайство следствия: «Поскольку Коровин активно препятствует расследованию дела, учитывая дерзкий и циничный характер преступления, есть основания предполагать, что он продолжит заниматься преступной деятельностью», — перечисляла судья. Вдобавок на допросе Коровин признал, что «мог задеть [инспектора ГИБДД] Кириллова — случайно, ненамеренно».

Следствие предсказуемо попросило оставить Коровина под стражей: мотивировав это, в числе прочего, тем, что обвиняемый «долго не открывал дверь перед обыском». И тут — совершенно неожиданно — слово попросила обвинитель Наталья Жарова, молодая, ярко крашеная блондинка, помощник городского прокурора Одинцово; от нее никто в зале не ждал ничего хорошего. Жарова мелодичным голосом объявила: «Прокуратура ходатайство следствия не поддерживает».

«На момент обыска обвинение Коровину предъявлено еще не было, он имел полное право никому дверь не открывать», — дополнила Жарова.

Как будто окрыленный надеждой, с места вскочил адвокат Белов. Он настаивал на том, что «ходатайство следствия формальное, без малейших обоснований». «Коровин мог уехать из Москвы, но он этого не сделал. Учитывая это, странно утверждать, что он препятствовал работе следствия! Каким это, интересно, образом?» — с сардонической усмешкой взывал к суду Белов.

«Подсудимый, вам есть, что сказать?» — обратилась Журилкина к запертому в «аквариуме» Коровину. «У меня была возможность доехать до Антарктиды и обратно, а я — перед вами», — громко сказал подсудимый, и недоуменно развел руками.

Судья удалилась на решение. В перерыве к журналистам подходил Муртазин: «Я уверен, Коровин сегодня поедет домой, его отпустят под подписку о невыезде. Можете смело отправлять новости в редакцию, осечки не будет».

Так оно и вышло: в ходатайстве следствию было отказано. Приставы вывели Коровина из зала. Через два часа с него была взята подписка о невыезде, и он уехал домой.