Тише, ораторы!

ОНФ учредил себя как общественную организацию

Учредительный съезд ОНФ
Фото: Денис Вышинский / ИТАР-ТАСС

В Москве прошел учредительный съезд Общероссийского народного фронта. Торжественная часть уместилась всего в 23 минуты, но и этого хватило, чтобы ОНФ из эфемерного клуба по интересам превратился в общественную организацию с исполкомом, уставом, сопредседателями, а главное с лидером — президентом РФ Владимиром Путиным. Фронт отныне позиционируется как помощник, не как конкурент «Единой России» в борьбе за власть и, по словам «фронтовиков», в выборах участия принимать не будет. Его цель: объединять неравнодушных (в том числе к президенту страны) граждан в борьбе за дело подъема России.

Двухдневный съезд Общероссийского народного фронта прошел в московском Манеже, и его отличительной особенностью было то, что доступ собственно народа к зданию, когда-то предназначавшемуся для военной муштры, был ограничен по максимуму.

Если в первый день работы съезда, 11 июня, металлическими решетками был огорожен только сам Манеж, то в День России полиция и Федеральная служба охраны закрыли всю Манежную площадь, Александровский сад, а заодно и Красную площадь. Народ в основном не жаловался. «Путин, наверное, приехал», — понимающе говорили прохожие. Делегаты и гости съезда получили уникальную возможность почувствовать себя как в зоопарке по ту сторону вольера. Москвичи и гости столицы изучали участников из-за решетки, фотографируя их на память.

Внутри Манежа с безопасностью все тоже было в полном порядке. «Можно ли будет за час до начала пройти в фойе и поговорить с делегатами?» — спрашивал я у организаторов. «Да вы что, нас самих туда не пустят», — отвечали они.

У учредительного съезда ОНФ была, в сущности, одна задача: как-то зафиксировать его место в российской политической системе. Написать и принять устав с манифестом, назначить руководителей. ОНФ, как известно, был создан в мае 2011 года с подачи будущего замглавы администрации президента Вячеслава Володина. А официально учредил его уже готовившийся вернуться в президентское кресло Владимир Путин. ОНФ был представлен публике как «широкая коалиция общественных сил для выработки и реализации долгосрочной программы развития общества». Звучало хорошо, но размыто: в следующие два года понять, что такое ОНФ и кто в нем состоит, было затруднительно. Во фронт вступали целыми предприятиями как, например, это сделало ОАО РЖД. Бывший первый вице-премьер Виктор Зубков летом 2011 года вообще записал в ОНФ все негородское население страны — около 38 миллионов человек. На том основании, что во фронт вступило возглавляемое им «Российское аграрное движение».

Фронт все эти два года продолжал жить своей жизнью. Его считали да и продолжают считать запасной площадкой для лидеров государства на случай, если у «Единой России» будет совсем плохо с рейтингом. В него вступали все новые и новые коллективы, а парламентские выборы в декабре 2011 года позволили говорить о новых скрепах, объединивших «Единую Россию» с ее народом — от «Фронта» партия провела в парламент целых 82 депутата. Но с организационно-правовой точки зрения фронт все равно все это время попадал под определение «наша семья — это странное нечто». Этот съезд все исправил.

11 июня состоялось несколько заседаний рабочих групп: по подготовке устава, по разработке структуры руководящих органов ОНФ. Разрабатывали декларацию участника фронта и прочие программные документы. В промежутках между заседаниями «фронтовики» спускались к сидящим в подвале Манежа журналистам и рассказывали, что же происходит наверху. Фраза «Работа идет конструктивно и плодотворно» прозвучала столько раз, что ею можно было заменить официальную вывеску «Центральный выставочный зал» на фронтоне Манежа.

Член Общественной палаты и главред журнала «Эксперт» Валерий Фадеев уверял, что движение не будет бороться за власть, а станет существовать параллельно с ней. «Уровень доверия ко всем партиям падает», — сетовал он. «Решения должны приниматься не только в кабинетах, но и гражданами тоже. И ими же реализовываться», — внушал директор Института социально-экономических и политических исследований Дмитрий Бадовский. Главред журнала «Однако» Михаил Леонтьев как-то мимоходом предсказывал апокалиптические сценарии будущего России, но ОНФ, по его мнению, все же сможет помочь не допустить их реализации. «Фронт — это площадка для неравнодушных граждан», — на все лады повторяли прочие делегаты. С тем только условием, что они будут неравнодушны не только к проблемам страны, но еще и к Владимиру Путину лично.

«Нам было важно расставить акценты и объяснить, что фронт — он не против кого-то создан, а за Россию», — так депутат Госдумы Вячеслав Лысаков объяснял смену названия — в учредительных документах организация будет называться «Народный фронт за Россию». Лысакову указали, что в этом случае на смену довольно благозвучной аббревиатуре ОНФ придет корявая НФЗР. Но Лысаков ничуть не сомневался, что в массовом сознании фронт все же сохранится как ОНФ. Вице-спикер Госдумы Людмила Швецова рассказала, что фронт будет зарегистрирован как общественное движение. Членства в нем не предусматривается, «корочек» не будет.

Швецову спросили, на какие средства фронт будет существовать. «За чей счет здесь пирожки? — уточнила она. — Так все очень скромно же. А фронт, как и все общественные организации, будет существовать за счет пожертвований». «Съезд только начинается, потом все посчитаем», — небрежно обвел рукой помещения Манежа депутат Лысаков.

Перед торжественной частью съезда в зале для трансляций играла легкая джазовая музыка, на экранах показывали главный зал, где толпились делегаты. Сквозь музыку доносилось скандирования «Ро-сси-я!» и «ОНФ!». Зашедший к журналистам в подвал выпить кофе руководитель Театра эстрады Геннадий Хазанов не шутил: «Надо отличать тех, кто пришел сюда для личной выгоды, от тех, кто работает в интересах страны. В "Единой России" были люди, которые, скажем, так, не показали себя с точки зрения выражения интересов государства».

Отличить было сложно, но в зале собрались, пожалуй, все провластные политические, общественные, культурные и религиозные деятели. И.о. мэра Москвы Сергей Собянин сидел рядом с и.о. губернатора Московской области Андреем Воробьевым. Актер Михаил Боярский, похоже, завоевал пожизненное право находиться в помещении в головном уборе — чуть помятой широкополой шляпе. Депутаты Госдумы, губернаторы (один из них, кировский Никита Белых, после съезда уточнит, что глав регионов на съезд не позвали, а созвали), руководство «Единой России» — все приготовились к тому, что этот праздник затянется часа на три, но съезд, к которому готовились полгода, продлился ровно 23 минуты.

«Кто за создание Общероссийского народного фронта?» — вопросил Герой России, глава федерального оргкомитета (а по итогам съезда и глава исполкома) ОНФ Андрей Бочаров. Это был риторический вопрос. Устав ОНФ приняли не читая, единогласно и под скандирование: «Ро-сси-я!» С манифестом поступили так же; приветственные крики только усиливались, зал походил на фан-зону перед футбольным матчем. За избрание сопредседателей ОНФ голосовали даже без оглашения их фамилий (в итоге ими стали депутат Госдумы Ольга Тимофеева, ее коллега по парламенту, режиссер Станислав Говорухин и сопредседатель «Деловой России» Александр Галушка). Тимофеева, молодая и старательная бывшая журналистка из Ставрополья, была единственной, кто все же зачитал один из принимаемых документов — декларацию члена ОНФ. В ней говорилось о том, что члены ОНФ должны быть свободными, справедливыми, нравственными, честными, ответственными, а также порядочными и скромными. Цель же их — благополучие России.

Владимира Путина встречали стоя, аплодируя и скандируя: «Народ! Россия! Путин!» Президент РФ получал явное удовольствие. Он взошел на трибуну и прочитал речь о том, что цель Народного фронта — строить великую Россию, точнее, давать возможность всем желающим ее строить. «Нужно дать людям возможность использовать имеющиеся инструменты влияния на общественные процессы, искать новые инструменты, умело их применять. Нужно выдвигать новых людей, новых кандидатов, участвовать в выборах, выдвигать своих людей, востребованных для этих выборов», — говорил он. Один раз его прервали даже не овацией, а скандированием его фамилии. Путин улыбнулся и замечаний делать не стал. Президент еще сказал про честную, открытую и эффективную власть и про то, что народ может требовать ее как в больших городах, так и в дальних поселках.

Речь была завершена, прогремел первый аккорд гимна России. Но тут с места встал Станислав Говорухин, и гимн драматургично заглох. «У меня вопрос такой, довольно дурацкий, — обратился к собравшимся Говорухин. — Кого изберем лидером движения? Что? Голосовать будем? Других кандидатур нет?» Других кандидатур, конечно, не было, и Путин вернулся к микрофону. Президент благодарил за поддержку и за доверие, оказанные ему и сейчас, и год назад, при переизбрании. «Мы сделали то, о чем многие находящиеся в этом зале предлагали, а именно — не забыть этот институт только как предвыборный, а сделать его постоянно действующим», — удовлетворенно подчеркнул он. «Мы на правильном пути», — произнес президент, и уж после этого все же заиграл гимн.

Путин вновь подошел к микрофону, поблагодарил всех, помахал рукой и удалился под нескончаемое скандирование. Как выяснилось, его уход одновременно стал и окончанием съезда.

Подрастерявшиеся делегаты повалили к выходу. Звучали реплики:«Бодренько!», «Самое короткое мероприятие в жизни», — а также: «Путин сегодня хороший был. Не пафосный и очень хороший». Депутат Госдумы Ольга Баталина явно не в первый раз за день внушала журналистам, что коллективного членства в ОНФ не будет, только индивидуальное. И вообще, главное не в массовости. В десяти метрах от нее считающийся либералом губернатор Белых объяснял, что сам он в ОНФ вступать не будет, но вообще «все, кто за нормализацию ситуации в обществе, заслуживают права на существование».

Делегаты выходили на зачищенную Манежную площадь и, кажется, даже радовались, что в этот выходной день у них внезапно появилось столько свободного времени.