Ни слова о миллионах

Алексей Навальный и Петр Офицеров допрошены по делу «Кировлеса»: репортаж «Ленты.ру»

Алексей Навальный на заседании Ленинского районного суда Кирова
Фото: Сергей Бровко / РИА Новости

В понедельник, 17 июня, Ленинский райсуд Кирова допросил оппозиционера Алексея Навального и его товарища Петра Офицерова. Они обвиняются в хищении более 16 миллионов рублей у местного деревообрабатывающего предприятия «Кировлес». Допрос продолжался полдня, и по его итогам все желающие смогли нарисовать занимательную картину ведения бизнеса в российской провинции, да еще и с участием государственного предприятия. Непонятным осталось только одно: кто и при каких обстоятельствах похитил эти миллионы.

На Ярославский вокзал Алексей Навальный приехал в шортах, рубашке-поло, кедах на босу ногу и без сопровождения в лице судебных приставов. Как сообщала «Лента.ру», на прошлом заседании Ленинского районного суда в Кирове оппозиционер отсутствовал, что позволило прокурорам выступить с ходатайством о его аресте, а судье Сергею Блинову, хоть ходатайство и не удовлетворившему, ― постановить доставить Навального принудительно.

Сам оппозиционер провел несколько суток в Москве плодотворно: успел и на допрос в Следственный комитет сходить, и стать кандидатом в мэры столицы. Он объяснил, что привод на деле свелся лишь к тому, что он показал судебному приставу билет на поезд в Киров и обязался использовать его по назначению.

«Здравствуйте, товарищи злодеи! Чего это вы меня арестовать хотели? Вы бы видели, с каким удивлением я трансляцию с заседания смотрел», ― обратился Навальный к гособвинителям, зайдя в зал суда. Старший прокурор Сергей Богданов выражения лица не поменял, младший прокурор Евгений Черемисинов смущенно заулыбался, глядя при этом в стол с бумагами.

На ходатайство обвинения об аресте Навального защита ответила почти симметрично. Адвокат Вадим Кобзев заявил отвод судье Сергею Блинову. Кобзев напомнил, что 11 июня защита предупреждала: 13-го числа Навальный в суд не явится, потому что в этот день у него допрос в СК. Тем не менее, анонсированная неявка вызвала в кировском суде нездоровый ажиотаж. Но главное, прямо в здании СК Навальному была вручена повестка в кировский суд на 17 июня. Это произошло на несколько часов раньше, чем судья Блинов в Кирове огласил эту дату. «Либо федеральный судья Блинов согласует даты с СК, либо ему в СК указывают, когда проводить суд. Что прямо свидетельствует о заинтересованности судьи в исходе дела», ― заявил Кобзев.

По его мнению, судья Блинов тем самым нарушил ряд постановлений Конституционного суда РФ, статьи Европейской конвенции по правам человека и даже международные принципы поведения судьи, выработанные в индийском городе Бангалор. «Выглядело это отвратительно, ― укорил не то судью, не то следователей Навальный. ― Доверие подрывает полностью. Следователь ухмылялся и всем видом своим показывал, что СК решает, что происходит в суде, а не сам суд».

Гособвинение ожидаемо выступило против ходатайства. Прокуроры заявили, что дата 17 июня была выбрана для заседания еще в конце мая, поэтому ничего удивительного в выписанной повестке нет. Судья удалился на одну из самых странных в юриспруденции процедур: думать, отводить ли ему самого себя или все-таки оставить. Вернувшись, судья Блинов сказал, что не нашел в себе никакой заинтересованности в исходе дела, и продолжил процесс. Начался допрос самих подсудимых.

― Что скажете по существу предъявленного обвинения? ― спросила Навального его адвокат Ольга Михайлова.
― По существу, это абсурдное обвинение, ― отвечал Навальный. ― Оно находится в противоречии с доказательствами по делу, с экспертизами и к жизни не имеет никакого отношения.

После этого Навальный вкратце напомнил, что приехал в Киров в январе 2009 года ― работать на общественных началах советником губернатора Никиты Белых. Одним из первых губернаторских поручений было проверить деятельность КОГУП «Кировлес» ― крупнейшего в области лесозаготовочного предприятия и одновременно самого проблемного. Тогдашний директор «Кировлеса» Вячеслав Опалев жаловался, что у предприятия накоплен излишек продукции и ему нужна помощь в ее реализации. Для этого, например, Белых и Навальный ездили в соседнюю Пермскую область ― договариваться о расширении квоты «Кировлеса» для поставок древесины на крупное предприятие «Соликамскбумпром». Тогда же Навальному позвонил его знакомый Петр Офицеров и поинтересовался, какие есть бизнес-возможности в Кировской области. «Избрание Никиты Белых стало событием, он не вылезал из телевизора и призывал бизнесменов приходить в Киров, так что звонок Офицерова стал одним из многих таких же, ― говорил Навальный. ― Я подумал, что раз он хочет покупать этот злополучный лес, то пусть приезжает».

Навальный подчеркнул, что Опалев и Офицеров познакомились самостоятельно и в дальнейшем Офицеров общался с Опалевым тоже самостоятельно (напомним, трое основных свидетелей обвинения, сам Опалев, его приемная дочь Марина Бура и экс-главбух «Кировлеса» Лариса Бастрыгина, утверждали, что Офицерова на предприятие привел именно Навальный). В то же время Навальный признал, что использовал своего будущего «подельника» для того, чтобы понять истинное положение дел в «Кировлесе». И вскоре Навальный пришел к выводу, что многомиллионные остатки продукции на складах ― фикция, на предприятии вообще нет единой сбытовой и ценовой политики, а продажа леса по тем правилам, что были приняты в этой госкомпании, противоречит российскому законодательству.

Вскоре после этого Навальный вступил в острый конфликт с Опалевым. Он завершился тем, что «Кировлес» предпринял попытку избавиться от Петра Офицерова ― «человека Навального» ― и заказал компании «Вятка-аудит» проверку. Она, в свою очередь, показала, что сотрудничество «Кировлеса» с созданной Офицеровым «Вятской лесной компанией» невыгодно. На совещании, где разбирались результаты проверки, Навальный с Опалевым поговорили на повышенных тонах, и последний ушел с совещания безработным. Но затем при поддержке еще одного советника кировского губернатора Андрея Вотинова (отбывает срок за мошенничество, причем ключевые показания на него дал Опалев же) и главы областного департамента госсобственности Константина Арзамасцева (находится в международном розыске по обвинению в хищении) Опалев вернулся. И Навальный, по его словам, после этого проблемами «Кировлеса» интересоваться перестал.

Навальный еще долго рассказывал в суде о прегрешениях Опалева, особо обращая внимание на то, что тот был не вполне честен, давая свои показания. Например, оппозиционер настаивал, что бывший глава «Кировлеса» солгал, когда утверждал, будто Навальный дал ему команду сбывать продукцию только через ВЛК. «Опалев незаконно перечислил фирме, где работал его сын, 45 миллионов рублей. Уголовное дело было возбуждено, а затем таинственно закрыто. Зато Опалев дал на меня показания», ― объяснял Навальный.

Вопросы стали задавать представители гособвинения, и особой остротой они не отличались. У Навального интересовались, был ли у него личный кабинет (именно там, по словам Опалева, советник губернатора познакомил его с Офицеровым), просил ли его Офицеров об использовании административного ресурса. Был ли договор «Кировлеса» и ВЛК стандартным или содержал заведомо невыгодные для «Кировлеса» пункты. А также есть ли у Навального знакомые в аудиторской компании Deloitte & Touche, которая выиграла конкурс на аудит «Кировлеса», который, правда, так и не был проведен.

Судья Блинов спрашивал, насколько близки отношения Навального и Офицерова, исходя из того, что в прослушке телефонных разговоров встречалась фраза: «Привет, ты спишь?» Навальный отвечал, что эта фраза ― лишь форма вежливости, подкрепленная еще и тем, что в Кировской области госучреждения работают с восьми утра. Судья поинтересовался также, почему это Офицеров, исходя из показаний, считал Навального начальством. То есть означает ли это, что советник мог давать Офицерову указания как подчиненному. Навальный отвечал, что слово «начальство» трактуется широко.

«Вот вам администрация президента начальство или не начальство? ― вопрошал Навальный судью. ― Формально-то не начальство, но при этом ведь все может быть». Судья Блинов улыбнулся и сказал, что вопросы тут задает все же он.

Начался допрос Петра Офицерова. Он заявил, что действительно приехал в Киров, наслушавшись интервью Никиты Белых. «Приехал в город на поезде “Вятка”, опросил таксистов, человек шесть, наверное, понял, что торговля лесом может быть хорошим делом», ― сказал он. С Опалевым он познакомился самостоятельно. «Я же взрослый человек», ― ответил он на уточняющий вопрос своего адвоката Светланы Давыдовой, не помогал ли ему кто. Создав ВЛК, Офицеров довольно долго, около двух месяцев, заключал договор с «Кировлесом», причем он показал, что документ был составлен не им и, тем более, не Навальным, а юристами этого предприятия; он лишь внес несколько пунктов, например, о штрафах за несвоевременную поставку продукции. То есть о кабальном и невыгодном партнерстве речи, по его словам, и не было.

Зато срывов поставок и поставок некачественной продукции со стороны «Кировлеса» было достаточно. «Из десяти поданных мной заявок на лес удовлетворялись две-три, а исполнялась одна, и то максимум наполовину», ― описывал Офицеров сотрудничество с «Кировлесом». Кроме этого, он уточнил, что действительно был в кабинете советников губернатора, когда туда вошел Опалев. И Навальный тогда действительно сказал: познакомьтесь. Только вот Офицеров уточнил: мол, мы уже знакомы, спасибо. Тем самым он опроверг показания Опалева, утверждавшего, что знакомство произошло именно в кабинете Навального, а никак не раньше.

Отчет «Вятки-аудита», на котором и закончились отношения ВЛК и «Кировлеса», Офицеров назвал «заказухой»: «Он имеет такое же отношение к аудиту, как ежик к инопланетянам». «Куда вы потратили прибыль, полученную от торговли с “Кировлесом”?» ― поинтересовались прокуроры. «Заплатил налоги, зарплату и аренду. Да у нас даже софт на компьютерах был лицензионным», ― отвечал им Офицеров. «Предлагал ли вам Навальный возглавить “Кировлес”?» ― спросили его прокуроры. «Мне однажды делали такое предложение, но я отказался», ― сказал Офицеров, не уточняя, кем именно предложение было сделано.

На этом допрос обвиняемых в хищении у «Кировлеса» более 16 миллионов рублей был завершен. Вопросов про эти деньги у обвинителей не было. Слово «хищение» при допросе вообще ни разу не прозвучало.

В судебном процессе настал черед стороны защиты. Адвокаты решили начать с оглашения письменных материалов по делу, и это может затянуться на несколько дней. В понедельник зачитывались результаты проверки рабочей группы по «Кировлесу». Она оценивала эффективность менеджмента предприятия, но, судя по материалам, оценивать было просто нечего. Были зачитаны и результаты проверки отношений ВЛК и «Кировлеса», проведенной правоохранительными органами. Проверка установила, что искомые 16 с лишним миллионов рублей ВЛК «Кировлесу» перечислила, а перечислений денег от ВЛК Навальному «не установлено». Сделанный уже после завершения отношений ВЛК и «Кировлеса» аудит последнего выглядел тоже, в общем-то, неутешительно. Достаточно сказать, что размер премий руководству «Кировлеса» по итогам 2008 года превысил размер чистой прибыли предприятия ― в ход пошли заемные средства.

После чтения письменных материалов дела сторона защиты планирует допросить своих свидетелей. Их будет тринадцать, тогда как обвинение привлекало около сорока человек. Известно также, что адвокаты будут настаивать на повторном допросе Вячеслава Опалева. Возможно, при участии этапированного из колонии в кировское СИЗО Андрея Вотинова. Кто будет допрошен, а кто нет, судья Блинов решит только утром 18 июня, после того как изучит ходатайство о допросе свидетелей.