«Странный административный зуд»

Владимир Путин предложил объединить Высший арбитражный и Верховный суды

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев и председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов
Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев и председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов
Фото: Михаил Климентьев / РИА Новости

Владимир Путин предложил объединить Высший арбитражный и Верховный суды. Выступая на Петербургском экономическом форуме, глава государства заявил, что сделать это следует «в целях обеспечения единых подходов к разрешению споров с участием как граждан, так и организаций, а также споров с государственной властью и органами местного самоуправления». Как будет происходить объединение, пока сказать трудно, но опрошенные «Лентой.ру» эксперты уже жалеют о предстоящем разрушении арбитражного судопроизводства.

Павел Чиков, глава правозащитной ассоциации «Агора», член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

Самое худшее, что можно было себе представить, ― это погубить арбитраж. В сравнении с судами общей юрисдикции арбитражный суд ― это средоточие порядка, процедуры, современных технологий, предсказуемости. Там главенствует состязательность, его система экстерриториальна, выведена за рамки границ регионов, поэтому не сильно зависима от региональных властей. В Арбитражном процессуальном кодексе ― единственном процессуальном кодексе ― прямо записано, что нарушение единообразия судебной практики является основанием для пересмотра судебных решений, то есть фактически введено прецедентное право. ВАС имеет невероятно продвинутую систему электронного правосудия. Все движение дела отслеживается в интернете, уведомление сторон происходит по интернету.

В мире, конечно, есть прецеденты, когда нет специализированных судов ― ни коммерческих, ни конституционного, а есть только один суд общей юрисдикции и над ними Верховный суд. Это США. Но мне непонятно, зачем это делается в России. Видимо, есть политический расчет сделать председателем нового суда Дмитрия Медведева, а [председателя ВАС Антона] Иванова ― его замом по арбитражу.

Алексей Кравцов, председатель Арбитражного третейского суда Москвы, член экспертного совета Мосгордумы по законодательству

Хочу напомнить, что раньше дела юридических и физических лиц рассматривались только Верховным судом, Высший арбитражный суд появился лишь в 1992 году. В итоге вместо одной здоровой появились две головы. Практика показала, что деятельность судов очень быстро начала пересекаться. Смотрите сами: коммерческие дела юридических лиц рассматриваются арбитражным судом, но при этом коммерческие споры физических лиц шли по линии Верховного суда. Обе инстанции пересекались все чаще и чаще, начала возникать разница в трактовках закона. Оба суда, к примеру, руководствуются Гражданским кодексом, но каждый трактует его по-своему. К чему это приводит? В первую очередь, к проблемам у конечного пользователя — того, кто в суд обращается. Единообразия нет, а элемент хаоса есть. И сейчас уровень правовой неопределенности достиг того момента, когда обе эти структуры действительно нужно объединить в одну. Сообщество третейских судей эту инициативу поддержит.

Людмила Новоселова, председатель Суда по интеллектуальным правам, бывшая судья Высшего арбитражного суда

Мне сложно комментировать решения, которые пока несут декларативный характер ― из имеющейся информации нельзя сделать вывод, какую организационную форму примет этот объединенный суд.

Что касается передачи всех коммерческих споров в суды общей юрисдикции (пока мы не знаем, идет ли речь о такой реформе), то, конечно, решением коммерческих, торговых вопросов должен заниматься судья, знакомый с коммерческим правом. Сливать арбитражные дела, которые требуют разрешения споров между инвестиционными компаниями на миллиарды долларов, с уголовными, семейными, гражданскими, по меньшей мере неразумно ― это вызовет снижение качества правосудия.

В какой-то мере арбитражная система вытащила в свое время страну из кризиса. Вы же помните, каким образом решались хозяйственные споры в 1990-е ― тогда Высший арбитражный суд приложил огромные усилия для того, чтобы эти споры разрешались наконец в суде. И в конце концов эта система заработала. ВАС также заложил систему исполнения по этим коммерческим спорам, он был инициатором создания этой системы.

Вы знаете, в нашей стране (если говорить об организационных проблемах и их разрешении) ничего не делается, если нет человека, нет команды, которые проталкивают какие-то решения. Нам нужен паровоз. Таким паровозом и выступал Высший арбитражный суд. В ВАСе было стремление улучшить правовые практики.

С этой точки зрения слияние системы арбитража с правом общей юрисдикции неправильно. Убивать эту систему с точки зрения государства ― это разбивать витрину, которую было бы не стыдно показывать нашим партнерам на государственном уровне.

Не надо понимать это как какое-то принижение судов общей юрисдикции ― я отлично понимаю, как тяжело им приходится работать с таким валом судебных дел, ― но сталкивать одну систему с другой можно только в том случае, если новая система вберет в себя все лучшее, что было в ее предшественницах. В общем, нельзя утрачивать позиции, которые были завоеваны дорогой ценой.

Александр Муранов, партнер в бюро «Муранов, Черняков и партнеры», доцент МГИМО

Я сразу же пошутил, когда услышал новость: «Путин запустил боян». Об объединении высших судов знали и говорили в юридическом сообществе последние полгода, это стало обсуждаться, как только было объявлено о грядущем их переезде в Санкт-Петербург.

Объединение Высшего арбитражного и Верховного судов несет определенные риски, будут и сложности, и проблемы, но я очень рассчитываю, что та структура, которая имеется в ВАСе, в том или ином виде сохранится. Я не исключаю, что объединенный суд не будет единым, а в нем будут две или несколько палат: коммерческая, по гражданским делам, административная (сейчас активно обсуждается идея системы административного правосудия), военная, например.

Однако лично я скорее негативно отношусь к объединению судов. По мне, так лучше было бы поменять руководство Верховного суда. Понимаете, в условиях конкуренции люди начинают думать, двигать вперед ситуацию с правом. Английское прецедентное право ведь так и выросло из конкуренции между судом канцлера и судами общего права ― так и у нас ВАС через свою конкуренцию с Верховным судом продвигал право вперед, обеспечивал движение, а сейчас все будет серенько так, по-советски.

Марат Давлетбаев, юрист, ответственный секретарь Координационного совета оппозиции

Мы стали свидетелями еще одного кулуарного решения. В демократическом обществе реформы должны идти снизу и разрабатываться на профессиональной основе, то есть предлагаться независимым судейским корпусом и профессиональным юридическим сообществом. Когда зампред думского комитета берет поручение президента под козырек, никакого профессионального обсуждения ожидать, увы, не приходится. И чем следовало бы в первую очередь озаботиться ― это обеспечением реальной независимости судей. Когда же реформы обусловливаются конфликтами председателей судов, а решаются президентом, их результат не может иметь устойчивый характер.

Генри Резник, президент адвокатской палаты Москвы

Ни малейшего резона объединять ВС и ВАС я не вижу. Судебная система за все эти годы устоялась, худо-бедно она работает. Арбитражный суд свою состоятельность доказал, коммерческие суды есть и в других странах, были и в дореволюционной России. Сейчас в арбитраже много дельных компетентных юристов. Появляются новые специалисты по корпоративному законодательству или налоговому праву. Для чего это ломать, бог весть. Я не думаю, что станет лучше. К тому же кому-то из высших судей, Вячеславу Лебедеву или Антону Иванову, придется уйти. Никак не могу взять в толк. В управлении судами ничего не изменится, качественный состав не изменится. Какой-то странный административный зуд. Глубины замысла я не понимаю.

подписатьсяОбсудить
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
Ангела МеркельЖизнь невозможно повернуть назад
Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона
MOBILE, AL- AUGUST 21: Republican presidential candidate Donald Trump greets supporters after his rally at Ladd-Peebles Stadium on August 21, 2015 in Mobile, Alabama. The Trump campaign moved tonight's rally to a larger stadium to accommodate demand. (Photo by Mark Wallheiser/Getty Images)«Мы были уверены, что Трамп — это просто клоун»
Политконсультант-республиканец о несбывшихся прогнозах и о будущем партии
Люди, живущие над войной
Деревенская глубинка сражающегося Йемена
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США