Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Награди себя сам

Чиновника из Кемеровской области подозревают в подделке боевого ордена

Обратная сторона «Красной Звезды», принадлежащей Николаю Петерякову
Фото: Светлана Локоткова / «Лента.ру»

Заместителя главы администрации Междуреченска (Кемеровская область) Александра Хуторного подозревают в подделке ордена «Красная Звезда». По мнению местных политических и общественных активистов, Хуторной присвоил себе награду, которая принадлежит другому, уже умершему воину-афганцу. Общественники направили письмо прокурору города с просьбой разобраться в ситуации. По данным Министерства обороны, один из орденов, которые Хуторной считает своими, в действительности в свое время вручили другому человеку. Несмотря на это, дознаватели не нашли оснований для возбуждения уголовного дела. «Лента.ру» разобралась в истории с липовыми орденами и фальшивыми мундирами.

Междуреченск — небольшой (100 тысяч человек), но очень гордый шахтерский городок на юге Кузбасса, в 60 километрах от Новокузнецка.

Здесь на площади, которую впоследствии назвали площадь Согласия, летом 1989 года началась забастовка шахтеров, переросшая затем в забастовочное движение по всей стране. Здесь же в 2010-м прошли массовые акции протеста после взрывов на шахте «Распадской», унесшей жизни 89 горняков.

Сейчас на площади Согласия вместо трибуны — фонтан, кругом газоны и скамейки; не забастуешь. В декабре 2012-го эту площадь исключили из списка мест для проведения митингов. Борьбой с митингами в этом городе занимается один чиновник.

В августе 1993 года на службу в городскую администрацию Междуреченска пришел бывший афганец Александр Хуторной. В 1984-м Хуторной окончил Новосибирское высшее училище, по образованию он — офицер-политработник и преподаватель истории. В Афганистане был секретарем комитета комсомола 733-го батальона охраны в Кабуле, затем помощником начальника политотдела 66-й бригады в Джелалабаде. Начав карьеру в Междуреченске с должности начальника штаба по гражданской обороне, Хуторной дослужился до заместителя главы города по связям с общественностью.

Все бы хорошо, но Хуторному очень не повезло с начальником отдела кадров, который устроился на работу в администрацию в конце 1990-х. Михаил Колесов тоже служил в Афганистане. Разбирая вверенное ему хозяйство, он обратил внимание на странную вещь: в копии орденской книжки Хуторного значились сразу два ордена «Красная Звезда».

— Я сразу понял, что это фальшивка, — рассказывает Колесов. — К каждому ордену выдается своя орденская книжка. Кроме того, вторая запись в книжке не была заверена ни подписью, ни печатью. Я сделал запрос в архив Министерства обороны, откуда пришел ответ, что старший лейтенант Хуторной получал только один орден. А про второй орден в архиве никаких данных не было. Я доложил ситуацию тогдашнему мэру Щербакову, и тот по-тихому уволил Хуторного.

Вспоминает Колесов и мундир, который Хуторной надевал на праздничные мероприятия, а потом передал в местный краеведческий музей:
— Ему этот мундир одолжил, дал поносить подполковник ВВС Севостьянов Николай Александрович, уже покойный. А в музее теперь значится, что это форма Хуторного! Он же вообще не имел права носить форму офицерскую, ее могут носить только те, кто отслужил 20 лет в армии. Он туда погоны майорские нашил и носил. И майора тоже неизвестно как получил. Уже когда в администрации работал, внезапно стал майором запаса.

Так бы и канула в лету история с непонятной звездой. Но уволенный Александр Хуторной не сдался и вернулся в администрацию Междуреченска на коне. В декабре 2010 года был смещен с поста мэра Сергей Щербаков. Новый мэр Вадим Шамонин в конце 2011-го уволил Колесова (который к тому времени дослужился до замглавы города по координации административных и военных органов), а затем вернул в администрацию Хуторного. Тот снова стал замглавы, но теперь уже не только по связям с общественностью, но еще и по административным органам.

В компетенции Хуторного оказались, в частности, городские митинги. Более чем за полтора года он лишь однажды подписал заявку на митинг, а отказал раз десять. Борьбу с активистами, пытающимися возродить былую протестную славу Междуреченска, он организовал виртуозно: заявка под любым абсурдным предлогом отклоняется, активисты это обжалуют, суд спустя две-три недели принимает решение о том, что отказ был незаконным. Дата митинга прошла, можно подавать заявку снова.

Вот пример мотивировки отказа: «Члены политических партий... не свободны в реализации своего права на участие в публичных мероприятиях, т.к. могут действовать только в соответствии с уставом политической партии. В уведомлениях... не указаны названия политических партий, что не позволяет органу местного самоуправления установить наличие у членов политических партий права принимать участие в публичном мероприятии».

Местные активисты долго думали, как достойно ответить Хуторному. Наконец один из них, исполнительный директор междуреченской ассоциации ТСЖ «Единство» Виктор Клеутин, вспомнил про давнишнюю сомнительную историю с орденами. В конце 2012-го он опубликовал в газете «Кругозор в Кузбассе» открытое письмо прокурору города с просьбой разобраться, нет ли в действиях замглавы Междуреченска составов преступлений, предусмотренных ст. 324 и 327 УК РФ (незаконное приобретение государственных наград, подделка документов и государственных наград).

Прокурор передал дело на расследование в органы внутренних дел. Результат был предсказуем.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела: «Опрошенный по материалу Хуторной А.В. пояснил, что он проходил службу в Советской Армии в 6-й отдельной мотострелковой Выборгской бригаде. В 1988 году состоялись указы президиума Верховного Совета СССР, где было указано наградить его орденом "Красной Звезды" (указы от 22.02.1988 г. и от 21.09.1988 г.). Хуторной А.В. пояснил, что он награжден двумя орденами "Красной Звезды" №№3792639 и 3794321, чему имеется документальное подтверждение. Незаконно орден Хуторной А.В. не приобретал, а именно был награжден согласно указа президиума ВС СССР».

Чтобы разобраться с двумя записями в орденской книжке Хуторного, полицейские обратились к начальнику отдела военного комиссариата Кемеровской области по городу Междуреченску, городу Мыски и Междуреченскому району. Военком Сергей Цесарский им пояснил: «В орденских книжках, как правило, делается одна запись (для каждой награды — своя орденская книжка). Во время проведения операций в респ. Афганистан награды выдавались в большом количестве, в связи с чем допускалось внесение нескольких записей в одну орденскую книжку. В орденской книжке записи заверяются одной подписью и одним оттиском печати. Таким образом, наличие одной подписи и одной печати не исключает достоверность и действительность сразу нескольких записей, сделанных в одной орденской книжке».

И самое интересное: «Согласно архивной справки ЦА МО РФ, орден "Красная Звезда" №3794321 вручен Петерякову Николаю Полиевктовичу. Награжден указом президиума Верховного Совета СССР от 04 октября 1989 года. Полные данные Петерякова Н.П. в справке отсутствуют. В ЦА МО РФ направлен запрос на представление данных (дата, место рождения) Петерякова Н.П. с целью дальнейшего установления его местонахождения и опроса о местонахождении его ордена "Красная Звезда" № 3794321, указанного в орденской книжке Хуторного А.В., однако до настоящего времени ответ на данный запрос не получен, Петеряков Н.П. не опрошен, в связи с чем не представляется возможным установить местонахождение указанного ордена до момента получения ответа на данный вопрос».

Таким образом, к февралю 2013-го дознаватели выяснили, что, с одной стороны, по утверждению самого Александра Хуторного, он получил оба ордена законно, а с другой — что по данным Министерства обороны орден с номером 3794321 выдавался другому человеку по фамилии Петеряков. Поскольку где он, этот Петеряков, и где его орден, никто не знает, то и оснований для возбуждения дела нет.

Активист Клеутин обжаловал отказ и 9 июня получил новый. На этот раз дознаватели даже выяснили, что Петеряков жил в городе Грязовец Вологодской области, но в декабре 2010 года скончался. А Хуторной, как следует из материалов дела, от дачи показаний отказался и высказался «против осмотра в его квартире». И потому выходит, что снова нет оснований для возбуждения дела: ведь подлинный орден так и не найден, а что же тогда подделано?

* * *

Грязовец находится в 400 километрах от Москвы, население — 15 тысяч человек. Почти все друг друга знают. И объясняют, что правильно — не «Петеряков» (как было написано в справке из архива), а «Питеряков».

Николай Питеряков родился в 1963 году в деревне Живоглотово Грязовецкого района Вологодской области. В 1981-м окончил ПТУ — по специальности «тракторист-машинист». В 1983-м призван в армию. Три месяца учебки — и в Афганистан, где стал наводчиком гранатомета АГС-17. Был ранен, лечился в Ташкенте. Домой вернулся инвалидом 3-й группы. Умер в 2010 году.

Вике, дочери Питерякова, 17 лет. Она учится в техникуме на бухгалтера. У Вики прошел последний экзамен — по бухучету, она получила четверку. Мы с ней едем в военкомат, начальнику которого родственники передали наградные книжки Николая Питерякова, когда пришли запросы из Междуреченска.

Военный комиссар Юрий Стригельский, начальник Грязовецкого военкомата, возвращает Вике орденские книжки ее отца и подтверждает, что согласно всем документам орден «Красной Звезды» под номером 3794321 вручался Николаю Питерякову и никому другому. А вторую запись в орденской книжке Хуторного комментирует так: «Все это ерунда. Не бывает "вторых орденов". Сразу вам могу сказать: два ордена в одной орденской книжке не записывается. Это все уже вписано позже. Я 28 лет в армии, шестой год в военкомате, и ни разу такого не встречал».

Но чтобы помочь робкому дознанию, нам этих слов недостаточно: нужно найти ордена и медали Николая Питерякова. Однако это, как выясняется, не так просто, поскольку у него было четыре брата и сестра, и кто из них забрал после похорон награды, Вика не знает.

Едем с Викой в деревеньку Слобода, что в 40 километрах от Грязовца — к одному из братьев ее отца. Деревня почти в лесу. До самого дома добраться можно разве что на тракторе, так что последнюю часть пути идем пешком. Но увы — наград Николая Питерякова там нет. Зато есть телефонный номер сестры Николая и ее мужа. Хоть и с большим трудом (связь практически отсутствует), но дозваниваемся.

Сестра высказывает предположение, что награды хранятся у Алексея, племянника Николая, который работает в ГИБДД в одном из районов Вологодской области и который занимался похоронами.

Звоним Алексею. Он подтверждает, что после похорон награды Николая остались у него. Однако говорит, что ордена «Красной Звезды» у него нет.

Мы возвращаемся с Викой в Грязовец. Нам остается разыскать еще трех братьев ее отца. И вдруг, уже поздно вечером, приезжает Алексей и привозит Вике все награды, среди которых — о чудо! — все-таки есть тот самый орден «Красной Звезды» за номером 3794321.

Вернувшись из Грязовца, я разыскиваю номер Александра Хуторного, у которого в орденской книжке с помощью какого-то волшебства появилась запись про награду, принадлежащую Питерякову. Звоню — и спрашиваю об этой «Красной звезде». «Вы знаете, я сейчас еду в электричке, — отвечает он. — Здесь плохая связь, перезвоните позже. Лучше завтра». В этот момент голос, объявляющий остановки, перекрывая слова Хуторного, бесстрастно произносит: «Следующая станция — Карай».

Редакция благодарит Максима Ковальского за помощь в подготовке материала.