«Само понятие города скоро исчезнет»

Притцкеровский лауреат — 2013 Тойо Ито придумал рецепт спасения человечества

Тойо Ито
Тойо Ито
Фото: Yoshiaki Tsutsui / AP

В начале июля в Москву приехал Тойо Ито — патриарх японской архитектуры и одновременно последний лауреат Притцкеровской премии — своеобразной «нобелевки» в сфере зодчества. Ито прославился своим проектом медиатеки в Сэндае (2001); его славу упрочил гуманистический проект по восстановлению жилья, разрушенного Великим восточнояпонским землетрясением 2011 года. В разговоре с «Лентой.ру» Тойо Ито рассказал, почему городов скоро не останется, отчего горожанин обречен на несчастье и куда обязан смотреть современный здравомыслящий архитектор.

«Лента.ру»: Кажется, что современная европейская архитектура все время очень хочет учиться у азиатской. Чему Азия может научить Европу?

Тойо Ито: На самом деле я не считаю, что в азиатской архитектуре есть что-то такое, чему должна прямо-таки бросаться учиться Европа. Архитектура — это такая вещь, которая переживает периоды всплеска в странах с хорошо себя чувствующей экономикой, что сейчас и наблюдается в Азии. Но из этого вовсе не следует, что в Азии в больших количествах возникают архитектурные идеи и концепции.

Азиатские города изначально — это архитектура, которая вписывалась в природу. Как правило, у азиатских городов нет четко очерченной границы. Такого рода вещи можно считать подсказкой тем, кто задумывается о судьбах архитектуры ХХI века.

Что современный архитектор, создающий современный город, должен заимствовать у природы?

Главными темами архитектуры ХХI века являются sustainability — устойчивость к внешним воздействиям — и экологичность. Однако на деле в современной архитектуре мы наблюдаем совершенно модернистские тенденции, то есть отделение архитектуры от природы. Я считаю, что архитектура должна преодолевать границу с природой. Их взаимодействие ведет, например, к экономии электроэнергии, то есть к большей экологичности жизни.

А можно примирить эти два противоположных стремления в архитектуре — к чрезвычайному авангарду и к подражанию природе?

Нет, мне кажется, это диаметрально противоположные, несовместимые концепции.

Сейчас, в ХХI веке, архитектура должна быть более интернациональной или, наоборот, выражать национальные идеи?

В крупных городах мы видим, что пространство интернационализировалось: мегаполисы практически неотличимы друг от друга. Я считаю, что региональные культурные и исторические особенности должны быть переданы в архитектурных решениях, нужно научиться выражать дух места. Это опять-таки наводит на мысль о важности открытости природе. В разных местах разные обычаи, разный климат — местный колорит везде свой. Если все это будет выражаться в архитектуре, разнообразие будет появляться естественно.

То есть положительным примером должны быть не мегаполисы, а небольшие региональные города?

Вплоть до сего момента люди чувствовали притягательную силу только больших городов, а региональные маленькие города могли восприниматься даже в отрицательном ключе — как захолустье и так далее. Я считаю, что это должно меняться. Необходимо пропагандировать индивидуальную силу региональных городов, и надо придумать, как именно это делать. И уже тогда, я уверен, будут появляться новые тенденции в городском планировании и в архитектуре.

А каким образом добиваться национальной самобытности в мегаполисе?

Смотрите, возьмем Токио. За последние сто с небольшим лет число коренных токийцев снизилось примерно до 10 процентов, все остальные — это «понаехавшие». И эти приезжие из провинции, по японской традиции, все равно разъезжаются каждый на свою малую родину на Новый год и летом на праздник поминовения усопших. В эти дни Токио пустеет. Получается, что у Токио есть экономическая мощь, есть возможности по трудоустройству, есть притягательность мегаполиса, однако все равно, по моему впечатлению, большая часть людей уже перестала испытывать интерес к жизни в Токио. Поэтому, конечно, можно размышлять, как быть с Токио, но мне думается, что лучше создавать условия, при которых людям будет хотеться вернуться в регионы. За такой концепцией, я считаю, будущее.

Давайте тогда продолжим разговор о регионах. В России существует такое явление, как моногорода. Как вам кажется, они обречены или есть способ их спасти?

В Японии тоже есть такой город, и вы все поймете, когда я произнесу его название — он называется Тойота. И я не чувствую притягательной силы в таких городах. Все-таки именно разнообразие приводит к наполненности социальной жизни.

Такие города построены вокруг заводов, то есть вокруг машины — чего-то противоположного природе. Как вернуть жителей таких городов к природе? Это же поворот на 180 градусов.

Нужны структурные изменения в первичном промышленном секторе, это наиболее примитивная область человеческих занятий. Человек изначально является частью природы и в ней живет, и возвращение людей в природу имеет большое гуманистическое значение. Людей, которые чувствуют, что постиндустриальное общество достигло своих пределов и перестало их удовлетворять, уже много. Поэтому общество, движущей силой которого является финансовая система, я думаю, будет меняться.

А каким практическим образом архитектор может приблизить горожанина к природе? Это озеленение, строительство пригородов или воспроизводство каких-то природных структур в зданиях?

Архитектура сама по себе — это отрасль, которая создает искусственное пространство, потом человек вокруг этого искусственного пространства какую-то зелень разбрасывает и считает, что все хорошо и замечательно, что беспокоиться не о чем. Это, конечно, не сущностное решение проблемы. Я считаю, что необходимо думать о создании городов, в которых архитектура сливается с природой.

Для азиатских городов единство с природой — это что-то естественное, изначальное? Для Европы подражание природе — это скорее интеллектуальная мода, которая приходит и уходит. Руссо там, романтики...

Да, это европейский взгляд на природу. А на Дальнем Востоке изначально не было понятия города. Когда стало увеличиваться население, в Азии были усвоены некие европейские концепции и возникло представление о городе в его современном виде. Наверное, иностранцу интересно смотреть на современные японские города, но я считаю, что то, что сейчас в них происходит, — это только хаос, путаница и неразбериха.

Как вам кажется, современные мегаполисы типа Москвы или Нью-Йорка — их еще можно соединить с природой? Или они уже обречены и проще строить новые города?

Нужно постоянно учитывать, что само понятие города скоро исчезнет. В Токио — прошу прощения, что я постоянно говорю о Токио, — уже через пятьдесят лет население должно, по идее, сократиться на четверть. Конечно, можно думать, как удержать его на плаву, но я считаю, что лучше озаботиться будущим всей Японии. Тот же Нью-Йорк — это, в общем-то, инородное тело в Америке.

В Москве, наоборот, население не убывает, а прибывает огромными темпами. Что надо делать, чтобы не было перенаселения и чтобы другие города, наоборот, не вымирали?

В Японии был такой же период, но он прошел. Смотрите, ведь население собирается там, где есть некая «фишка». Город должен притягивать, с одной стороны, и быть экономически состоятельным — с другой. Поэтому я, честно говоря, не могу вам ответить на этот вопрос, могу только задать его же.

Сегодня мы как раз говорили об одиночестве — допустим, об одиночестве молодежи, студентов, живущих в огромных городах, даже здесь, в России. И жители больших городов, будь то Нью-Йорк или Токио, остро ощущают это одиночество. Во всем мире в городах падает количество заключаемых браков, люди остаются одиночками. Я, конечно, не политик и власти не имею, но считаю, что чем зацикливаться на поддержке этих крупных городов, все-таки лучше повышать именно региональную привлекательность.

Следующий вопрос я хотел задать примерно о том же, об одиночестве. Каким образом архитектура может примирить жизнь человека в большом обезличенном городе с желанием оставаться личностью, сохранять индивидуальность?

Я считаю, что в современную эпоху обезличивание — это непреодолимый фактор. Есть технологии — и есть представление, что с их помощью человек становится хозяином природы. Я не говорю, что нужно полностью отказаться от этой концепции, но как-то пересмотреть ее, очевидно, надо.

Снизить использование технологии в повседневной жизни? Это же невозможно.

Да, это было бы неправильно; я не говорю, что это универсальное решение. Но необходимо осознать, что человек — это часть природы, а не хозяин, и исходя уже из этого думать, что сохранять, а от чего отказываться.

То есть получается, человек, живущий в большом городе, вдалеке от природы, обречен на то, чтобы быть несчастливым?

Я думаю так.

Если город как явление отмирает, что придет ему на смену?

Не могу вам сказать, но точно знаю, что город — это не все, не начало и не конец.

О вас говорят как об архитекторе-минималисте. В Европе минимализм — это обычно бунтарское, авангардное течение. А у вас это естественно-японское?

Когда я был молодым, у меня был минималистский период, отрицать его я не могу, но сам-то я не считаю себя таким уж суперминималистом (смеется). Особенно в проектах последнего времени: я и различные материалы использую, и различные факторы учитываю. Я не люблю и само слово «минимализм», и минималистскую архитектуру не люблю.

Вот оппозиция: простота и естественность — сложность и выдумка. Что вы выберете?

А почему вы решили, что естественные вещи — простые? Я считаю, что как раз наоборот. Что сложнее природы? Возьмем, например, дерево — как оно растет? Вот была одна ветка, потом разделилась на две — очень простой процесс, правда? Но перед вами тысяча деревьев, и каждое из них неповторимо — отчего так? Как возникают такие сложные экосистемы? И с другой стороны, берем любой технологический процесс — это штамповка, производство одного и того же.

В чем социальная ответственность архитектора?

Чрезмерная уверенность в возможностях технологии приводит к антигуманным решениям. Я думаю, что нам нужно, так сказать, оглянуться назад и раскаяться. Например, в Токио строятся жилые дома в несколько сотен метров высотой, в несколько десятков этажей. Это результат доверия к возможностям технологии. Но в 2011 году в районе Тохоку на северо-востоке Японии произошло землетрясение, которое наглядно показало, к чему ведет чрезмерная уверенность. Поэтому человеку не нужно задирать нос и думать, что он пуп земли.

Обсудить
В Россию вернулся «Прогресс»
Кто виноват в падении «Прогресса» и почему это — приговор космической отрасли
Чужими молитвами
В Лос-Анджелесе наградили лучшие видеоигры и показали будущие бестселлеры
Четыре мужика в одной палатке
Какие прелести таит продолжение японской культовой ролевой игры Final Fantasy XV
«Великобритания не знает, относится ли она к Европе»
Даг Уоллас о русской и британской литературе и самосознании
INDIO, CA - OCTOBER 14:  (L-R) Musician Keith Richards, singer Mick Jagger and musician Charlie Watts of The Rolling Stones perform during Desert Trip at the Empire Polo Field on October 14, 2016 in Indio, California.  (Photo by Kevin Winter/Getty Images)Че-то приуныли
Как The Rolling Stones записали первый альбом за 11 лет — возможно, и последний
Девочки или виденья
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Союзников» до «Плохого Санты 2»
Ленинград в зазеркалье
Как питерские фотографы-любители определили эстетику конца XX века
BEVERLY HILLS, CA - OCTOBER 04:  Internet personality Casey Neistat accepts the First Person award onstage the 6th annual Streamy Awards hosted by King Bach and live streamed on YouTube at The Beverly Hilton Hotel on October 4, 2016 in Beverly Hills, California.  (Photo by Mike Windle/Getty Images for dick clark productions)Закрой канал, я ухожу
Почему интернет-звезды отказываются от миллионов и завязывают с YouTube
Владимир Познер«Я за сопротивление хамству, бескультурью и мракобесию»
Владимир Познер о духовных скрепах, байкере Хирурге и поиске национальной идеи
Дмитрий МедведевПо секретным каналам
Где раскрываются тайны российской политики
Прикормленные детки
Как политическую элиту США посчитали сектой педофилов
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Выбираем лучший компактный седан
Длительный тест Octavia, Elantra, Corolla и Mazda3
Как полиция перехватывает машины
Полицейские лайфхаки или 8 инновационных способов остановить преступника
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Да он упоротый просто
Самые странные дома мира в фотографиях из Instagram
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить